laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
На stekloplast34.ru можно купить стеклопластиковую арматуру для любых целей.
laertsky.com  |  тексты  |  стихи  


Стихи Лаэртского. Лист 3

 
* * *

Посвящается некогда модному клубу "Пилот"

Развонялся, помню, с пистолетом
Пьяный крендель в модной дискотеке,
Где различные актрисы и актёры,
С телевизора ведущие погоду,
Шоу всякие там разные, программы,
Пили водку мексиканскую текилу,
С девками мочили разны танцы
Под ансамбль модный молодёжный,
Да судачили, потягивая "Данхилл",
Сидя за столами с всякой жрачкой.
Бабы, все в кокошниках и лентах,
Подносили блюда и бутылки,
А пустые тотчас уносили,
Внутрь хозблока шустренько внедряясь.
Лампочки светили сверху глупо,
Модная старушка шла, качалась,
Ну, а пьяный крендель с пистолетом
Как-то незаметно так съебался...

 
* * *

Одеяльце с шконки - швырь!
А на простыне сидит
Охуительный жучок,
Жук, жучишка, мужичок.
И, его увидев, вдруг
Замахал наш грудничок
Пухлыми ножонками,
Красными ручонками.
Слезки хлынули ручьём,
Я ему, блядь: "Сю-сю-сю" -
Ни хуя не помогло,
Обосрал простынку всю.

 
* * *

Сизокрылый голубок
С клювом приоткрытым
Коготками цок-цок-цок
Посреди проспекта.

Собачонка в чепчике,
Видно, пуделёк,
Тихо вслед за голубком
Лапками бом-бом.

Ну, а мы на самосвале
С пьяным Геной проезжали,
И всю эту лабуду
Подавили, блядь, в пизду.

 
* * *

Я по пяткам розовым
Грудничку дебильному
Палкою бамбуковой настучу.
И не потому, что я
Злой такой и грубый,
Или эпатировать публику хочу.

Просто этот грудничок,
Падла пухлорылая,
Постоянно срёт, орёт,
Сраной соской чавкает,
И ведет себя, блядь, так,
Словно все обязаны,
На хуй побросав дела,
С ним сюсюкать, нянчиться.

А теперь лежит, молчит,
Мрачный и понурый
И не хочет рисковать
Собственною шкурой.

 
Сельские пейзажи

Баба в шортах джинсовых
С тоненькой косичкою,
С голубыми глазками,
В беленькой футболочке,
С тихою улыбкою
На губишках пухленьких,
Растопырив пальчики,
На комбайне ехала.

В небе птицы каркают
И собаки тявкают
На селе, что поотдаль
Трубами дымит.
Мальчик рыжекудрый
С цинковым ведёрком
С кошкою под мышкой
За водой бежит.

Но, увидев бабу,
Напугался мальчик,
Поседели кудри,
Кошка наземь - ёбс!
Комбайнёр смеётся -
Насадить на косу
Бабу в шортах джинсовых -
Это высший попс!

 
* * *

Посвящается модному конкурсу "Овация"

Пизданул фразу хуёвую
Посредине банкета пышного,
Получил пиздюлей охуительных
И на улицу за ухо выведен.
Грустный стою, размазываю
Сопли, по грелке текущие.
Никогда не пойду больше, на хуй,
На вручение сраной "Овации"!

 
* * *

Ебошат со страшной силой
Урлаки друг друга по ёблам,
И подойти поближе -
Это значит лишиться здоровья.

А здоровья и так, блядь, мало,
Ни хуя, блядь, здоровья нету,
Было б оно - подошёл бы
Любопытства ради поближе.

Бабы визжат визгливо,
Как обычно всегда визжат бабы,
Когда лупят по ёблам друг друга
На глазах у них с силою страшной.

Так визжат, что доносятся визги
До метро, где ларьки пивные,
К которым припиздил я бойко
От греха на хуй, на хуй подальше...

 
* * *

Завтра будет очень стыдно
Бабе глупой, что насрала
При скоплении народа
В переходе, блядь, подземном.

Куриц с дынями нажралась,
Алчно чавкая ебалом,
Газированным шампанским
Пузо жадно залила.

Ясен хуй, что прихватило
Так, что копчик раскалился.
Зря орала только людям:
"Разойдитесь, срать хочу!"

