laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 113  


Кирилл Воробьев: "Я убил Баяна Ширянова"

Баян Ширянов - автор одного из самых скандальных произведений последнего времени, повести "Низший пилотаж". В марте 2000 года она вышла в московском издательстве "Ad Marginem", и тут же экземпляры книги были изъяты из крупнейшего столичного магазина "Библио-Глобус", а издательство получило предупреждение Минпечати за обилие в книге ненормативной лексики.

Осенью 2000 года в Интернете появилось сообщение о том, что Баян Ширянов умер. Но его книги продолжали выходить, теперь в издательстве "Зебра Е". Сначала "Занимательная сексопатология", затем "Срединный пилотаж". В начале августа небезызвестные "Идущие вместе" подали в ОВД "Басманное" заявление с требованием проверить очередной роман писателя на предмет наличия в тексте пропаганды наркотиков и порнографии. 26 сентября Басманная прокуратура возбудила уголовное дело против Кирилла Воробьева, а 27 сентября состоялся первый допрос.

После очередного допроса Кирилл ВОРОБЬЕВ пришел в "Известия", чтобы поговорить о себе, о Баяне Ширянове и о литературе. Выглядел человеком вполне уверенным в себе, хотя что-то мешало обозревателю Юлии РАХАЕВОЙ поверить в это до конца.

- Подходит ко мне человек и говорит: я ваш почитатель, мне очень нравится, как вы пишете. Чаще всего я реагирую так: Баян Ширянов? А кто это такой? Вы ошиблись, дружище.

- С этого места и начнем, пожалуй. Вы кто, вообще, такой?

- Член Союза писателей с февраля 2002 года. Пишу с 1981-го.

- По чьим рекомендациям и за какие книжки вас туда приняли?

- Меня рекомендовали Вероника Боде, Егор Радов, Зуфар Гареев и Андрей Добрынин. Honoris causa.

- То есть по совокупности заслуг. Чужих, в смысле, Баяна Ширянова?

- Заслуг писателя Кирилла Воробьева. У меня вышли "Пономари" в количестве четырех штук, "Монастырь", "Могила Бешеного", она же "Похороны Расписного".

- Эти книги были успешны?

- Они слишком интеллектуальны для детектива, а потому неуспешны. Хотя тетеньки на лотках спрашивают про продолжения.

- Самый ваш удачный на сегодняшний день проект - это Баян Ширянов, или Шприц Уколов, как его назвал кто-то в Интернете. Как и когда он возник?

- Замысел возник где-то в 1985 году, но не было ни названия, ни псевдонима. Я хипповал, некоторым образом был приобщен к наркокультуре. Кроме того, у меня был друг, который употреблял по полной программе. После "Низшего пилотажа" я познакомился с очень большим количеством этих людей, результатом чего стал "Верховный пилотаж". Но вот откуда взялся "Срединный пилотаж", понятия не имею - ни Баян Ширянов, ни я его не писали.

- И все же в каком году родился собственно Баян Ширянов?

- В 1996-м. В результате инъекции его сущности во взрослого человека. Бред полный, конечно, но так оно и было. Год новорожденный лежал у меня в столе. А в это время я занимался в литсеминаре общества "Черновик" при Некрасовской библиотеке у известного писателя Александра Бородыни (автора, в частности, замечательного "Цепного щенка". - Ю.Р.). Так вот, Баян Ширянов - это придумка Бородыни. После этого я стал носить "Низший пилотаж" по издательствам. Его прочитали практически все, во всяком случае в Москве. И никто не согласился его печатать. Одно издательство вынудило меня подписать договор на вариант без мата, но случился дефолт - и он не вышел. В 2000 году, будучи главным редактором газеты "Еще", я принес "Низший пилотаж" в "Ad Marginem", который за него и схватился.

- Что на самом деле произошло в книжном магазине "Библио-Глобус" с книгой "Низший пилотаж"?

- Они говорят, что были вынуждены убрать тираж из торгового зала по многочисленным просьбам, но многочисленная просьба была, насколько мне известно, одна. Я тут же позвонил и спросил: каким образом книга, запечатанная в целлофан, могла быть прочитана? Они ответили, что были вынуждены сорвать целлофан для того, чтобы наклеить магнитную метку. То есть магазин сам был во всем виноват.

- А как вы после этого скандала попали в "Зебру Е"?

- Ширянова туда внедрил Виктор Ерофеев, а рекомендовала ему это сделать писательница Виктория Фомина, которой я помог получить для издательства "Лимбус-пресс" знаменитый "Словарь русского мата" Плуцера-Сарно. Сам я под руководством сотрудников Института русского языка писал "Словарь корпоративного сленга лиц, употребляющих вещества, находящиеся в списке наркотиков".

