laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 126  


007 и хлам судьбы

Бонд. Неизвестная командировка

Собираясь поутру на пресс-показ нового Бонда, я вторично услышал от дамы сердца: "Милок, тебе сколько лет?" Впервые вопрос прозвучал при попытке завернуть в "Макдоналдс" на скорую руку напихать желудочные мешки.

Девушка опять мне попалась умненькая. Интуитивно спарив два величайших бренда мидл-класс-революции ("Мак" - 1953 г.р., книжная Бонд-серия - 1955 г.р.), она невольно подвела к большому социокультурному открытию: Джей Би и Мак-До в одинаковой степени являются дверьми в волшебный мир дебильного детства, визит в которое не отзывается болью безвозвратной потери (это вам не сгущенку из банки цедить и не "Отроков во Вселенной" сквозь слезную пелену глядеть). Бонд и Мак - интерконтинентальные цехи горячей штамповки с миллиардными оборотами, конвейерными улыбками и бутафорской роскошью для метящих во дворянство мещан (одна кока-кола со льдом и соломинкой из бумажного стакана чего стоит!) Все одинаково быстро, громко, горячо, блестяще и без малейшего понятия о вкусе, - что и отличает всех без исключения детей в возрасте до 12 лет. Соединить в одной трейд-марке желтый и красный цвета одновременно может прийти в голову только грудникам, коммунистам и компании "Кодак", сдавшейся на милость грудников. Эта же цветовая гамма зазывает в "Макдоналдс" и на редкость идет Бонду, Миклухо-Маклаю монголоидного Востока и коммунистических заповедников. Бонд с Маком - это зов мини-роботов, прямая дорога к рекламе йогуртов нон-стоп, "АБВГДейке" в прайс-тайм и Децлу forever.

Организованная борьба с этим бессмысленна - будем же сопротивляться поодиночке.

Брат! Не поддавайся. Никогда не делай того, о чем тебе неловко будет рассказать Единственной. Не езди зайцем. Не носи маек с надписями. Не смотри без Нее порнофильмов. Не хвали фильм "Звездные войны" (даже если никто не узнает). Не таскай в рот всякую гадость вроде картошки фри с кетчупом навынос. И ради Бонда не смотри фильмов со словами "умри", "никогда" и "золотой" в названии, пусть даже "Афиша" посвятит им пять ближайших номеров с первой до последней страницы.

Будь мужчиной, Марио. Умненькие девочки смотрят на тебя.

Сегодня, когда вслед за "Золотым пальцем", "Золотым глазом" и "Золотым членом" дряхлеющий Бонд напрашивается на заголовок "Золотой зуб"; когда пародии на человека с двумя нулями умирают от старости; когда каждый новый эпизод становится лишь поводом к статотчету - сколько телок завалил, сколько злодеев на молекулы дезавуировал и сколько продержался в кадре, как на мустанге, неизвестный артист-соотечественник в роли ядовитого морского ежа - есть лишь один способ умаслить редактора и откликнуться на мировую премьеру. Поразмыслить, как бы сложилась судьба суперагента вдали от мистера Q, коктейля "дайкири" и рассыпных брильянтов на вес. На этот вопрос миру ответил дальний родственник Бонда по материнской линии народный артист СССР Сергей Федорович Бондарчук.

Ответ назывался "Красные колокола"; кто не видел, я не виноват.

Герой фильма, англосакс-авантюрист-повеса в шляпе-борсалине, носил обязательное для супершпиона (по своевременному наблюдению ангела М. Кувшиновой) невзрачное имя из четырех букв - Reed (Джон Рид). В мексиканских кактусах и кремлевских усыпальницах, под рев дружественных балтийских матросов и герильерос в белых сомбрерах, в окружении сотни европейских гастролеров на эпизод он лично ставил демократические режимы в главных отстойниках мирового абсолютизма - диасовской Мексике и николаевской России (за что, между прочим, и был похоронен в кремлевской стене и даже включен в словарь "Американа" промеж "Рибоком" и "регги"). В разное время мистера Рида окружали и обслуживали сразу три разноцветных киски, в том числе женщина Бонда № 1 с почти говорящей фамилией Урсула Андресс; в фильме она фамилию полностью оправдала, чем нарушила бонд-канон никогда не раздевать женщин дальше белья, зато сильно порадовала москвичей, заметивших, что они б на такую бабу променяли всю мировую революцию со Стеньки Разина челнами (годков тогда бабе исполнилось аккурат 46 - учитесь, матрешки). Вторая девушка была краснокожей мексиканкой по имени Бланка Герра, что в испаноязычных странах значит Белая Война. Третью зазнобу звали Сидни Ром, и в этом имени звучали уже отголоски новейших интерактивных технологий, если вы понимаете, о чем я (в свободное от целомудренной бондианы время мисс Ром, как и прочий джеймсов гарем, снималась на "плейбойские" календарики без всяких излишеств в гардеробе - с детства помню ее образ нежный в позе "заиньке-паиньке холодно зимой").

