laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
Отопительные печи для дачи и дома на сайте www.pechikamini.ru
лучший онлайн Казино
laertsky.com  |  публицистика  |  2002  


Что такое политический радикализм?

Новый опрос "Полярной Звезды". Вопросов на этот раз три. Очерёдность ответов не отражает пристрастий редакции.

1. Что такое политический радикализм? Какое место он занимает в обществе и общественном сознании?

2. Что такое экстремизм и в чём его отличие от радикализма?

3. Считаете ли Вы необходимым принятие закона об экстремизме и как Вы оцениваете его роль в существующей социально-политической реальности?


Юля Фридман - сотрудник редакции детского журнала "Барсук" и культ-уролог:

1. Политический радикализм - это изобретение середины XVIII века. Его придумал философ-просветитель Жан-Жак Руссо. В словаре написано, что политический радикализм - это направление общественной мысли.

Это направление общественной мысли обычно сводят к тому соображению (высказанному Ж.-Ж. Руссо), что, пока народ повинуется верховной деспотической власти, он поступает хорошо, но если восстает и свергает эту власть, то поступает еще лучше.

"Радикальный" (от латинского radix, корень) означает фундаментальный, корневой; политический радикализм - требование фундаментальных перемен в устройстве общества. По мысли Руссо, обществу хорошо бы было вернуться в Золотой Век, когда люди были равными и свободными, и движение жизни человеческой опиралось на естественное право и естественную мораль. Появление частной собственности положило основу гражданскому обществу, с этого места начался прогресс, пришла цивилизация и все испортила окончательно. Чтобы превозмочь издержки цивилизации, необходимо сделать право договорным, вербализовать фундаментальные представления о справедливости, которые в каждом заложены и со времен Золотого Века не изменились. Народ знает, чего он хочет, и сообразит, как это выразить словами, если ему не мешать. Собственности у всех должно быть поровну, а правительство становится инструментом осуществления Общей Воли (государство может быть и монархией, и парламентской республикой; как только оно подчинено и подотчетно народу, это вопрос технический). Такая идеология требует фундаментальной реорганизации общественного устройства; Руссо считал, что его схема годится для небольших государств.

Сейчас, кажется, под политическим радикализмом понимают иногда призывы к насильственному свержению существующего строя, категоричность и нетерпимость идеологической доктрины; иногда - экстравагантность политической практики. Например, иметь такую потрясающую внешность, как депутат Шандыбин, или фамилию Лобок, как один депутат Мосгордумы - бесспорный радикализм. Напротив, пить кровь христианских младенцев - не радикально, у нас, как хорошо известно из газет, почти все это делают.

В программе Руссо (антипросветительской) было нарочно оговорено, что философы для коренного переустройства общества решительно не нужны; любые советы и программы, от них исходящие, могут только вредить.

2. Экстремизм относится к средствам, а не к цели (вообще говоря, в отличие от радикализма). Экстремисты - сторонники применения крайних средств.

Но крайний радикализм, коренной экстремизм указывают на одну и ту же метафизическую реалию, и тогда их бывает трудно различить. Лобок, депутат Мосгордумы - может быть, это уже экстремизм, хотя Мосгордума для такого проекта - слишком мелко.

3. Поскольку мне трудно представить себе осмысленную формулировку "закона об экстремизме", начну с "роли в существующей социально-политической реальности".

Пропаганда, или, вернее, реклама закона об экстремизме для потребительских - виновата, для гражданских масс - строится на образном ряде обыкновенного бытового хулиганства в его крайних, а иногда и привычных городскому обывателю, формах. Словесное обрамление худо-бедно придает актам бытового хулиганства политическую окраску. Но бытовое хулиганство и так запрещено административно-уголовным законодательством. Создается впечатление, что закон об экстремизме нужен для того, чтобы связать словесное высказывание с актом бытового хулиганства видимостью причинно-следственной связи. То есть, юридический предлог для расправы с неугодными, и в то же время обеспечение зрелищ для народа (потому, что хлеба все равно не дадут).

