laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 178  


Погибшие команды - "Жемчужина"

Вообще-то этот рассказ - не только о "Жемчужине", но и о городе, который она представляла. Или представляет - с уверенностью отделить фактическую смерть "Жемчужины" от клинической сейчас нельзя. Вроде бы еще осенью сочинцы отчаянно царапались в компании себе подобных в самом подвале таблицы зоны "Юг", но теперь команды в общепринятом понимании этого слова попросту не существует. Игроки находятся в других городах на расстоянии телефонного звонка, персонал клуба - и того дальше (хотя врача в команде и в ходе сезона не было), а база наглухо заколочена. База, поясню, - это небольшой домишко на территории одного из сочинских санаториев. Туда всегда было непросто подъехать - из-за крутизны местных дорог и глубоких трещин в асфальте. Зато там теплилась футбольная жизнь. В холле весело постукивал пинг-понговый мячик, на балконах сохли майки с гетрами, а Вера или Надя очень даже сносно кашеварили на первом этаже.

Сегодня там отключено все, кроме воздуха. Но даже без газа, света или воды, которые дадут не раньше, чем будут уплачены 120 тысяч рублей, обсыпающаяся база привлекательна и для "Жемчужины", и для городских властей. Клуб, которому санаторный домик никогда не принадлежал, хочет вернуться туда снова - если выйдет из комы, конечно. Все равно больше некуда. Что же касается города, то он намерен сделать из базы еще одно пристанище для туристов. Чтобы, значит, приезжали они туда - и деньги за это платили. Получать деньги с туристов всегда приятнее, чем тратить их на футбол, не правда ли?

Своего стадиона у "Жемчужины" отродясь не было. Сочинский "Центральный" - федеральная собственность, и все попытки выкупить ее или взять в аренду всегда натыкались на жесткое московское "нет". Видимо, у Госкомспорта на эту симпатичную 12-тысячную арену были свои виды, которые, правда, видами и оставались. Пускай, мол, будет стадиончик на балансе. Место хорошее - авось когда и пригодится.

Cкромность украшает президента

Что же такое - нынешняя "Жемчужина"? В общем-то не что, а кто. Нынешняя "Жемчужина" - это Арсен Найденов, тренер, ее родивший. И провожающий нынче в последний путь. Он, как обычно, одинок в своих футбольных порывах и, как обычно, ищет деньги. То одного в оборот возьмет, то другого прихватит, с кем-то встречается, изучает сочинскую розу политических ветров, чтобы знать, кому отсутствие в городе футбола невыгоднее. Одновременно ищет себе новое место работы - на тот случай, если "Жемчужина" все-таки помрет. Но гарантирует, что за один сезон оформит команде с нормальным финансированием повышение в классе.

К огромной обиде Найденова, мало кто из президентов клубов воспринимает его всерьез.

- А ведь я никогда не был только организатором или выбивателем денег, - сетует Найденов. - Я тренер, игру ставил, учил атаковать и защищаться. И выигрывал, пока не лег на операционный стол. Если просил деньги, то только потому, что, кроме меня, это некому было делать. А сейчас здоров, но снова стою у разбитого корыта и занимаюсь проклятыми деньгами, потому что кто-то когда-то угробил творение моих рук.

Найденов почти всерьез планирует продать свой дом на сочинской Объездной дороге - жить не на что, да и долги остались. А последнего президента "Жемчужины" недавно "замели" за связи с чеченскими террористами, что само по себе почти анекдот, только очень мрачный. Кстати, история прихода этого человека в команду - тоже достойный образчик черного юмора.

Прошлым летом я позвонил Найденову, чтобы спросить, как идут его дела на ниве вечной нищеты и попрошайничества.

- Нашел! - выдохнул в трубку Найденов. - Спонсора нашел - президентом у нас будет!

- Кто такой, откуда?

- Из Москвы, чеченец. Зовут Адам.

- А фамилия как?

- Понятия не имею - видел его всего один раз. То ли Карамов, то ли Таранов...

Я зашел в поисковый сайт, набрал оба варианта фамилии, но дело ограничилось знатным пивоваром, который, как известно всей стране, любит жену помещика Козявкина. Набрал на всякий случай и еще один вариант - "Адам Тарамов". Тут вылезло что-то связанное с "Норд-Остом" и даже с подозрениями в помощи двоюродному брату - одному из организаторов теракта на Дубровке... В общем, как тогда казалось, совсем не то, что мне было нужно.