В чем-то Рид даже переплюнул агента 007, ибо не разменивался на вымышленных злодеев, алчущих мирового господства, а запросто ручкался с натуральным Лениным В.И. и боссом восставших кактусоводов товарищем Панчо Вильей. И революционные матросы катали его на броневике, а девки поили текилой. Только сложные отношения с правообладателями не позволили назвать героя настоящим именем и внести в реестр бондианы: три телки, тысяча усатых разбойников, гонки на бронепоездах и натурные съемки в Грановитой палате.

Сам Сергей Федорович идеально подходил для роли постановщика этой идеологической диверсии, приблизившей конец холодной войны. Ходил в бабочке, снимался за рубежом, душил трудящихся блондинок в гриме венецианского мавра и пил стаканами водку, не только не разбавляя ее мартини, но даже и не закусывая. Рассекал по Москве на купленном с "ватерлооских" гонораров "шевроле" (товароведы из модных журналов удавились бы от выверенного сочетания старомодности и дорогого стиля; тут даже Бонд со своим рекламным "бимером" не пляшет - все же британскому традиционалисту к лицу какой-нибудь "ровер" или "олдсмобиль").

Даже скачковая карьера С.Ф. в точности воспроизвела классическую формулу "Бонд-Джеймс-Бонд". "А кто это у нас в главной роли?" - заинтересовался полвека назад вождь всех кинематографистов т. Сталин на просмотре фильма "Тарас Шевченко". "Артист Бондарчук", - отрапортовали сведущие кинематографисты. "Народный артист Бондарчук", - уточнил вождь. "Народный артист Бондарчук", - не стали спорить кинематографисты.

И кому после всего этого стоило доверить дело такой большой государственной важности? Кто, кроме С.Ф., славен в России семизначной цифирью массовок и расходов, кто способен освоить толстый бюджет, привлечь чешских супермоделей на роль злоумышленных россиянок и сорганизовать финальный поединок Бонда внутри кремлевской звезды? Есть, есть, конечно, такой человек, но ему мешают усы и народничество. Он Бондам Родину задешево не продаст, а задорого они сами не берут.

Теперь-то благодаря Бондарчуку в России всем известно, что расхожая фраза еще одного мультифантома масс-культуры Че Гевары "Революция, бэби, - это тебе не лобио кушать" была просто дружески позаимствована храбрым команданте у товарища Рида, под маской которого все это время скрывался - нет, не Лоуренс Аравийский, как считают недобросовестные историки, сбитые с толку одинаковым цветом глаз, - а самый что ни на есть сверхагент 007.

Открыть глаза европейской общественности - наша сегодняшняя задача.

Денис Горелов, "Известия", 09.12.2002

Ныряльщик без головы

Каждый новый Бонд по традиции имеет одного или нескольких прототипов из настоящей жизни. Прототипы всякий раз новые, так что считать и сопоставлять их все давно уже утомились и бросили.

В "Умри, но не сейчас" сквозь агента 007 отчетливо проглядывают черты безымянного героя-подводника, предпринявшего отчаянную попытку оснастить подслушивающим спецустройством яхту Н.С. Хрущева во время первого визита советского лидера в Соединенные Штаты в конце 50-х. Попытка не задалась, герой наутро был выловлен в гавани совершенно без головы, причем официальная версия гласила, что офицер по неосмотрительности попал под гребной винт генсековского судна. Как в аналогичных случаях обычно шутили в пионерских спальнях детства, этому винту было присвоено внеочередное воинское звание - майор. Продюсеры нового "Бонда", впрочем, решили развить красивую апокрифическую версию этой драматической истории, согласно которой обезглавлен и впоследствии выловлен был кто-то из несимпатичных и непринципиальных для развития мировой истории персонажей второго плана, а сам герой дня вдохнул поглубже и, пуская большие серебристые пузыри, убыл вдаль к местам дальнейшего несения секретной службы.

Прототипом агента 007 в следующем, пока еще не запущенном в производство, но уже активно замышляемом фильме о нем, по некоторым данным, станет легендарный чернокожий агент МИ-6 Мганда Нге, все годы Второй мировой проработавший шифровальщиком в ставке генерала Роммеля, благодаря блистательному искусству маскировки избежавший нескольких неминуемых провалов и так никем и не раскрытый, как говорят, по сей день.

 

  laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 126
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017