Все подумали, что в жопу
Или просто ебанутка...
Но гляди - дымится куча,
Не прошло, блядь, и минутки.

 
* * *

Горло, на хуй, отказало,
Блядь, в пизду глотать не хочет,
Хорошо, что не Карузо я,
А то б хуёво было
Песни петь из всяких арий.
Ну, а так - и хуй с ним, с горлом,
Можно и через воронку
Пива влить туда бутылку,
И с борщом поставить клизму,
Чтоб капустой не забились
Бронхи, на хуй, да трахеи,
От ноздрей растут что к лёгким.

Вот с котлетами сложнее -
Стану вегетарианцем,
Или, на хуёвый случай,
В борщ бефстроганов добавлю.

 
* * *

Посвящается Паше Молчанову

Соседская девочка-даун
С косичкой играет в мячик,
А как может играть в мячик
Даун - подумайте сами.

Очень грустное зрелище,
По радио - срань господня,
Надо, деньги чтоб сэкономить,
Отказаться от радиоточки.

Вчера ковырял в зубе
Спичкой в сортире унылом,
Сегодня, блядь, пяткой на пломбу,
Завтра начнет гноиться.

Почему все всегда со мною -
То еблом о такси вот, вспомнил,
Теперь вот пяткой на пломбу,
Подмести надо было сразу.

Мудаки звонят постоянно,
Погода - пиздец какой-то,
Вот и сидят, блядь, дома
И звонят от не хуя делать.

С бабой ещё поругался,
Ну, а хули она, в самом деле?
А, пойду-ка, блядь, поиграю
С соседской девочкой в мячик.

 
* * *

Какие-то вокруг одни дебилы,
А также дебилята, даунихи
С приспущенными грязными чулками
И в глупых с кружевами панталонах.

И смотрят как-то, знаешь, неприятно,
С каким-то даже малость отвращеньем -
Мол, дескать мы тут все и всё такое,
А ты тут как-то... в общем, грустно очень.

Пробыть здесь долго трезвым невозможно,
Уйти тотчас же - как-то некрасиво,
Обидятся - в другой раз и не пустят,
А больше, в общем, некуда податься.

 
Актриса

Когда ты плачешь - мне смешно,
Мне кажется, что ты хорошая актриса.
Ну что с того, что я случайно
Убил вчера твою любимую собачку?

Ты вспомни, как она кувыркалась,
Смешно вертела хвостом вонючим...
Упала, словно сырое тесто.
Ну надо же так откормить зверюгу!

Ну, хватит хрюкать и вытри слезы,
А то сердиться я начинаю,
Смотри, а то на свете станет
Еще поменьше одной актрисой.

 
* * *

В безоблачном небе кружит самолет,
Ищет, наверно, во что бы хуйнуть,
Машет приветливо крыльями, блядь,
Ёб твою мать, заебал тут летать!

На тенистом пруду я ловил пескарей
И, момент улучив, кинул в небо кирпич,
Самолету отшиб весь пропеллер в пизду,
Ебанулась машина изящная вниз.

Прямо в пруд ебанулась, подняв кучу брызг,
Пескари разлетелись и прочая дрянь,
На поверхность же всплыл, радуя глаз,
Храбрый летчик Гагарин с кувшинкой в ноздре.

 
* * *

На фанерной доске с гвоздями
Мчится ребёнок с горки.
Колыхается пухлый помпончик
Над смеющейся детской головкой,
Развевается пёстрый шарфик,
Раздувается капюшончик -
В общем, блядь, веселится, как может
Каждая часть туалета.

И собачка прыгает рядом,
Тузик - визжит от восторга,
А птицы на крыше школы
Наблюдают хуйню всю эту.
Вот закончилась горка внезапно
Грязной проезжей частью,
По которой "Зилок" с мебелишкой
Хуячил со страшной силой.

И Тузик, со всей, блядь, дури,
На хуй, ёбсь, в пизду, под колеса,
Струйку кала метнул, и, взвизгнув,
Колесо обернул своей шкуркой.
Что с ребёнком стало - не знаю,
Потому что хуйню всю эту
Мне поведали глупые птицы,
Что сидели на крыше школы.
А птицы съебались сразу,
Лишь к собачке пиздец подкрался,
И в таком щас находятся шоке,
Что несут квадратные яйца.