Позвонил самому Адаму - Найденов дал телефон. Представился. Спросил:

- Говорят, вы решили возглавить сочинскую "Жемчужину?

- Я бывший спортсмен, люблю футбол и хочу помочь хорошему человеку Найденову, - ответил собеседник с кавказским акцентом.

- Мы об этом напишем. Скажите только свою фамилию, чтобы сочинские болельщики знали, кто их спаситель.

Это предложение на том конце линии явно сочли неприличным, и в трубке раздались короткие гудки. Спаситель явно не жаждал популярности. На "Жемчужину" в итоге он потратил 60 тысяч долларов, которые, кстати, позволили ей не сняться с чемпионата. А через полгода Тарамова арестовали. Как писали, он передал сепаратистам миллион долларов.

Асфальтовая броня

Наверное, можно задаться вопросом: а способен ли вообще футбол укорениться на сочинской почве? В конце концов, курортные города весьма специфичны. Своих футбольно ориентированных слоев там почти нет, а у заезжих другие приоритеты - пляжно-ресторанные.

Только ведь можно вспомнить, что во Франции есть "Канн" и "Ницца" с Лазурного берега, а также нынешний лидер чемпионата - "Монако". В Испании - "Мальорка" и "Тенерифе", в Турции - "Антальяспор". Да и в Сочи еще помнят времена, когда на "Спартак" или ЦСКА собирался полный стадион, в то время как на "Рубин" в первой лиге ходило от силы пять тысяч представителей миллионной Казани. В лучшие годы "Жемчужина" отнюдь не прозябала, и конкуренты ее побаивались.

То есть дело не в курортной ауре, а в отношении к футболу. Если его любить и поддерживать, команду можно и в Норильске создать. А если наплевать на него с высокой колокольни, то футбол и в Манчестерах с Ливерпулями загнется. Не говоря уже о Сочи, который, даже по российским меркам, к больным футболом городам не отнесешь.

Кстати, у Сочи есть побратим в Англии - город Челтенхэм. Улица, ведущая от Курортного проспекта к Мацесте, называется аллея Челтенхэма. Думаю, англичане ее никогда в глаза не видели, иначе они либо разорвали бы братские узы, либо перестелили на ней асфальт за свой счет. Хотя перестилать там по большому счету нечего.

Через такой вот асфальт и пришлось пробиваться 13 лет назад побегам сочинского футбола. Пожалуй, имеет смысл вспомнить, как это было. Хотя бы для того, чтобы понять, почему ничего не выходит сейчас.

Что значит "делать команду"

26 декабря 1990 года Найденову позвонил тогдашний мэр Сочи Сергей Дерендяев.

Найденов тренировал кемеровский "Кузбасс", но в межсезонье находился дома, в Новороссийске. Там, собственно, они с Дерендяевым и познакомились: один в свое время работал в администрации города, второй возглавлял новороссийский "Цемент".

- Приезжай, будем делать команду, - сказал страстный фанат футбола Дерендяев.

- Ждите, еду, - ответил Найденов.

Отсюда вытекает первое условие: футбол в России возможен только при наличии персоны, которая его любит и готова эту любовь материально подтвердить. Футболу не важно, будет ли это фанатеющий олигарх или одержимый болельщицкими страстями чиновник (в конце концов, разница лишь в том, что один дает народные деньги, а другой - свои личные, которые в большинстве случаев тоже когда-то были народными).

Это не только первое, но и самое главное условие жизни футбола в России. А в случае с "Жемчужиной" оно оказалось еще и единственным. Потому что, кроме желания мэра, в пользу создания новой команды не говорило больше ничего.

Дерендяев с Найденовым поехали в Москву, зашли к начальнику управления футбола и хоккея Спорткомитета РСФСР Альберту Поморцеву (сейчас он возглавляет Федерацию хоккея с мячом). Поговорили, подписали бумаги, хлопнули вечером по рюмке-другой и вернулись в Сочи - "делать" "Жемчужину", которой разрешили заявиться во вторую лигу.

Найденов олицетворял собой второе условие выживания футбола в России. Ему поручили стать человеком, от которого требовалось сделать мечту Дерендяева явью. То есть построить на ровном месте некую конструкцию при полном отсутствии стройматериалов, крепежа, рабочих, а возможно, еще и денег (на тот момент выделение средств на футбол город еще не утвердил, хотя горком партии был в общем-то не против создания команды).

