laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  публицистика  |  1993  


"Сиськи в тесте"

Мой первый приезд во Францию совпал с садистским бумом. Пышно, с размахом и помпой отмечался какой-то юбилей злополучного маркиза, одарившего мир этой чертовски привлекательной игрушкой. Нет, конечно же, садизм существовал всегда - как способ реализации агрессивных человеческих наклонностей, но де Сад был первым, кто объединил сексуальную агрессию и социальное насилие, блестяще доказав, что одно без другого немыслимо. Французы недавно поняли, что философия садизма, порождённая де Садом, актуальна не меньше социализма, коммунизма, капитализма и прочих общественно-социальных доктрин, и, канонизировав маркиза, бросились изучать его произведения. Я видел даже адаптированное издание "Философия в будуаре" для детей, богато иллюстрированное и доступное для понимания "цветам жизни". С картинками - ладно, на них оргии изображены каким-то совершенно целомудренными сценками с морковками вместо фаллосов. Но вот как же изворотливым французам удалось миновать "острых углов" в тексте? Уму непостижимо!

У нас в России изучение научного садизма только начинается, но освоение нового материала идёт такими темпами, что вместо закрывшегося института научного коммунизма скоро придется открывать... (страшно подумать). Достаточно лишь самого беглого взгляда на всю историю нашего государства, нашей жизни, нашей культуры, чтобы понять, что у нас очень богатые садистские традиции. Таких нигде нет.


Расцвет садизма начался во время гражданской войны, с приходом Советской власти. Эта тема стала главной в русской литературе в начале 20-х годов. В стихах Маяковского, Багрицкого, Светлова, Безыменского и других советских поэтов живописания насилия использовались чаще всего как "метод отвращения", когда нужно было как можно "натуральней" описать зверства классового врага. В качестве примеров можно вспомнить хрестоматийное стихотворение Багрицкого "Смерть пионерки", поэму Безыменского "Павлик Морозов". Садизм был той чертой, переступив которую, человек превращался в животное, друг становился врагом, герой - извергом, палачом, насильником. Жертва в ореоле мученичества стала страшным символом эпохи. Исключением был, пожалуй, один Маяковский, автор бессмертных строк: "я люблю смотреть, как умирают дети", "ноги знают, чьими трупами им идти", "ко мне, кто всадил спокойно нож и пошел от вражьего тела с песнею!", "мы его обольём керосином и в улицы пустим - для иллюминаций", "я выжег души, где нежность растили" и т.п. А вот это мне особенно запомнилось: "Теперь - клянусь моей языческой силою! - дайте любую красивую, юную, - души не растрачу, изнасилую и в сердце насмешку плюну ей!"

С этого начиналась наша сексуальность. Я учился в провинциальной школе. Помню, как на уроке истории старшая пионервожатая с пафосом и дрожью в голосе рассказывала нам, как 17 фашистских гадов по нескольку раз насиловали местную героиню-партизанку, именем которой была названа наша школа. Девочки тупили взоры, глаза мальчиков загорались. У нас в классе было 17 пацанов, ИХ было столько же. Логика - предельно простая: если Маяковскому, который "был и остаётся лучшим и талантливейшим поэтом советской эпохи" (по выражению Сталина) - можно, то почему НАМ нельзя?

Поиски жертвы были недолгими. Ею оказался немой юродивый мальчик, который всё время околачивался вокруг школы. Несколько моих друзей-одноклассников затаскивали его в туалет и заставляли делать им минет (нет, естественно, они не знали этого слова, выражаясь проще: "вафля", "отсос", "пососать"). Они не понимали, что это нехорошо, жестоко, бесчеловечно. Они не перестали даже быть моими друзьями после этого. В самом деле, удивляться и ужасаться нечему: всё было совершенно естественно.