Такой закон был бы крайним, то есть экстремистским, средством закрепления существующей власти. Если иметь уверенность, что данная власть в нынешних, крайне тяжелых условиях, способствует к пользе страны и народа - можно было бы думать о том, чтобы поддержать такой экстремистский проект.

Гейдар Джемаль - председатель Исламского комитета:

1. Политический радикализм это прежде всего воля к взаимодействию с подлинными коренными механизмами, управляющими историей и обществом. Политический радикал стремится работать не со следствием, а с причиной. Другое дело, что он может заблуждаться по поводу причины. Марксизм бесспорно относится к политическому радикализму, однако экономический материализм как коренной механизм истории - взгляд явно неудовлетворительный. Гораздо более глубокий подход к радикальному видению дает религиозный метод, точнее, религиозно-политический, который можно охарактеризовать как политическую теологию. Кстати, политическая теология была мировоззрением всех революционеров в европейском Средневековии и Возрождении.

2. Экстремизм есть понятие, относящееся к методам действия, в то время как радикализм это характеристика позиции в целом. Можно быть радикалом по мировоззрению - тем же марксистам - и весьма умеренным по образу действий (например всякого рода социал-демократы, экономические марксисты и т.п.). Наоборот, можно быть довольно банальным по позиции (эколог, хранитель радуги) и экстремистом по образу действий (блокировать работу отравляющих среду производств, входя в силовое противостояние с полицией, например). В целом экстремизм занимает свое место в сбалансированном наборе методов борьбы.

3. Закон об экстремизме в российских условиях есть юридическая поддержка полицейского произвола в интересах авторитарно-олигархического режима. При общем кризисе государственности в России и стремительной потере связи между политической надстройкой и широким обществом тоталитарные амбиции бюрократов будут расти. Они будут и дальше принимать всевозможные законы и указы в духе знаменитого приказа московского генерал-губернатора Трепова в 1905г.: "Патронов не жалеть". И как всегда экстремисты кончат тем, что вычеркнут из этого указа "па".

Роман Лейбов - ведущий еженедельного обозрения "Бессрочная ссылка" ("Русский Журнал"):

1. Радикализм - любовь к окончательному решению проблем, полный отказ от компромиссов. Обычное место его вытекает из определения - он маргинален. Победа радикалов возможна лишь в исключительных обстоятельствах, тогда маргинальные обычно настроения в обществе становятся активными и качественно доминируют (если таких обстоятельств нет, их можно создать). Так было с якобинцами в конце 18 века, так было с большевиками в начале 20. Никакая классовая борьба не объясняет победы этих радикальных групп - для них необходимо было состояние войны (примем по умолчанию, что оно для современных обществ не является нормальным) и резкая революционная трансформация общественной структуры.

2. Вообще-то в словарях эти два понятия не всегда различают, но удобно было бы их развести. Экстремизм - это радикализм в действии. Симптоматика радикализма - разного рода экстремистские акции. Радикализм - в головах и на кампусах, экстремизм - в кулаках и на площадях.

3. Как гражданин другого государства, я могу судить только отвлеченно. Не знаю, какова ситуация сейчас, но мне представляется, что существующие законы РФ, при условии их выполнения, способны защитить граждан от насилия и ущемления их прав. Если это так, и имеющиеся законы просто не работают, то принятие нового, сколь угодно грозно называющегося, не изменит ситуации. Точно так же, как не изменит ее принятие специальных законов "О Разбое" (кажется, России принадлежит печальное мировое лидерство по количеству преступлений этого рода на душу населения), "О Взятках", "Об Изнасилованиях" и "О Воровстве В Метро Кошельков Из Коричневой Кожи У Нетрезвых Пассажиров С Московской Пропиской".