Бизнесмен Игорь Мамаладзе (будущий корреспондент "СЭ" в Сочи) привел к Найденову парикмахера Ираклия Церекидзе, который вскоре стал начальником команды. Директор гостиницы "Жемчужина" Юрий Аринцев, который поначалу был не в восторге от ветра футбольных перемен, провел-таки идею создания клуба через городское собрание, дал команде имя и три года селил ее у себя и кормил почти бесплатно. А какой-то болельщик-меценат выделил на "Жемчужину" 20 тысяч рублей (примерно столько стоили три новые "Волги"). Других денег у Найденова на первых порах не было.

Затем на горизонте появился Вилен Райкис - американский еврей с российским прошлым, хозяин компании "Амерус Энтерпрайзис". Какие уж интересы привели его в Сочи, сейчас не вспомнить, но за надпись на футболках Райкис раскошелился на 300 тысяч рублей в первый год и на 1,5 миллиона во второй. А задачу команде поставили - занять пятое место в своей зоне второй лиги.

Найденов с ходу занял первое. О-о, это были веселые времена! Всевозможные реорганизации, в том числе и футбольные, абсолютно не мешали "Жемчужине" не просто идти - рваться наверх. За смешную сумму Найденов прикупил в Новороссийске шестерых бывших своих игроков. Кое-кого сам намыл-просеял, и команда поперла на штурм невиданных высот. Ушел на повышение Дерендяев - на посту мэра его сменил Николай Карпов; к Райкису добавился бизнесмен из Москвы Сергей Осаджанов; денег хватало, но результаты опережали денежные вливания. И за два года "Жемчужине" удалось установить рекорд всех времен и народов: с полного нуля дорасти до команды высшей лиги!

Страсти за кулисами

Вопрос, который сейчас наверняка вертится у вас на языке, я задал Найденову одним из первых:

- Но, говорят, вы покупали матчи, работали с соперниками, судьями, обменивались очками и даже заработали себе репутацию непревзойденного теневых дел мастера. Было такое?

- Раз уж у меня такая репутация, расскажу, что было и чего не было, а вы сами решайте, каких я дел мастер.

И рассказал. История такова.

По словам Найденова, он до сих пор помнит, кто впервые предложил ему "сгонять договорняк". Тогда, в 70-х, он тренировал "Вулкан" из Петропавловска-на-Камчатке и звал к себе, кстати, на позицию форварда талантливого нападающего из Красноярска Олега Романцева. Впрочем, к делу это не относится: с предложением разойтись вничью дома и в гостях к Найденову обратился тренер владивостокского "Луча" Лев Бурчалкин. Сегодня Найденов утверждает, что его негодованию не было предела, а "Луч" вместе с Бурчалкиным был растерзан и дома, и в гостях.

Вторую лигу "Жемчужина" проскочила без всякого закулисья - на энтузиазме и хорошей игре. Был, правда, эпизод, когда на финише сезона из Москвы звонил Поморцев - просил "грохнуть" кисловодский "Асмарал", чтобы дать дорогу наверх "Уралану". С "грохнуть" тогда проблем не было, но "Жемчужину" в той игре откровенно плавили судьи, и Найденов увел команду с поля. Как и следовало ожидать, инцидент замяли.

А в первой российской лиге в 92-м "Жемчужина" сразу оторвалась от соперников на 12 очков. И тогда Найденов расслабился и даже слегка завальяжничал. В самом конце первого круга сочинцы играли в гостях с липецким "Металлургом". Найденов сам предложил ничью тренеру хозяев Александру Игнатенко. Тренируй Игнатенко в ту пору другой "Металлург", московский, как было в этом году, он, может, и согласился бы принять подарок от лидера. Но десять лет назад максимализма в нынешних корифеях было побольше.

Спонсоры обещали футболистам по сто долларов премиальных (вот времена были, господи!) и поездку в Финляндию, поэтому Игнатенко сказал: "Будем играть!" Ладно, играть так играть. При счете 1:1 за минуту до конца Гочу Гогричиани снесли у самой бровки. Найденов думал, что грузин рухнет на газон, покорчится, потянет время. Но Гоча прополз метров пять на четвереньках, встал на ноги, чуть продвинулся к воротам и забил победный гол. А после игры Игнатенко поздравил Сочи с фактическим выходом в высшую лигу.