 
* * *

Испуганные люди
Вертелись возле тела,
Напомнившего им,
Что может быть так с каждым.

Валялась девка мрачно,
Свои раскинув ноги
По лужицам весенним
Да поперёк дороги...

Из сумочки-малютки
На ветре шелестели
ДоллАры, марки, франки
И смятые колготки.

И "Запорожец" мятый
Стоял, понурив фары,
Водитель в сраной кепке
Курил, икая нервно.

Приехала машина
Патрульная, с мигалкой,
И два сержанта бравых
Бумаги составляли.

А я, поцокав зубом,
Пошел домой тихонько,
Купив пакетик супа
И колбасы сто граммов.

 
* * *

Во цеху печатном быстро
Шпинделя вращаются,
Бойкие печатники
Задорно улыбаются,
Девки моложавые,
Юные наборщицы,
Носят шрифты всякие,
Радуя печатников.
Всем сегодня хорошо -
Трудятся на совесть,
И из радио в цеха
Льются песни всякие.

Только я один прилип
К аппарату серому,
Одаряет он меня
Газировкой свежею.
Я с похмелья, плохо мне,
Шпинделя ебал я
Заодно, блядь, со шрифтом -
Лишь бы газировка!
Пил весь вечер напролет,
Чтобы, блядь, не видеть
Окружающих меня
Ёбаных сограждан.

 
* * *

У сестры - охуенный понос,
Брызжет жопа, подобно фонтану,
Её мать не пустила сегодня
В дискотеку плясать дископляски.

Но сестра огорчилась так сильно,
Что одной головы ей мало
И её организм холёный
Привлёк к эмоциям жопу.

И когда я в сортир ломанулся,
Где пишу я стихи обычно,
Там стоял унитаз обговённый,
Будто Памятник Вечным Обломам.

 
* * *

Подъём, герои! Труба дудит!
Пора одевать носки!
И под знамёна вставать стремглав,
Пока здесь еще полки.

Не то съебутся полки без нас,
Спасаясь от злых врагов,
А нас враги захватят в плен.
На хуя это нам?

Враги - они на то и враги,
Чтоб опасаться их.
Быстрее, друзья! Собирайтесь в путь!
Уёбывать нам пора!

 
* * *

Тяжело терпеть обиду
От озлобленных людей,
Щас пойду, возьму оглоблю,
Всем отвешу пиздюлей.

 
* * *

По асфальтовой дороге
Пиздюхал с бабищей гопник -
Весь мордастый и румяный,
Аккурат как та бабища.

Но бабище тут внезапно
В жопу врезались трусищи
И в кусты она полезла,
Чтоб их, значит, там расправить.

А на гопника ее, бля,
Тотчас урлаки напали,
Стукать стали по варёнке,
Что на нём была одета.

И побёг он по аллее
В направленьи каруселей,
Позабыв свою бабищу
Во кустах с трусами вместе.

Ей же, дуре, как нарочно,
Мочевой пузырь припёрло -
И давай она журчать, блядь,
Из кустов своих вонючих.

Урлаки же, блядь, подумав,
Что в кустах трубу прорвало,
Рассмеялись пьяным смехом
И съебались, слава Богу.

 
* * *

Губа треснула - болит, сочится.
И ведь хуй поцелуешься с бабой,
А она так и лезет, волчица,
Чувствует немочь и хочет
Здоровее казаться, сильнее.
Соберусь сейчас, сгруппируюсь
И в табло ей дам посильнее.

 
* * *

Белозубая девчонка
Посредине тротуара
Как позавчера упала,
Так по сей день и лежит.
А прохожие уныло
Задирают ноги выше,
Чтобы не задеть случайно
Ей по харе каблуком.

Пташка мелкая синица,
Щебеча, на грудь ей села,
А в песочнице соседней
Лепят дети куличи.
Я винтовочку почистил
И убрал за шкаф подальше -
Хорошо стреляет, стерва,
Аж приятно на душе.

Белозубую девчонку
С середины тротуара
Хмурый дворник дед Володя
За ногу да поволок.
Завтра, баком громыхая,
На помойке охуенной
Белозубую на свалку
Отвезут весну встречать.

 
* * *

Капусту вместе с кастрюлей
Выбросил на хуй в окошко,
Поскольку они провоняли
Дуэтом веь холодильник

В полёте артисты эти
Подцепили птицу дурацкую
И все это трио дебильное
Ебанулось на тетку хохляцкую.