Классная руководительница по прозвищу Дона Роза (она была очень похожа на Калягина в фильме "Здравствуйте, я ваша тётя!"), узнав о шалостях учеников, собрала весь класс в своём кабинете и, не разбираясь, кто прав, кто виноват, в очередной раз назвала нас выродками, уродами, жертвами аборта и наглыми тварями. Быстро выяснилось, что мальчик Лёлик, которого насиловали в туалете, был из местного дурдома, знаменитого тем, что в нем содержались дебильные дети московских партийных боссов. Изредка по выходным дням около ограды детдома появлялись чёрные "Волги", которые исчезали так же быстро, как и приезжали. Грустная история Лёлика, наверное, еще раз доказывает несправедливость мысли о том, что дети не должны расплачиваться за грехи своих родителей. Вернее - мысль эта вполне справедлива, но она не имеет ничего общего с нашей реальностью.

После того, как Лёлика перестали выпускать из партийного дурдома, моим одноклассникам понадобилась очередная жертва, которой вскоре не без удовольствия стала похотливая второгодница Алла Фадеева, дочь алкоголика полковника, возглавлявшего местное ГБ. Кажется, в свои 12 лет она преуспела лишь в одном - в сексе, обслуживая не только большинство моих одноклассников, но и солдат, несших нелёгкую службу на одном из поясов ПВО, расположенном неподалёку. Дружки с восторгом рассказывали мне, что "Алка может всё, она всё-всё знает и умеет!" Почти каждый день, прогуливая уроки, она устраивала у себя дома "званые приёмы" с продолжительными коллективными оргиями, и всё было хорошо, пока гэбэшный папаша не накрыл эту малину. Скандал мог разразиться грандиозный, но оказалось, что и папаше, и Алке, и её клиентам-ровесникам, и учителям было выгодно замять всё как можно быстрее, что и сделали. Большинство участников групповухи вскоре поплатилось здоровьем, обнаружив у себя целые букеты венерических болезней. Наверное, это был подарок от ПВО...


Наша сексуальность воспитывалась не только на советской садистской поэзии. Любимыми детскими стишками были "страшилки", так называемый "чёрный юмор". Мы рассказывали их друг другу, обменивались ими, придумывали и записывали. Многие я помню до сих пор:

Двое влюблённых лежали во ржи,
Сзади комбайн стоял на межи.
Он тихо завёлся и тихо пошёл.
Кто-то в батоне лифчик нашёл.

Красная площадь, зеленые ёлки,
Мальчик играет в жёлтой футболке,
Чёрная "Волга" промчалась, шурша,
Нет, не дождётся мать малыша.

Маленький мальчик залез в холодильник,
Кто-то засунул розетку в рубильник.
Сразу застыли сопли в носу -
Нет, не доел малыш колбасу.

Я был чемпионом по количеству сочинённых ужасов, по их изощрённости и извращённости. Это была первая "проба пера". И "это было бы смешно, когда бы не было так грустно", ведь все эти "страшилки" списывались с реальной жизни, которая, как правило, намного страшнее вымысла. А те, что не списывались, оживали впоследствии, "как по писаному". Подумать только, ведь всё это было сочинено детьми!

Пару лет я жил в деревне за 101-м километром от Москвы по Белорусскому направлению. Как известно, десятилетиями за 101-й километр из Москвы выселяли уголовников и бомжей, поэтому я оказался в хорошей компании. Жизнь там была унылой. В местном лесничестве я работал лесником - лешим. Я же был единственным шоуменом в округе, подрабатывая в качестве ди-джея на дискотеках, которые по выходным проводились в полуоблупившемся и полуобвалившемся сталинском Доме культуры. Немногочисленная бухая молодежь по вечерам сползалась сюда, чтобы потанцевать, повыпивать, потрахаться или подраться. Обстановка на дискотеках была суровой и, хотя меня и уважали как организатора всего этого зверинца, можно было запросто схлопотать по шее за отказ выполнить заявку публики на тысячное исполнение "Яблок на снегу" или "Белых роз". Иногда на медленные танцы я ставил что-то в своём вкусе, но это уже было под конец, когда все оказывались пьяны и не могли отличить "Пинк Флойд" от Муромова.