- А кто вы по образованию?

- Я обычно отвечаю, что у меня нет никакого образования. Хотя за плечами у меня спецфизматшкола, одновременно с которой я закончил и вечернюю химическую школу. Когда меня пытались призвать в армию, я сказал в военкомате, что хочу в ракетно-химические войска. Они спросили: почему? Я, жертва советской пропаганды, ответил, что очень не люблю американцев. А они почему-то решили, что мне место в сумасшедшем доме. После дурдома я снова пошел в военкомат и сказал: хочу в армию. А они меня почему-то не взяли. Ты, говорят, в армию негоден. И я пошел прозектором в морг. Резал трупы. После этого был институт стоматологии, затем ММСИ. Параллельно посещал разные литературные студии. Но писать я стал после того, как умер.

- Как Баян Ширянов?

- Нет, как Кирилл Воробьев. В 1995 году попал в автокатастрофу. 38 переломов, разрыв селезенки, печенки, черепно-мозговая травма, трещина черепа - сочетанная травма, состояние, несовместимое с жизнью. Пережив клиническую смерть, в больнице я стал писать романы. Видимо, что-то сдвинулось в мозгах.

- Прям как у героя Стивена Кинга. Но давайте вернемся к вашему, так сказать, литературному творчеству. "Низший пилотаж" называют пособием для начинающего наркомана. Справедливо?

- По моим описаниям ничего невозможно сделать. Я понимаю, что можно, а чего нельзя. Для практического использования моих "рецептов" надо знать много того, чего в них сознательно нет. "Низший пилотаж" скорее пособие для заканчивающего наркомана.

- Зачем же вы убили Баяна Ширянова?

- После того как на меня свалились, как это называется у американцев, 15 минут славы, а с ними уйма людей, чьим кумиром, а лучше сказать гурою (sic. - Ред.), я стал, жена выдвинула мне ультиматум: или я - или они. Тогда я выбрал ее (позднее мы развелись). А она (на самом деле я) написала письмо, в котором сообщала о смерти Баяна Ширянова. После этого началось невообразимое. Телефон не раскалился, он потек. Человек сорок я предупредил заранее, попросив держать это в тайне. Но жена не выдержала и кому-то сказала: да жив он, отвяжитесь. Я убил своего псевдонима. Думал, это неподсудно. Теперь меня за него преследуют.

- Но ведь вы - правонаследник?

- Правонаследник и правообладатель. Но "Верховный пилотаж", насколько я знаю архивы покойного, его последнее произведение. Правда, есть наметки еще нескольких.

- Чем занимаетесь сейчас?

- Пытаюсь защитить Володю Сорокина, хотя он меня и не любит. Я его тоже не люблю, как и Пелевина. Правда, тот плохо пишет, а Сорокин - великолепно. Что до меня, любимого, то мне недавно литературовед и философ Елена Петровская написала: "Не могу понять, за что вас ругают. Ваше произведение написано в классических традициях русской литературы".

- Мне так не показалось. Язык "Низшего пилотажа" очень беден и грязен, вещь кажется написанной даже не бомжем - у бомжей есть хотя бы память о прошлой культуре, а тем, кто с детства ничего слаще клея "Момент" не пробовал.

- Вы читаете по-внешнему. У нас с Баяном принцип: идти от внешнего к внутреннему. А у большинства писателей наоборот. Я даю не описания эмоций, а описания действий. И это должно вызывать у читателя эмоцию, сходную с эмоцией моего героя.

- С какой целью писатель, в данном случае вы, использует эпатаж в качестве художественного метода?

- Я же "молодой писатель". Даже "вечно молодой", я ведь декларирую, что мне всегда 27. А молодежи свойственно веселиться. Вот повеселюсь, перебешусь, побегаю от славы, а там и остепенюсь, отращу пузо и начну строчить морализаторские романы.

- Вы рассчитываете, что публика оскорбится, начнет так или иначе на вас и ваше творчество реагировать, короче, делать вам рекламу?

- Настоящий художник всегда неоднозначен. Он всегда вызывает ярость у серости. А что до рекламы, она ведь не самоцель, хотя и позволяет немного поправить материальное положение. Цель - донести свои мысли до возможно большей аудитории. Нет ведь пророков в своем отечестве. А те, что есть, не признаны.

- Вы полагаете, что для художника нет никаких правил и никаких моральных барьеров, что успех искупает все?

- Да, полагаю. Но при чем тут успех? Творчество - вот что главное. Для него нет барьеров. А успех... Вот он есть, а вот осталась лишь память о нем.

"Известия", 15.10.2002

 

  laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 113
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017