На балконе стою, задумался...
Я, вообще-то, поклонник квинтетов.
Снял штанцы и канат подбросил
К лежащему снизу квартету.

 
На посту у Мавзолея

Руки с ногами мелко дрожат,
В пузе бурчит так, что вообще,
Очи краснеют, как хочется срать,
Но мне нельзя - я на посту.

Я на посту номер один,
За мрамором спит любимый наш вождь,
Но ежели я пёрну - то обосрусь,
А ежели не пёрну - то просто умру.

Напротив застыл Егоров Антон,
По бледному лбу муха ползёт,
Да эти всё щелкают всышками, блядь,
А мне вот ужасно хочется срать...

Но что это? Ёптыти! Смена идёт!
Куранты ебучие бьют наконец!
В казарму с Антоном нас поведут,
Там сгонит он муху, а я отосрусь.

 
* * *

На верблюде по пустыне
Ехал я под солнцем жарким,
В бурдюках вода протухла,
Жопа сильно запотела.

Но внезапно показалось
Впереди мне странным что-то,
А, подъехав чуть поближе,
Различил я пару девок.

На одной одеты были
Лишь трусцы, и те мужские,
А другая ей цедила
Молоко из сиськи левой.

Соскочив с верблюда быстро,
Я к ним кинулся с надеждой
Молочка хлебнуть чуточек,
Не подохнуть чтоб от жажды.

Но они, меня завидев,
Испарились моментально,
Лишь одни трусы остались
На песке лежать уныло.

 
* * *

У модной эстрадной певицы
Матросня в животе взбунтовалась,
В микрофон Примадонна вцепилась,
Побледнела и обосралась.

Хорошо, что под пышными юбками
Срамоты этой жуткой не видно,
Впереди еще много песен,
Это немного обидно,

Я бы даже сказал, опасно -
Вдруг проступят ужасные пятна!
Каково это - быть Примадонной,
Я надеюсь, теперь вам понятно?

 
Хомячок Рома

Хомячок по кличке Рома
Жил в малюсенькой клетчонке,
Что стояла на окошке
В сраном женском общежитии.

Рома был любимцем женщин,
И они его кормили
Кто орешком, кто морковкой,
Кто печеньем, кто овсянкой.

Днем Роман дремал, свернувшись
В шерстяной комочек белый,
И тогда его стремились
Не будить и не тревожить.

А как ночка наступала -
Начиналася работа,
Вместо мужика был Рома
Добрым женщинам приезжим.

Залезал он им в пиписьки
И вводил в оргазм их этим,
И они его любили,
Берегли и охраняли.

 
Письмо Алёнке

Не горят фонари под окнами,
Снег уныло, как перхоть, падает,
Тихо так, лишь собачка далёкая:
"Гав-гав-гав" - слух немного мой радует.

Вам пишу я письмо это страстное,
Вам, чьи очи меня опьяняли,
Вспоминаю, как ждал у уборной,
Пока Вы в той уборной ссали.

Всё прошло и должны мы расстаться,
На заре ухожу я в солдаты
Вместе с Федькой из цеха соседнего
И Алёхой, его родным братом.

Вы простите, нет сил моих более
Встретить Вас, и обнять, и проститься.
На дежурстве ночном с автоматом
Буду думать о том, как Вам спится.

Так прощайте, Алёнка, родная,
Коль не так что - простите, ей-богу,
А сейчас я письмо отправлю
И пойду посру пред дорогой.

 
Хомячок Тимка

Хомячок ангорский Тимка
Жил с подружкою лохматой
Во просторной чистой клетке,
Где водилось много корма.

Писал Тимка только в банку,
Что стояла там специально
Вместо, значит, туалета
Хомячиного, ебёнать.

А его подружка Зойка
В банку раком залезала
И, пописав, отряхала
Лапки прям в кормушку Тимки.

Днём они тихонько спали
В теплом ящичке укромном,
А ночами вылезали
Жрать, ебаться и резвиться.

Шло все славно, но однажды
Хомячиха промахнулась
И написала не в банку,
А на белу шерстку Тимки.

Хомячок взгрустнул, понятно
И зубами, блядь, вострЫми
Как хватнет за письку Зойку,
Так что та аж завизжала.