Почти каждый раз на дискотеках перед моими глазами происходили групповые изнасилования. Единственное, что я мог предпринять в знак протеста - это зажечь свет и остановить музыку. Но это было совсем не безопасно. Насиловали молоденьких девчонок, повалив на пол или затащив их в какой-нибудь тёмный угол (один раз, впрочем, насиловали прямо на сцене, чуть не свалив в зал всю аппаратуру). После того, что я видел, меня уже не могли удивить и растрогать самые ужасные газетные ужасы.


Статистика изнасилований в России поражает огромными цифрами, но я уверен, что подавляющее большинство фактов насилия не попадает в милицейские сводки. Во всяком случае, ни одно изнасилование из тех, что я имел неудовольствие видеть, не преследовалось уголовно. Когда позднее я оказался на Западе и узнал, что в каждой стране существует громадное количество фондов и социальных программ помощи жертвам изнасилований, я подумал, что в России невозможно представить их существование. И уж совсем фантастическим кажется закон, по которому даже жена может подать в суд на мужа за изнасилование, а мужчина - на изнасиловавшую его женщину. У нас же проблема сексуального насилия столь глобальна и чудовищна, что многие никогда над ней не задумывались, поскольку насилие и жестокость - это вся наша жизнь.

Французский классик Жорж Батай написал в своем "Солнечном Анусе", что "совокупление -это имитация преступления". Но это у них там, во Франции, может быть, это "имитация"! В России совокупление - почти всегда преступление, и изнасилование - иногда изощрённо жестокое - самый распространённый способ сексуальных контактов. Жертва чаще всего сама решает, как ей быть дальше - сделать аборт, родить ребёнка и отказаться от него или поступить с ним как-нибудь ещё. Распространённый вариант: насильник становится мужем, припертый к стенке угрозой огласки и заявления в милицию. Насильник и жертва живут весело, душа в душу. Половина моих деревенских сверстников стала таким образом счастливыми отцами семейств в 16-17 лет. Должно быть, они воспитывают своих детей, "жертв аборта", надлежащим образом.

Маркиз де Сад был совершенно прав, говоря, что сексуальное насилие будет существовать, пока существует социальная жестокость. И чем больше социальная жестокость, тем больше сексуальное насилие. У нас суровые законы, и чтобы выжить, нужно им следовать. Я помню, какие драки проходили на тех же дискотеках. Каждый раз казалось, что без убийства не обойдётся. Один случай можно назвать самым крутым. Дрались два здоровенных мужика, так звонко били друг друга по мордасам, что удивительно было, как из них не вылетели последние мозги. Оба уже были в крови, но никак не могли остановиться. Два человека убивали друг друга ни за что, просто "махались", давая выход агрессии, вымещая ее друг на друге. Два русских человека, может быть, два друга или даже родственника, которым нечего делить и не за что ненавидеть, в мирное время, без всякого повода... Нет, повод, наверное, был, его найти можно всегда. Наконец их стали разнимать такие же, как они сами, бухие дружки, схватили их за руки и попытались растащить в разные стороны. И тогда один, по кличке Молдован, выгнулся изо всех сил вперед и... на глазах у всех откусил нос своему оппоненту. Это было очень впечатляюще! Молдован, довольный своей выходкой, выплюнул нос (вот он, Нос Гоголя!), а другой парень от неожиданности даже не успел испугаться: настолько пьян и разъярён, что ему уже было все равно. Молдована посадили - не за откушенный нос, а за какое-то старое убийство. Но он стал героем в сознании большинства тех, кто видел эту сцену, он был победителем!