Юрий Шевцов - директор центра по проблемам европейской интеграции Европейского Гуманитарного Университета, издатель и редактор альманаха "Геополитика", Минск:

1. Политический радикализм - это идеологическое обоснование применения насилия для решения тех или иных общественных проблем. Политические партии, движения, группы интеллектуалов, которые исповедают политический радикализм являются неотъемлемой частью политической структуры любого устойчивого общества. Максимальная форма политического радикализма - это пропаганда идеи войны против соседей или геноцида некоего культурного меньшинства внутри страны. Политический радикализм как идеология войны редко бывает адекватен реальным потребностям общества, ибо потенциал к ведению успешной войны у каждого общества ограничен. Политический радикализм бывает востребован в обществах, которые подверглись внешней агрессии, либо в обществах, чья политическая структура оказалась не в состоянии разрешить путем реформ ставшие актуальными для части этого общества внутренние проблемы.

2. Политический экстремизм - это практическое воплощение политического радикализма. Т.е. политический экстремизм - это практическое применение насилия одной группы людей относительно иных групп для достижения неких идеологических целей. Максимально возможные формы политического радикализма: гражданская война на базе отстаивания гражданами исключающих друг друга идеологий, либо война одного государства против иного государства в силу отрицательного отношения к господствующей в ином государстве системе ценностей. Политический экстремизм всегда присутствует в политической практике любого общества. Проблему составляет не наличие политического экстремизма как явления, а степень его распространения в данном обществе. Ни одно общество не может пребывать в стадии господства политического экстремизма, т.е. войны длительное время.

3. Да. Такой закон должен быть. Политический радикализм должен быть локализован в рамках неопасных для общества подконтрольных государству форм. Политический экстремизм, который осуществляется вне рамок государственных органов и мероприятий, должен быть государством уничтожен. Каждое государство должно регулировать политическую активность своих граждан. Политический экстремизм, т.е. насилие в идеологических целях, является исключительной привилегией государства.

Михаил Болотовский - журналист:

1. Политический радикализм - это постановка чрезмерных политических задач. Они могут быть изначально разумными или неразумными, это не так важно. Важно то, что радикальный подход доводит их до абсурда вне зависимости от их исходной правоты или неправоты. Если проще, п.р. - это политика быка, не различающего цвета платка в руках тореадора.

Популярность п.р. в обществе и в общественном сознании зависит от степеней (1) невостребованности элит и (2) усталости масс. Порознь эти факторы существуют безрезультативно; в соединении способны дать критическую массу, достаточную для общественного взрыва. При разумном правлении разные элиты попеременно интегрируются во власть, а в случае отказа - устраняются. Взрывы происходят лишь тогда, когда система недооценивает способность очередной интегрируемой элиты к выходу из-под контроля. Обеспечив востребованность элит без потери контроля над ними, власть создаст ту ситуацию, при которой вторым фактором - усталостью масс - можно пренебрегать бесконечно долго. Нынешняя российская власть с данной задачей справляется. Нравственные оценки ситуации лежат вне круга заданных вопросов.

2. Экстремизм - это и крайняя степень радикализма, и почти неизбежная стадия его развития. Постановка чрезмерных задач рано или поздно требует и чрезмерных средств их решения. Переход радикалов к экстремизму свидетельствует или об их близком приходе к власти, или о скором распаде действующих сил и схем - с последующим возникновением новых. Российская ситуация очевидно близка ко второму варианту.

3. Нет, совершенно бесполезная затея. Если власть слаба или совершает ошибки фатального характера, то ей не помогут никакие законы. Если же она сильна и ее действия осмысленны, то подобные законы ей просто не нужны.

Вадим Гущин - редактор Rema.ru, Lenin.ru и Konkurs.ru, "Мориарти Рунета":

1. Существуют два правомерных подхода к трактовке этого термина.

Первый, исходя из гуманитарной парадигмы, радикальный:

|| Радикал — результат извлечения корня.

|| Корень степени n из числа а — всякое число х, n-я степень которого равна а.

|| Радикал — сторонник коренных, решительных мер, действий, программ.

|| Корень уравнения — число, которое после подстановки его в уравнение вместо неизвестного обращает уравнение в тождество.

============= ERGO: =============

Политический радикал - сторонник алгоритмизированных мер к выяснению той степени наличествующего состояния, по выяснении и применении которой к общественнму состоянию оно обращается в тождество представления об общественном состоянии.