Тот невероятный сезон Найденов помнит очень хорошо. Как проиграли дома Нальчику, а вместо "разбора полетов" устроили банкет, на котором поклялись не уступать больше в родных стенах, - и сдержали слово. Как владимирское "Торпедо" попросило у "Жемчужины" ничью, когда в таблице все уже было ясно. Но гости с юга повели в счете - 2:0, их вратарь Чекмезов отразил пенальти, а сменивший его Могильный вытащил второй одиннадцатиметровый. Найденов дал прямое указание пожалеть стоящих на вылет хозяев - и матч закончился со счетом 2:2. Приз лучшему игроку матча - что-то хрустальное - достался тогда... Найденову!

На финише сезона на горизонте с мешком золота в руках, по словам нашего героя, вновь возник "Уралан". Спрашивал: чем возьмете за поражение - деньгами или чартером, чтоб в Сочи вернуться?

- У вас же из пяти матчей три дома. Неужели не выйдете?

- Можем не выйти, - волновались элистинцы.

- Так на кой черт вы вообще в высшую лигу лезете?!

Деньги - как утверждает Найденов, тысяч двадцать долларов - игроки решили не брать и впервые вернулись с выезда на персональном самолете, радуясь, как дети.

Под дулом пистолета

Недетская жизнь для "Жемчужины" началась в следующем году, с первого же тура в "вышке", в котором жребий свел найденовскую "Жемчужину" с командой Валерия Овчинникова, носившей тогда официальное название "Локомотив-Спортсмен". В этом супердерби под кодовым названием "Берегись, букмекеры!" стороны решили сыграть со счетом 1:1, причем об этом знал весь Сочи.

В день матча, как рассказывает Найденов, к нему пришел человек, в определенных кругах известный как Гурик, вынул пистолет и сказал: "Сегодня ты должен сыграть честно и победить. Или проиграть - мне все равно". Гурик держал сочинскую букмекерскую контору, которая едва не рухнула от напора желающих поставить на счет 1:1. Вид пистолета растревожил Найденова, но от предложения нарушить договоренность с Овчинниковым он вежливо отказался.

Борману рассказали о "наезде". "Как играем?" - спросил он Найденова на стадионе. "Один - один". А в этот момент Гурика отрезвлял человек, в определенных кругах известный как Рантик (и тот и другой сейчас пребывают в лучшем мире). Объяснял ему, что его личные проблемы не должны касаться уважаемого человека Найденова и его замечательной команды. Букмекерскую линию на матч Гурик в итоге снял, а Гогричиани и Герасимов порадовали болельщиков на стадионе в Хосте голами, приведшими к бескомпромиссной ничьей. Дружба, как ни крути, сильнее пистолетов!

Должок Овчинников, правда, в том сезоне не вернул. В ноябре 1993 года, в последнем туре чемпионата, друзья мастерски срежиссировали ответный матч на промерзшем поле нижегородского стадиона. Задержали появление пожарной машины, добились отсрочки стартового свистка, дождались окончания встреч в других городах и убедились, что без победы Нижнему Новгороду не выжить. И тогда Горелов забил, наконец, этот несчастный победный гол, а Найденов и Овчинников, обнявшись, ушли под трибуны. Их взаимозачеты автоматически перенеслись на следующий год.

Еще один матч, характеризующий Найденова как того самого теневых дел мастера, состоялся в октябре 1996-го, когда "Жемчужина" приехала в гости к тольяттинской "Ладе". Ту комбинацию я бы лично приравнял к шахматным этюдам Эйве и рассказывал бы о ней в школах с математическим уклоном.

Перед самым началом матча к судье Сергею Зуеву подошли представители "Лады", которая за три тура до финиша безнадежно утонула в турнирной пучине, и попросили внести в стартовый протокол игрока по фамилии Емельянов. Строчка, дескать, все равно пустует, так как думали, что Емельянов больной, а он неожиданно поправился, - вдруг пригодится? Емельянов так Емельянов - Зуев был не против.

Началась игра. "Жемчужине" позарез нужны были очки, и - вот совпадение! - "Лада" не устояла под ее напором. На 50-й минуте Ионанидзе ударил, вратарь выпустил скользкий мяч... В общем, гости вышли вперед. А на 85-й минуте пылкий 19-летний тольяттинец Максим Бузникин исхитрился сравнять счет и, не успев толком обрадоваться, тут же получил подзатыльник от кого-то из своих. Время катастрофически шло на убыль, захлебнувшаяся "Лада" утягивала за собой на дно и "Жемчужину".

Сочинцы ощетинились и кинулись на последний штурм. Однако "Лада" вдруг неожиданно уперлась и даже призвала на подмогу из запаса того самого выздоровевшего Емельянова! Короче, концовка прошла бурно, но счет так и не изменился. Э-эх, жаль "Жемчужину"!