Потом, когда я смотрел трюк с откусыванием носа в одном голливудском фильме, он не произвёл на меня никакого впечатления. Сделали-то всё классно, "натурально", но это была неправда, я знал, что это неправда, что в повседневной американской жизни этого не может быть, потому что не может быть никогда. Американцы смотрят бесконечные триллеры, фильмы ужасов и прочие кинострашилки как глупые сказки. Кстати, утверждают, что если перед сном человек будет регулярно просматривать какие-нибудь очень страшные фильмы и испытывать при этом настоящее чувство страха, это может очень благотворно повлиять на психику, снять стресс, психическую усталость и напряжение. Посмотрел триллер, испугался как следует - "ах, нос откусили!", "ой, как замочили друг друга!", "у, как надругались над бедной девочкой!" - и спи спокойно, пусть приснится тебе Америкэн Дрим - серебристый "линкольн" на лужайке перед собственным трехэтажным особнячком.


Россия - это сказочная страна для западных любителей острых ощущений, очень острых. Здесь реальность страшнее триллера. Весь мир с содроганием узнавал очередные подробности, связанные с делом Чикатило. Корреспонденты сотен западных изданий посылали отчёты с каждого заседания суда: "Он изнасиловал стольких-то мальчиков и стольких-то девочек!", "Мальчикам он откусывал кончики языка, а девочкам - сосочки!", "Его не могли поймать несколько лет!" и т.п. Они были потрясены. Они не знали, что дело Чикатило - одно из немногих, получивших огласку. Но сколько таких маньяков уже было и сколько их еще будет?

С детства я слышал от своих и других родителей, что нужно опасаться незнакомых тётей и дядей, что нужно опасаться всех тётей и дядей, потому что от кого угодно можно ожидать чего угодно. Одна школьная учительница со сладострастием рассказывала нам о том, как бдительная советская милиция обезвредила врачиху-садистку, которая издевалась над своими пациентами и лечила их совсем не так, как нужно. ("Но ведь они, кажется, все лечат не так, как нужно, - уже тогда думал я. - Почему же не посадят всех остальных?") На местной железнодорожной станции то и дело появлялись новые милицейские листовки с фотографиями маньяков.

Слово "маньяк" - это что-то из моего детства. К примеру, однажды про внезапно пропавшего школьника все тут же подумали, что он стал очередной жертвой садиста. Однако вскоре труп мальчика был извлечён из громадного навозного болота, образовавшегося рядом с фермой. Он ехал на велосипеде и, не заметив ямы, въехал в неё на всей скорости, не сумев выбраться. Смерть в говне - это так по-русски!..

Ещё, я помню, в подростковом возрасте мы называли себя металлистами. Я носил рваный и проклёпанный школьный френч с эмблемой американской группы "Твистед Систер" ("Извращённая сестрёнка"). Быть металлистом означало - одеваться так, как выглядят на сцене наши кумиры: "КиСС", "ВАСП", "Эксепт", "Мотли Кру". Кожаные проклёпанные напульсники, металлические браслеты, цепи, заклёпки, молнии, какие-то шипы. Позднее я узнал, что именно так выглядят настоящие американские садомазохисты, именно садомазохисты. Они любят все эти аксессуары - кожа, шипы, цепи, нацистские фуражки и значки, их всё это возбуждает не меньше, чем наших подростков. В свое время садистский имидж перенял ветеран американского рока Элис Купер. "КиСС" создали на этом колоссальный культ, существующий до сих пор. Будучи подростком, я вступил в международную организацию "арми оф "КиСС", заполнив членскую анкету, обнаруженную мной в только что купленном за бешеные деньги новеньком нераспечатанном диске группы. Анкету я отправил по указанному в ней адресу, но никакого ответа не получил. Филиала "Армии киссов" в России нет. И слава Богу! Организация эта объединяет оголтелых и агрессивных подростков, с которыми я несколько раз сталкивался, живя в Америке.


