laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
Детальная информация бытовки и вагончики купить на нашем сайте.
laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 52  


Владимир Сорокин: "Моя жена предпочитает Томаса Манна"

Один из самых скандальных российских писателей Владимир Сорокин закончил новый роман. Его издаст, как и все последние книги этого автора, скандально известное издательство "Ad Marginem". Сорокин - писатель, весь образ жизни (творческой) которого можно определить одним словом: скандал. Скандалом сопровождается выход каждой его книги, особенно много шуму наделали в свое время "Голубое сало" и совсем недавно - "Пир". О таких, как Сорокин, говорят: для них нет ничего святого. И это действительно так - для писателя Владимира Сорокина. В быту же это совершенно нормальный человек, любящий комфорт, домашний уют и своих близких. С Владимиром Сорокиным беседует обозреватель Юлия РАХАЕВА.

- Вы занимаетесь литературой вне категорий добра и зла, презрев все табу, да и саму традицию великой русской литературы. Когда-то наш Арцибашев, потом их Генри Миллер, еще позднее Юз Алешковский, Эдуард Лимонов и другие тоже нарушали те или иные табу. Чем вы от них отличаетесь?

- У меня, в отличие от всех этих литераторов, нет своего устоявшегося литературного стиля, по которому обычно писателя опознают. Все мои книги написаны как бы разными авторами. Если говорить о Лимонове, то он реалист, а я терпеть не могу реализм ХХ века.

- А кого вообще из современных писателей вы цените?

- Мамлеева, Пригова, Виктора Ерофеева, некоторые вещи Пелевина. Не понимаю других писателей, которые продолжают писать так, как будто ничего не произошло. Я за отделение этики от эстетики.

- Не так давно вы были гостем шоу "За стеклом". Там зрителям предлагалось то, что всегда было табуировано - подсматривать, подслушивать, смаковать физиологические процессы. Да, человек ест, пьет, моется, испражняется, но это не принято афишировать.

- Процесс испражнения как раз не показывали, я там об этом сказал.

- Туда позвали именно вас. А что, для вас действительно не существует никаких табу?

- Действительно никаких. Хотя... Есть одно табу - я не оскорбляю конкретных людей.

- Как живых, так и мертвых?

- Нет, только живых.

- "О мертвых или хорошо, или ничего" - это не про вас?

- Не про меня. Но работаю не с людьми, а с образами - писателей, политических деятелей.

- "Идущие вместе" за любую вашу книгу, и не только вашу, но и за любую плохую с их точки зрения дают прекрасно изданный том с произведениями Бунина, Куприна, Лескова и Чехова. Как вы думаете, почему этих замечательных русских писателей меняют, в частности, на вас?

- Ну, во-первых, за то, что это мертвые писатели.

- Мертвые физически, или вы имеете в виду и что-то иное?

- Нет, только это. А мертвые сраму не имут. Это то, что нас разделяет. Но нас объединяет то, что они писали - и я пишу на русском языке. Я бы не стал переоценивать идеологический смысл акции "Идущих вместе". Судя по всему, у них большой дефицит мозгов, все делается спонтанно, без какой-либо стратегии. Об этом говорит и неудавшийся первый этап (с книгой Бориса Васильева. - Ю.Р.). Выбор четырех авторов случаен, и в этом тоже видна комсомольская пофигистика.

- Тем не менее идея ясна: они меняют плохую литературу на хорошую. С трудами Маркса понятно: когда маленький ребенок больно ударяется об диван, он его пытается побить ответно. Россия "ударилась" о теорию, попытавшись реализовать ее на практике, и, понятно, виноватым оказался Маркс. С Пелевиным сложнее. С вами - проще. Ваши книги вызывают очень сильные эмоции, причем по большей части негативные...

- В чем я определенно расхожусь с традицией многих мертвых русских писателей, так это в том, что считаю, что в литературе нет духовного верха и телесного низа. А есть некое единое поле. У меня горизонтальный подход к литературе. Я заходил на сайт "Идущих вместе" в Интернете и ознакомился с их моральными принципами. Это даже не комсомольский, а пионерский взгляд на культуру как на такого комфортного кастрированного кота...

- Который не раздражает, не гадит...

- Не мочится и вообще полностью предсказуем. Мне кажется, постсоветских яппи вполне устраивает подход к литературе по принципу комфортности. Она не должна шокировать.

- А давайте поговорим о вас как о частном человеке. Я знаю, что у вас есть жена, дочка...

- Две дочери-близнецы. Им 21 год. Одна учится на журфаке, другая - в консерватории.

- Читают ли ваши близкие произведения писателя Сорокина? Удалось ли вам воспитать в своей семье своих читателей?

- Я этим никогда не занимался. К счастью, Ира - не типичная жена писателя. Она преподает музыку детям.

- Как героиня "Тридцатой любви Марины"?

- А я Марину в чем-то писал с нее. Жена никогда не была моим секретарем или литературным агентом. Но она всегда была - и есть - моей первой читательницей. Сказать, что мои произведения - ее любимая литература, я не могу. Она предпочитает Томаса Манна, Ромена Гари... У Иры широкий спектр литературных интересов. Но музыку она любит больше. Дети читают то, что им интересно. Прочли мою "Очередь", а более жесткие вещи начали, но не стали. Они свободны в своем выборе. Последний роман, который я на днях закончил, Маша сама у меня попросила, прочла - и ей понравилось.

- Всегда ли они лицеприятно оценивают ваше творчество? Они ведь воспитаны не на вашей, а на классической литературе...

- Это более свободное поколение. Они воспитаны не только литературой, но и кино, телевидением, жизнью, которая очень сильно изменилась. Например, если бы фильм "Чужие-4" показать ровесникам моих детей в 70-е годы, у них был бы шок, они бы попадали в обморок или бы их вырвало. А тут я выходил из "Пушкинского", передо мной шли два мальчика лет по 14 и, жуя жвачку, один говорил другому про чудовище из фильма: "Да, жаль, конечно, только родился - и его через дырочку высосало!"

- Конечно, уровень цинизма несколько повысился. Но все равно, даже в самом крутом кино добро, как правило, побеждает зло. Система координат осталась прежней. Планки, правда, оказались несколько в других местах. Вы сказали о новом романе. Будет ли он отличаться от прежних? Учли ли вы ситуацию, когда "Идущие вместе" пытаются сбросить вас с корабля современности?

- Не учел и не собираюсь, конечно же, этого делать. Хотя этот роман и будет отличаться от того, что я делал раньше. Это мой первый мистический роман. Были какие-то попытки и раньше, но здесь абсолютно новый для меня опыт. Я не то чтобы жду реакции, но, скажем так, несколько внутренне возбужден. Там совсем нет моих старых ходов. И я почти не стилизую.

- Вы хотите сказать, что у вас наконец-то появился свой стиль?

- Пожалуй, все-таки нет. Роман состоит из трех частей, которые написаны тремя разными стилями.

- Не за отсутствие ли стиля вас так любят на Западе? Переводить, уж точно, легче...

- Мои вещи жестко сконструированы, внутри у них хорошо сбалансированные схемы. Это такие супрематические изделия. Людям аналитического склада ума их приятно разглядывать. Моя проза связана с русским театром абсурда, и в этом смысле я представляю русскую метафизику. А потом, мне говорили об этом западные слависты, мою литературу интересно интерпретировать.

"Известия", 18.02.2002

 

  laertsky.com  |  архив рассылки  |  № 52
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017