К счастью, в ее судьбе поучаствовало провидение. Через несколько дней из ПФЛ пришел факс, в котором сообщалось, что "Ладе" засчитано техническое поражение со счетом 0:3 за участие в матче дисквалифицированного игрока. Назвать вам его фамилию или вы уже догадались? Страховка оказалась стопроцентной: на случай Бузникина в рукаве был спрятан пятый туз - Емельянов.

Жареная рыба

Как тут не назвать Найденова великим комбинатором! И все же я не стал бы навешивать ярлыки. Если бы можно было классифицировать наших тренеров по степени их пронырливости, Найденов в этом воображаемом списке хитрецов стоял бы далеко не первым. Да еще и регулярно получал бы призы за мягкость подхода к вопросу, а также за относительную чистоплотность проживания в грязном отеле под названием "российский футбол".

Вот, к примеру, в 1996-м Новороссийску по предвыборным соображениям очень нужна была победа над "Жемчужиной". Но возвращать долг в следующем сезоне "Черноморец" не захотел - у команды Олега Долматова дела шли весьма неплохо. И тогда Найденов поехал драться. Несмотря на мудрое судейство Андрея Бутенко, назначившего пенальти в ворота гостей и оставившего их вдесятером, два гола Горшкова принесли "Жемчужине" кровавую ничью. (Справедливости ради стоит сказать, что люди из "Черноморца" потом извинились за собственную беспринципность, если это слово здесь вообще уместно, исправились в ответном матче и даже, говорят, проспонсировали "Жемчужине" приобретение трех очков в игре с другим соперником.)

Оправдывать изнанку футбольной жизни - все равно что плевать против ветра. Но и леса за деревьями нельзя не видеть. В отличие от многих команд своего уровня и образа жизни найденовская "Жемчужина" старалась играть, причем играть весело. Счета 6:2, 3:7 или 5:4 были ее фирменным знаком. Красавец Гоча Гогричиани - сочинский Роже Милла - и в тридцать три радовал зрителей на стадионе у моря своими голами. Маленький Манук Какосьян, которого подвозили на тренировки на "бентли", наводил страх на защитников, как мышь на слона, а бывший теннисист Тимур Богатырев поражал своей невероятной скоростью. Словом, в Сочи тогда прописался большой футбол, и команда жила полноценной жизнью.

В 94-м Райкис и Осаджанов перестали давать деньги, и мэр Карпов заложил трехмиллионный бюджет "Жемчужины" в городскую смету расходов. Гочу за 160 тысяч долларов продали в кипрскую "Омонию", и первый круг команда закончила на шестом месте. Был, правда, период, когда три месяца не платили ни зарплаты, ни премиальных. Защитник Гена Бондарук возмущался, говорил, что в других командах платят нормально.

- В каких? - спрашивал Найденов.

- В "Динамо", например.

- Ну так иди в "Динамо".

- А меня не берут!

- Ну тогда сиди и ... - отвечал Найденов фразой из анекдота про тещу и жареную рыбу.

На попадание в зону УЕФА Карпов денег не давал - говорил, что ему нужен футбол для болельщиков, а не для титулов. Но и от вылета всегда предостерегал. Пришедший в руководство клуба глава Хостинского района Николай Кашенцев помогал квартирами для игроков. Другие команды всегда приезжали в Сочи с радостью, надеясь если не выиграть, то хотя бы хлебнуть немного моря, солнца, поглазеть на пальмы и короткие юбки. В общем, несмотря на свою совковую организацию, курортный футбол был не самой плохой стороной города Сочи.

Прощание с аурой

А потом Найденов заболел. И выяснилось, что оплатить его операцию в клубе и в городе некому. Спасли его только давний друг Назар Петросян, давший деньги на лечение, и жена Нина Степановна, просидевшая у ног сдвинутого на футболе мужа все время, пока он болтался между жизнью и смертью. Выздоровев, слабый Найденов учился жить заново, дышал через вставленную в горло трубку и наблюдал со стороны, как куролесит на его месте Анатолий Байдачный.

Наверное, сам Найденов виноват в том, что он в свое время не требовал денег у города, как поступает уважающий себя российский тренер, а мягко нажимал на всякие скрытые пружинки, приоткрывавшие для него городскую казну.

Улыбка, рюмка под хорошую закуску в нужной компании, умение дать человеку возможность почувствовать себя жутко важным и нужным приучили городских боссов работать именно так - под легким нажимом снизу.

