laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  публицистика  |  1994  


Александр Лаэртский: "...у меня есть единственное политическое заявление, да и то никому не нужное..."

На нашей рок-сцене нет, пожалуй, более эксцентричного музыканта, чем Лаэртский, хотя он не рубит головы манекенам и не снимает шикарные видеоклипы.

Лазртского не показывают по телевидению: слишком напугал бы он нашего псевдопорядочного зрителя.

Лаэртский поёт о том, что сам пережил, и поёт так называемыми "непечатными словами". Его песни непросты. Они в наше время вновь являются андеграундом. Но не по отношению к системе, а к извращённому пониманию нравственности миллионами добропорядочных обывателей, устроивших себе бесконечно лицемерную жизнь. Его песни, видимо, и не могут быть иными - они написаны искренним человеком, живущем в атом ханжеском мире. И я очень сожалению, что не имею возможности передать весь колорит лексики этого интервью - он был бы сегодня весьма уместен.

- Саша, что, по-твоему, есть молодёжная массовая культура?

- Культуры молодёжной или немолодёжной в нашем понятии не существует, ты врубись. Та культура, которую можно внести в разряд молодёжной - не культура, а ерунда. Это преходящее явление, такого быть не должно. Мы всегда стебёмся, когда говорят - "молодёжный ансамбль".

- А как же тогда быть с выражением интересов поколения?

- А как ты относишься к Кобзону? Кобзон - молодёжный певец или нет? Та культура, которая делится по возрастным цензам, так или иначе - явление преходящее.

- К какой категории тогда отнести твое творчество, ведь твоя основная аудитория - молодёжь?

- Я его как-то категориями не мерил. Люди приходят на концерт, но я бы не сказал, что одна молодёжь, бывают люди взрослые, солидные.

- Как ты думаешь, чем вызван к тебе такой интерес? Может, лёгкостью восприятия твоих песен?

- Чёрт его знает, но то, что я пою, было пережито, и пою я теми словами, которыми потом осмысливаю происходящее, то есть всё искренне.

- Ты ведь понимаешь, что своими "непечатными выражениями" сам себе закрываешь дорогу к серьёзному слушателю?

- Ты сейчас посмотрел концерт и считаешь его несерьёзным?.. Можно ведь себя по-разному проявлять. Мне тридцать, я пишу музыкальные заставки для своих друзей на телевидении, у меня полно песен и без нецензурных выражений, очень много текстов любовных, лирических, но меня в принципе не интересует эта дорога. Какого хрена я должен приспосабливаться ко вкусу масс? Таким, какой я сейчас есть, я и останусь.

- Саша, а сможет ли наша музыкальная тусовка родить что-либо имеющее отечественные корни и популярное на Западе?

- Первые панки появились у нас. Просто получилось так, что нас всех изолировали. Я смотрю MTV, и там ничего выдающегося не вижу - на самом деле, наша культура гораздо богаче, она более интересная и самобытная. Зачем кому-то там, на Западе, надо понимать нашу душу? Но у нас до сих пор, что мне больше всего не нравится, люди пытаются предстать перед Западом скопищем медведей с балалайками и срубить там баксы, то есть играть на глупом эпатаже. Но со временем всё нормализуется, я больше чем уверен. Если глупые политики все не испортят, наш рок-н-ролл не подкачает.

- Кстати, ты воспринимаешь рок-н-ролл как некую движущую силу? Ведь когда-то, в шестидесятые, он таковым по сути и был.

- Рок-н-ролл, на мой взгляд, сформировал пласт людей, которые совершенно отличны от других в любых социальных условиях. Это как бы облучение, не радиоактивное, а другого рода. Сформировались мутанты, которые пошли потом кто в политику, кто куда. И получилось так, что рок-н-ролл везде пустил свои корни.

- Культура шестидесятых немыслима без постоянного духа протеста, протеста против войны во Вьетнаме, против расовой дискриминации. Как ты думаешь, почему, имея сегодня массу причин для негодования, наша молодёжь высказывает полное безразличие ко всему вокруг? Прибалтика, Украина, Кавказ...

- Знаешь, у меня очень много знакомых на Украине, все - классные ребята, и у меня есть единственное политическое заявление, да и то никому не нужное, но я его сделаю. Так вот, общаясь со своими многочисленными знакомыми, включая людей под шестьдесят, я не встретил ни одного человека, который бы сказал, что Кравчук - молодец. Все говорят, что он со сдвигом. Нормальные люди смотрят на все происходящее, как на уродство, пытаются от него отстраниться, а ты хочешь, чтобы все болезненно переживали. Никому этого не надо. Русскоязычное население в Эстонии - там другой расклад, но, тем не менее, ситуация близка к этой.

- Значит, ты считаешь, что у нас нет причин для бунтарства. Ты хочешь сказать, что я, как многие теперь говорят, стал лучше жить и больше ничего знать не хочу?

- Нет, лучше жить - вовсе не означает больше есть. Лучше жить - это когда на душе спокойно. А ей не спокойно. Я очень переживаю всю эту гадость, случившуюся в Москве осенью, затеянную идиотами. Я просто обалдел, ты не поверишь. В застой тоже были войны, но они были далеко, и там гибли люди, теперь же получилось так, что все они перенеслись гораздо ближе. Но людей-то нельзя заставить близко переживать сегодняшние события, которые также их не касаются физически.

- Выходит, ты не осуждаешь инертность нового поколения.

- Я чувствую нездоровое безразличие. Хотя, честно говоря, это и хорошо. Почему я должен думать о политике? Я делаю свое дело, делаю его честно. А молодёжь - ну скажем, кто-то учится в институте, он делает свои дипломные работы, ещё что-то, чтобы потом не только нормально жить, но и приносить пользу.