Тут хозяин их проснулся,
Весь упыханный, нетрезвый,
Вынул Тимку он из клетки
И еблысь ему по нОздрям!

Тимка лапками засучил,
Хрюкнул, пёрнул и скончался.
Зойка жить одна осталась
И ссала, где ей хотелось.

 
* * *

Того, кто водку пьёт без меры
И баб без устали ебёт,
Кто за окурок из анашки
Продаст страну и весь народ -
За яйца надо бы подвесить
К высоковольтным проводам!
А коли нет яиц - за сиськи
Иль просто врезать по мордам.

А баб, что ходят в джинсах всяких,
Волнуясь жопами, как шторм,
Послать бы надо к эфиопам,
Иль к папуасам, блядь, на корм.
Лишь морякам в тельняшках бравых
Не стоит, люди, делать зла!
А если уж кого и пиздить -
Так то их боцмана, козла.

 
* * *

Ливерпулец краткострижный
Во очках затёмных гарных,
С дипломатом новым чёрным
Брёл по станции "Кузьминки".

А навстречу, шаг чеканя,
Пять солдат в бушлатах рваных,
Все в ушастых серых шапках,
В рукавицах и ушанках,

Во значках десантных блёстких,
В сапогах цок-цок, как кони,
Поравнялись с ливерпульцем
Солдатушки-ребятушки.

То ли закурить спросили,
То ли час который нынче,
Только вижу, замелькали
Кулаки и бутсы всяки.

Полетели разны брызги
Из соплей, зубов и крови,
Ливерпулец охуевший
Замотал разбитым рылом,

Дипломат свой черный бросил
И уёбывать помчался,
Обгоняя эскалатор,
Поскакал, вопя истошно.

Бравы наши солдатушки,
Ребятушки разудалы,
Вслед за ним помчались, громко
Матерясь и чертыхаясь.

На перроне опустевшем
Дипломат валялся чёрный.
Я его открыл и вижу,
Что он полон денег всяких.

Я купил на них "Ямаху",
Ритм-энд-бокс, примочки всяки
И записываю песни,
Восхваляя в них солдатов.

 
* * *

В женской бане пахнет дурно
От подмышек, жоп и сисек,
Светы, Лены и Наташи
Тут активно письки мылят,
Оли, Иры да Марины
Ссут, под душем маскируясь...
Я же, банщик, парень славный -
Той по жопе стукну мягкой,
Ту за сиську дерну в шутку,
Той в пизду засуну палец,
Я поддам немного пару,
Чтоб похуже видеть было,
Как на склизкой узкой лавке
Буду драть я Алевтину.

Алевтина - это девка.
Голенаста да сиськаста,
Ходит в баню не чтоб мыться,
А чтоб легче возбуждаться.
Голых сисек строй нахальный
Возбуждает дюже похоть,
Лесбиянит Алевтина
Девок в грязной раздевалке,
А затем, когда устанет,
На неё я взгромождаюсь
И разбрызгиваю семя
Ей на ляжки и на стены.

 
* * *

Зоркое ушко старушки
С балкона следит за дитями,
Под домом которые бегают,
Малыши неразумные сраные.

Я тоже когда-то бегал
По раздавленным помидорам,
Банка из-под которых
Сверху упала следом.

До сих пор в трёх местах из черепа
Осколки торчат с этикетками,
О которые рвутся шапки
И уходит на них всё пособие.

А без шапки холодно очень -
В коридорах костных гуляет
Ветер, разъёба хуева,
Громыхая ушей перепонками.

Оторвал бачок унитаза
Вместе с чёрным помпончиком ручки
И, прицелившись, вниз захуячил,
На детвору щебетавшую.

Но, ебёна мать, промахнулся...
И попал по затылку старушке,
Которая сразу обмякла,
Вся в осколках, снегурочка хуева.

Детвора из-за ручки пиздится,
Я от страха под шкап забился,
А зоркое ухо старушки
В травке лежит, слезится.

 
* * *

Уйдите, мухи, от меня,
Уйдите, мухи, прочь,
Терпеть ваш гадкий хоровод
Сегодня мне невмочь.

Вчера ещё куда ни шло,
Но только не сейчас -
Сегодня мне Она дала,
Сегодня не до вас.

 

  laertsky.com  |  тексты  |  стихи
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017