Конечно, мы ничего этого не знали, садизм не был для нас заветной сексуальной формулой; но весь бутафорский антураж западных "металлистских" рок-групп был чем-то необыкновенно привлекательным. Словами этого объяснить нельзя. Хотя слова, тексты тех страшных и отвратительных песен тоже воспринимались как Откровение. Для многих моих ровесников ночные переводы песенок-страшилок были самыми эффективными курсами английского языка.

Вскоре переводы нам стали не нужны, поэтому что появилось множество отечественных групп, музыка и тексты которых были намного отвратительней и ужасней. Конечно же, я стал панком, поскольку именно панк-рок поднял тему садизма на головокружительную высоту. Вот, например, хит Саши Лаэртского "Сиськи в тесте":

Два чекиста в черных куртках, в галифе и с сапогами
Шли на место преступленья в город Кунцево далёкий,
Где петлюрцы да бандерцы, всяки Люберцы да негры
Изнасиловали дочку председателя Совдепа.
Но чуть-чуть переборщили, накололись мульки сраной
И отрезали ей сиськи, чтоб затем испечь их в тесте.

Припев:

Сиськи в тесте - это вкусно!
Захотелось сисек в тесте! (2 раза)

А чекисты подоспели прям в разгар делёжки сисек
И давай стрелять из ружьев в небеса, где пели птицы.
Гуси падали на землю, и от страха обосрались
Все коньки в лугах колхозных, и заплакали детишки.
А петлюрцы и бендерцы, как увидели героев,
Побросали сиськи на пол и залезли на машины.
И уёбывать помчались в направленьи ФРГ, бля,
Позабыв кулинарию, канули в века навечно!

Припев:

Сиськи в тесте - это вкусно!
Заходите! Сиськи в тесте! (2 раза)


Сюжет, опять-таки списанный из жизни. Ну чем не подвиг Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда, народного артиста РСФСР (и прочая, и прочая, и прочая) Андрея Чикатило? Тот тоже сосочки откусывал. Ну захотелось человеку сисек в тесте, ведь это же так вкусно, зачем же отказывать себе в таком скромном удовольствии! Маяковскому можно, а ему нельзя, да, его - к стенке?!

В репертуаре Лаэртского много таких песенок. Подобными вещами я очень увлекался, будучи подростком. Потом решил, что сам могу писать не хуже и собрал свою группу "ММ". Название расшифровывалось по-разному - "Московские Мученики", "Маленький Мук" и как-то ещё. Мне больше всего нравился самый скромный вариант "МОГУТИН МОГУТИН". Ядро группы составляли роскошный джазовый гитарист Андрей и его любовник, русский негр Рома. Рома был гениальным слэпповым басистом, каких я в Москве больше не видел и не слышал. Кроме этого, сам по себе он был суперэкзотическим персонажем - красивый культурный голубой негр, дитя непродолжительного романа студента из Гвинеи-Бисау и простой русской девушки из интеллигентной семьи. В честь Ромы мы сочинили гимн на мотив песни "Наутилуса": "Гуд бай, Гвинея-Бисау, где я не буду никогдау!" Он действительно не думал, что когда-нибудь окажется на своей исторической родине, но внезапно объявился его папаша, приславший письмо с приглашением. Рома решил ехать. Андрей был против, я - тоже, поскольку не мог себе представить существование группы без такого классного басиста.

Мы почти не выступали, но когда выступали, имели успех. Нашим хитом была мелодичная баллада на стихи старинного поэта Ивана Никитина. Я не могу сейчас найти этот текст, но помню сюжет - описывается любовная коллизия, когда муж застаёт свою жену в объятиях любовника и убивает сначала его, потом её, а потом и себя. "На столе лежал белый хлеб и нож. Он схватил тот нож и ..." Когда мы исполняли эту балладу, публика в зале выла и стонала от восторга. Хотя сюжет и сегодня мне кажется ужасным, совершенно ужасным.