- Саша, по-моему, ты ортодоксальный оптимист.

- Нет, на самом деле вся фишка в том, что всю гадость всегда затевают идиоты - люди, которые сублимируют. Сублимация обычно бывает у прыщавых людей, которые пытаются утвердить себя в жизни тем, что толкают куда-то массы в угоду своим паршивым желаниям. И слава Богу, что народ устал поддерживать их мудовые начинания. И пусть человек на заводе любовно точит свою болванку, чтобы она была качественной, а кто играет на сцене - пусть играет так, чтобы это было прекрасно. Тот, кто водит самолёт, не должен касаться политики. В том-то и вся политика, чтобы каждый делал свое дело грамотно и хорошо.

- Ну, здесь мы недалеки от вопроса любви к Родине.

- Да, на Родине я живу - но это не политический строй.

- А государство, гимн, флаг - это не Родина?

- Нет, конечно.

- Значит, если где-нибудь в Африке ты услышишь гимн своей страны, то от этого в тебе ничего не дрогнет? Ведь это не гимн твоей улицы.

- Ты сейчас гонишь хитрую фишку. Я, конечно, скажу: ничего себе, гимн-то наш ещё не отменили. Ностальгия неминуема.

- А воевать пойдешь за Родину?

- Я не умею воевать. Хотя если козлы какие-то "наедут" на нас, то, скорее всего, я возмущусь и пойду. А из наших недавних событий меня больше всего возмутил комендантский час...

- Саша, ты постоянно подчёркиваешь свою аполитичность, но всё время говоришь о том, что каждый должен нормально делать свое дело на своём месте, чтобы... Что дальше?

- Ты пойми одно. Всё к этому сводится. Если каждый будет делать то, для чего он рождён - это ему будет в кайф. Не будет тогда никаких политических амбиций и сублимаций. А люди, которые постоянно занимаются чепухой на государственном уровне - это люди, которых били в школе, у которых отнимали деньги, когда они играли в трясучку. Нормальный человек, который занимается своим делом, никогда в это дерьмо не полезет. Извините, но я не виноват, что мне нет дела до того, чем занимаются какие-то козлы наверху, хотя это и рядом со мной вроде бы. А из них никого не волнует то, чем занимаюсь я. Но я делаю свое дело: что в прошлую заваруху я писал песни, что в эту - это единственное, что я умею делать. Меня удивили люди во время путча. Они, как всегда, водили свои автобусы, работали. Разве это плохо? Разве они должны были бежать на вонючие баррикады? Не должно такого быть. Нечего заниматься онанизмом, надо работать. Все это политическое говно - натуральный онанизм, то есть сублимирующая кучка прыщавых болванов, которых в школе били, сейчас все и затеяли. Мне очень жаль, что много молодых ребят стали жертвами этой ерунды.

- Ну хорошо, а каково оптимальное состояние окружающей социальной среды для тебя? Что волнует, что хотелось бы изменить?

- Меня сейчас больше всего волнует количество жлобов на улице. Сейчас, в принципе, возможности для всех одинаковые, кроме дебилов, которые не хотят работать. Сейчас, в общем, всё ништяк, а дальше будет только лучше. Просто пока быдлизм процветает. Он как бы мутант той эпохи, когда каждый начинает стоить столько, сколько он стоит. Мне очень жаль, но быдла этого очень много, и девать-то его некуда. Это единственное, что меня больше всего беспокоит. Если бы была волшебная палочка, то сказать бы ей: быдлизм, исчезни! Было бы замечательно.

- Но есть ли шанс у нас изменить эту мрачную картину?

- Такой вопрос ты мог бы задать год назад. А сейчас всё будет ништяк, я чувствую.

- Значит, выходит, что мы сейчас в движении - созидательном и позитивном?

- Конечно.

- А молодёжь тебя действительно устраивает - та, что ходит на твои концерты?

- Знаешь, меня пугает в ней масса, которой сейчас лет по тринадцать. Это очень странное поколение, которое, наверное, состоит из радиоактивных мутантов. Я их боюсь. Что из них вырастет?..

- Мне кажется, что эту ситуацию - а я с ней хорошо знаком - уместно объяснить с позиции оценки их тридцатипятилетних родителей, чья юность пришлась на социально-духовно-беспросветное болото конца семидесятых, и эти родители не смогли ничего дать своим детям.

- С позиции социальной оценки - всё правильно. А если подойти к этому с другой стороны? Например - влияние космоса. Это стёб в определённой мере, но я не знаю просто, что можно с этим поколением сделать. Среди них есть клёвые ребята, но большинство - это ... . Главное, чтобы они нашли хоть какую-то зацепку в жизни, не бандитскую только.

- И всё-таки, какова польза твоих песен в контексте нашего разговора?

- Публика ходит ко мне на концерты. Здесь не бывает инцидентов. Все врубаются. Мои песни противоположны зеркальному отражению действительности, я преподношу информацию через её полное искажение. Например, ты разбил рогаткой фонарь. Ты дурак, но так в лоб нельзя, надо подавать в другой форме, чтобы ты понял, что нельзя уподобляться этим дебильным персонажам...

И всё же Лаэртский оказался беспросветным и неизлечимым оптимистом - редким. Такие, как он, делают жизнь проще, понятнее и веселее, даже если их творчество на первый взгляд несколько шокирует.

Но будучи не таким сильным оптимистом, я всё равно сожалею о том, что не имел возможности сохранить гениальную Сашину лексику, она в наше странное время очень кстати. Но, может быть, когда-нибудь потом...

С Сашей Лаэртским беседовал наш корр. Саша Илясов
"Ваш шанс", # 9-10 (15-16), март-февраль 1994

 

  laertsky.com  |  публицистика  |  1994
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017