Второй, исходя из естественнонаучной парадигмы, экстремистский:

Радикалы свободные, атомы или химические соединения с неспаренным электроном (обозначается жирной точкой), например H, CH3, С(С6Н5)3. Парамагнитны, реакционноспособны. Короткоживущие радикалы - промежуточные частицы во многих химических реакциях. Некоторые Р. с. стабильны и выделены в индивидуальном состоянии. С участием Р. с. осуществляются важные биохимические процессы, например ферментативное окисление.

============= ERGO: =============

Радикалы свободные, политики или политические объединения с неприкаянным электоратом (обозначаются многоточием), например ..., ...., ....... Параэлетаксичны, т.е. обладают положительной восприимчивостью к зарядам электоральных тел, реакционноспособны. Короткоживущие радикалы - промежуточные группы и депутаты для формирования того или иного крыла или блока, либо для деформирования оных. Некоторые Р. с. стабильны и выделены в индивидуальном состоянии. С участием Р. с. осуществляются важные политтехнологические процессы, например идеократическая эрозия.

В современном российском, а можно сказать, русском обществе, радикализм занимает все место, которое не занято под хранение картошки на зиму и боеприпасов, радикалами являются практически все, за исключением пациентов психиатрических клиник принимающих галоперидол.

Общественное сознание всилу свойственной врожденной рефлексии категорически отрицает радикализм общества.

Пример: бабки у подъезда ратующие за выселение черножопых, смертную казнь за употребление наркотиков и увеличения песии в 82 раза, полагают себя сторонниками поддержания умеренного правопорядка в рамках какой-либо из пережитых ими конституций и законности данной им в ощущениях.

2. Правильно сказать, что ничего общего между этими понятиями нет.

Но поскольку их принято рассматривать в общем контексте явлений, то можно сформулировать так:

Радикализм - план выражения, экстремизм - план содержания.

Радикализм предполагает перевод явления (проблемы) в категорию объекта. Быть радикалом - значит устранять проблемы.

Экстремизм - это методологическая абсолютизация достижения цели. Быть экстремистом - значит изменять обстоятельства (явления) путем изменения свойст объекта, репрезентирующего явление.

(Еще раз, смыкаться радикализм и экстремизм могут тогда, когда достижение цели мыслится как объективация, то есть снятие "проблемы".)

Я намеренно противопоставляю субъективистскую парадигму "явление - обстоятельство - проблема" "объективистскому" объекту с набором свойств.

Можно, если очень хочется, посмотреть на это как на пропозицию экзистенциального и диалектического, начиная с Кьеркегора и Гегеля, а можно и плюнуть, если высота колокольни позволяет вести ее отсчет сверху.

3. Чем более акцидентны области применения законов, принимаемых сворой оглоедов и пустобрехов, тем меньше вреда народу. Пусть бы дебатировали регулирование поливки газонов во время дождя (или отливки гондонов для статуй Коня).

Александр Лаэртский - музыкант:

1. Это - губная помада и вульгарные колготки, которые используются с целью получения инвестиций от определённых "клиентов".

2. Это мощные усы и пьяный кураж, цель которого - привлечь к себе внимание соседей по социальному столику.

3. Поскольку законы не работают, то и приём их - пустая трата бюджета и времени.

Дмитрий Полянин - начальник управления печати и массовой информации Свердловской области:

1. Политрадикализм - начало и конец здравого смысла в политике, если нарисовать политику как отрезок. Место в обществе и людском сознании - тоже по краям.

2. Если радикализм можно указать на отрезке, то экстремизм - нельзя. Он вне системы координат. Это беспредел. Жизнь без правил.

3. Глупо принимать закон о беспределе (о жизни без правил). Да и не всякий экстремизм вреден. Когда инквизиция считала, что земля плоская, некоторые экстремисты (идеологические экстремалы) полагали, что она круглая. Они жили в другой системе координат и за это шли на костер. Вообще сама борьба с экстремизмом очень похожа на охоту на ведьм (экстремистов). Полагаю, что если экстремисты войдут в противоречие с уголовным кодексом, то их правильнее называть убийцами, ворами, насильниками, разбойниками, бандитами и прочими словами в зависимости от содеянного. Только при чем здесь экстремизм?