Байдачный превратил этот нажим в колючий ультиматум. Первый круг 98-го года "Жемчужина" отыграла очень хорошо, а вот затем посыпалась. Денежный поток, контролируемый ранее улыбчивым Найденовым, при Байдачном - с его едкими репликами - постепенно пересох. Игроки стали слышать от тренера все больше нелестных слов в свой адрес. Кроме того, незнание местных особенностей не позволило белорусскому специалисту грамотно распределить годовой бюджет. "Жемчужина", очутившись перед необходимостью платить премиальные таких размеров, дала крен - словно Пизанская башня.

В том, что происходило дальше, сочинская оригинальность отсутствовала напрочь: команда ушла на дно, как все, - банально и беспомощно. Ее не спасли ни Виктор Антихович, ни сам Найденов, вернувшийся в "Жемчужину", когда она оказалась в первой лиге. Сейчас он говорит, что былой поддержки уже не чувствовал, что его безбожно убивали судьи, а игроки и приближенные к клубу люди продавали матчи направо и налево. Но, на мой взгляд, в том, что команда скатилась во вторую лигу, была бесспорной и вина самого Найденова. Помнится, тогда он заявлял, что копошиться в турнире такого уровня не станет - слишком это для него мелко. А сейчас вот и за вторую лигу хочет зацепиться, да пока не очень у него получается...

Три сна Арсена Найденова

В неразберихе следующих лет выяснилось, что люди, стремящиеся сохранить в Сочи футбол, все-таки есть, но как это сделать, они не знают. В 2000 году команду взял под свое крыло владелец крупной агентской фирмы Сергей Фальков, задумавший создать из команды полигон для обкатки юных дарований. Тренерами работали и Иштван Секеч, и Назим Сулейманов, параллельно решалась проблема строительства в Сочи коммерческих футбольных полей, но вскоре вкладывать деньги без серьезной отдачи Фалькову надоело.

Каким-то образом в деле оказался замешан и серьезный московский бизнесмен Вячеслав Цыбульников, вице-президент Всероссийского банка реконструкции и развития регионов. Он и по сей день остается юридическим хозяином "Жемчужины" и вроде бы к февралю обещает выделить какие-то деньги. Но в целом ситуация как две капли воды напоминает картину тринадцатилетней давности. Нет ни команды, ни базы, ни денег есть только Найденов. Правда, на сей раз без поддержки одержимого футболом мэра.

Кстати, а что же город? А ничего. Нынешний городской голова Леонид Мостовой почти сразу обозначил свою индифферентность к "Жемчужине". Правда, поначалу, когда он еще дружил с президентом "Кубани" и "Черноморца", губернатором края Александром Ткачевым, то обещал одарить команду пятью миллионами рублей. Но затем два политика поссорились, и Мостовой забыл о своем обещании. Поссорились они, кстати, серьезно: Ткачев инкриминирует Мостовому то, что у него самый низкий рейтинг из всех руководителей края и что к исходу минувшего года в пассиве сочинского мэра остались 359 миллионов выделенных городу, но так и не истраченных рублей.

Говорят, футбол иногда отнимает деньги у социальных программ, хотя он и сам по себе мощнейшая социальная программа. Потому и возникает в этой ситуации вопрос: если уж сочинские старики по каким-то причинам так и не стали жить лучше (ваш корреспондент, поверьте, в теме - в Сочи живут мои теща и тесть), почему бы не дать денег хотя бы футболу, пока он еще не умер окончательно?

А отчаявшийся Найденов уже готов подставить паруса любому ветру. Может, думает он, губернатор Ткачев вспомнит, какой была когда-то "Жемчужина", и поможет ей во славу края, как он помог сочинской команде КВН "Утомленные солнцем"? А может, тешит себя надеждами Найденов, мэр Мостовой осознает, что из всего побережья только Сочи по плечу вновь выполнить задачу выхода в премьер-лигу, и решит сколотить на этом политический капитал? Или, гадает тренер, Москва, рвущаяся вложить в курорт свои деньжищи, начнет захват Сочи с покупки "Жемчужины"?

И не дают три этих сна покоя Арсену Найденову все последние годы. Но, пробуждаясь, видит он по утрам одну и ту же серую картину: заколоченная база, бесхозный стадион, долги и равнодушие властей. А над всем этим - душа той, веселой "Жемчужины", медленно отлетающая на небеса.

Евгений Дзичковский, "Спорт-Экспресс", 09.01.2004

 

  laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 178
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017