Дмитрий Быков - ведущий еженедельного обозрения Быков-quickly ("Русский Журнал"), кавалер ОКМ:

1. На мой взгляд, под определение политического радикализма подпадают любые партии и движения, призывающие в крайне ограниченные, конкретные исторические сроки решить проблему, на которую история отводит века. В этом смысле политическим радикалом мне представляется не только Ленин, но и Явлинский времен программы "500 дней". Кроме того, как мне представляется, для радикализма характерно презрение к человеческой жизни (прежде всего собственной), ненависть к обывателю как носителю нормативных ценностей и ставка на силу. В этом смысле, конечно, Новодворская никаким радикалом не является, а является городской сумасшедшей, прописавшейся в разделе светской хроники. Место радикализма в обществе очень скромно, поскольку пассионариев во все времена мало. В общественном сознании оно чуть больше, поскольку это сознание всегда нуждается в жупелах.

2. Экстремизм отличается от радикализма, на мой взгляд, приоритетами: для радикалов, хороши они или плохи, важна все-таки некая цель, пусть и предельно абстрактно сформулированная. Для экстремистов важно средство, то есть максимально бурные и кровопролитные действия. У большинства экстремистов цели нет вовсе - некоторые придумывают ширму. Радикал - все-таки политик, экстремист - скорее экстремал; радикализм - философия, экстремизм - образ жизни. Лимонов - радикал, скинхеды - экстремисты.

3. Социально-политическая реальность - термин крайне расплывчатый. Если понимать под нею расклад политических партий в Госдуме, сферы влияния в Кремле и пр., то закон об экстремизме необходим - хотя бы для того, чтобы экстремисты типа Жириновского лишились права голоса, а экстремистские организации вроде "Идущих вместе" с их вандальскими акциями запрещались на корню. Если брать реальность более широкую, то есть рассматривать общество в целом, - закон об экстремизме может только повредить, поскольку под него можно подверстать любое хулиганство (с одной стороны), а также любую журналистскую деятельность (с другой). Тогда закон превратится в инструмент по устранению неугодных. Пусть уж лучше будут и "Идущие", и относительная свобода прессы, посильно их нейтрализующей.

Сергей Арутюнов - эксперт ПЦ "Деловая пресса":

1. Радикализм в политике, как и в других областях деятельности, старается решать задачи (а в политике они редко бывают простыми) сильными координальными средствами. Специфика политического радикализма такова, что при кажущейся простоте предлагаемых исходов радикализм либо вырождается в популистскую болтовню, решающую болезненные вопросы "одним махом" и как правило за чужой счет, либо превращается в идеологическую программу, за которой следует перелицевание страны, в нашем обостренном российском случае - политического блока, а за ним и мира. Кто есть русский радикал? Поименно. Таковых нет, потому что радикализм предполагает и результат. Нельзя объявлять радикалом троечника-экономиста, отпустившего цены вне всякого социального контекста. Если физического взрыва при этом "радикальном деянии" не произошло, то произошел психический слом нации, из которого она с трудом выбирается и по сей день. Невозможно именовать радикалом некоронованного самодержца, попытавшегося сломить отдельно взятую горскую независимость как раз на волне стремления к суверенитетам, которую сам же и провозгласил. Радикализм есть требование результата, сам результат и положительный результат. Радикалами с большой натяжкой могли бы быть названы реформаторы вроде Столыпина, однако отечественная политическая среда при самодержавии только начинала формировать фигуры для политики и за результат, естественно, ручаться не могла.

2. Экстремизм отличен от радикализма тем, что негативистичен по сути и находится на нелегальном положении, избегая не только ответственности, но и гласной полемики. Экстремизм сформирован предрассудками масс, руководствуется принципом силового противостояния, не брезгует средствами и вообще не является образованием политики. Это, если угодно, безумный вой, принимающий форму "акций", низовая платформа, призванная толкнуть вверх, выделить действительных политиков, набирающих вес и значение только по уходе из экстремистских лагерей. Эволюция многих деятелей Европы (Йошка Фишер) тому подтверждение. Своевременный уход от организации уличных беспорядков, возможно, даст России в будущем незаурядные фигуры, вышедшие из скинства, фанатства и нацболов, но оснований к тому мало в силу неразборчивости и изменчивости базовых идеологий толпы (даже они теперь спутаны).

3. Закон об экстремизме и своеврененен, и конъюнктурен. Его принятие может состояться и может быть отложено - существа дела это не изменит. Органы правопорядка не в состоянии бороться с экстремизмом, поскольку деморализованы вместе со всеми слоями общества. Политик, способный дать стране смысл существования помимо борьбы с внешней угрозой, станет подлинным радикалом и исторической фигурой. В апатии и безрассудстве страна не может даже испугаться, чтобы стать "военным лагерем".

Нужны не законы, а осознание своего положения, интенция общества быть и быть так, как следует. Нужно ли ему величие? Одно можно сказать - унижения ему не нужно. Требуется повод уважать себя. В изыскании этих поводов в недрах социума появляются экстремистские ячейки, засиживающие политическую карту до полного морального омертвления и нравственного одичания. Оптимистичных западников можно сразу одернуть: Европа, как всегда, опоздает. Опоздают все, потому что поиски русского смысла существования есть боль только наша, и ни один немецкий доктор справляться с ней еще не научился. В интересах атлантистов - сон России, ее похмельный бред, нежели следование по пути цивилизации на равных правах, а не на "особых условиях".

Дмитрий Ольшанский - критик, публицист:

1. Политический радикализм в настоящее время в России - все, что выходит за рамки подчиненной власти умеренной-либеральной капиталистической политики. Радикализм сейчас - это и реально левые, и реально правые движения.

2. Отличие экстремизма от радикализма в том же, в чем отличие теории от практики, на мой взгляд. Радикализм - определенная общественно-политическая платформа, идеология. Экстремизм - готовность на определенные, совершенно не обязательно связанные с какой-то идеологией поступки.

3. Считаю принятие закона об экстремизме крайне вредным. Смысл его в том, что всякая политика, подчиненная нынешнему режиму - по определению служебная, сервильная и бесцветная, начисто лишенная сколько-нибудь определенных принципов. Закон об экстремизме должен подвести под статью всех, у кого такие принципы имеются.

Сергей (СиЛя) Селюнин - музыкант:

1. Выражение и отстаивание крайних ПОЛИТИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ. Общество наше (я имею в виду постсоветское, да ,наверное, и не наше тоже) при определенной обработке весьма склонно к проявлениям радикализма.

2. Использование крайних МЕТОДОВ БОРЬБЫ за достижение политических целей.

3. Да, хотя я считаю, что такой закон в наших условиях может стать средством для подавления всякого инакомыслия выраженного в организованной форме.

Максим Мошков - создатель "Библиотеки Мошкова":

1. Черт его знает. Надо будет сходить на Яндекс, посмотреть определение.

2. Экстремум - максимальное и минимальное значение, принимаемое функцией на множестве.

3. Я считаю, что надо снизить налоги.

Алексей Подберёзкин - председатель ЦС Движения "Духовное наследие", Генеральный секретарь СЕПР (ДН), доктор исторических наук:

1. Радикализм, в отличие от экстремизма, можно рассматривать как решительную форму действия, качественно меняющую ситуацию. В отличии от экстремизма, радикализм чаще проявляется в рамках существующих правовых и этических норм.

2. Экстремизм - приверженность крайним политическим, идеологическим, религиозным и другим взглядам. Существовал и будет существовать всегда, так как является крайней формой реакций человека, группы людей на какое-либо событие. Экстремизм по определению неадекватен, вреден, так как исключает рациональную, разумную реакцию как таковую. Как правило, экстремизм находится вне общепринятых рамок права и морали.

3. Да, я считаю необходимым принятие закона об экстремизме, прежде всего в целях противодействия антизаконным силовым действиям, но этот закон не должен смешивать экстремизм и радикализм.

Сетевое издание "Полярная звезда"
Оригинал статьи - здесь

 

  laertsky.com  |  публицистика  |  2002
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017