Однажды мы выпивали с Андреем на его подмосковной даче и сочиняли какие-то песенки в цыганском стиле. Я играл на скрипке, он - на гитаре, а Рома должен был петь. (Представьте себе негра, поющего цыганский романс!) Мы выпивали, а потом смотрели на видео знаменитый шестичасовой документальный фильм "Америка". Во время отвратительной сцены казни на электрическом стуле (у жертвы взрывались кожа, вены и сухожилия, а изо рта вываливались внутренности) Андрей вдруг сказал мне: "Я убью эту чёрную обезьяну!" Я сначала не понял. Оказалось, что он застукал Рому с каким-то его любовником и, расстроенный, поехал в дремучую деревню в Смоленскую область к бабке-гадалке, которая нагадала ему, что "чёрная обезьяна принесёт неисчислимые беды и несчастья и нужно от нее избавиться". Я принял всё это за пьяный бред.

Вскоре Рома пропал, Андрей тоже не приходил на репетиции, я не мог понять, что происходит. Это напоминало детство с рассказами о маньяках, но дело было в Москве, а не в деревне, и голубая "чёрная обезьяна" не могла сгинуть, утонув в навозной луже.

Обезображенный до неузнаваемости труп Ромы был найден неподалёку от дачи Андрея, где он поклялся убить, и убил. К тому времени "ММ" уже не существовало, о трагической развязке я узнал случайно. Андрея посадили по нескольким статьям, в том числе - по отмененной недавно 121-й. Экспертиза признала его психически нормальным. Но он не был нормальным! Я вдруг понял, что выбор стихотворения Никитина с тройным убийством для него не был случайным. А Рома, голубой негр Рома так никогда и не увидел своей Гвинеи-Бисау.


Зверские убийства в гомосексуальной среде - явление нередкое. Но странным образом милиции, прессе и кому-то еще хочется представить дело таким образом, что преступления и убийства на сексуальной почве у голубых происходят чаще, чем у всех остальных. Если маньяк насилует мальчиков - разве это страшнее, чем если бы он насиловал девочек? Почему наказание по неотменённой 2-1 части 121-й статьи гораздо суровей, чем за аналогичные гетеросексуальные преступления?

В своё время Голливуд, выполняя соцзаказ, снял несколько разоблачительных фильмов против наркоманов, рокеров, гомосексуалистов, ещё нескольких социальных категорий, имеющих репутацию криминальных. Во всех фильмах сюжет одинаков - бесстрашный полицейский получает задание внедриться в преступную группу и обезвредить ее. В фильме Уильяма Фридкина "Круизинг" Аль Пачино играет полицейского, вынужденного сделаться голубым на время выполнения задания. Нужно отдать ему должное - он хорошо вошёл в роль. Но фильм это - всё равно лишь зрелищная дешёвка, которая не имеет ничего общего с реальностью, точно так же, как фильмы Пола Верховена, у которого то голубой становится жертвой, то две лесбиянки убивают всех мужиков на своём пути.

Садизм не разделяется по половым, сексуальным, социальным или возрастным категориям. В этом можно удостовериться, если следить за газетными соо6щениями. Вот маньяк насиловал своих жертв, не обращая внимания ни на пол, ни на возраст. Каким-то образом он умудрился надругаться над спортсменом-лыжником, насадив его потом на лыжную палку. ("Это у меня наследственное, - говорил мне знакомый гомосексуалист. - Большевики моего деда на кол посадили!")

Я слышал рассказ о том, как азербайджанцы расправляются с пленными армянами: посадив их на бутылку от шампанского, бьют по позвоночнику, и бутылка буквально взрывается внутри. Какая изощрённая садистская фантазия!..

Информация о чудовищной смерти бездомной старухи, которая спала на земле в каком-то парке, и двое детишек забили ей рот и нос песком. А вот о пожилой женщине, которая умерла от разрыва сердца, испугавшись, что её хотят изнасиловать. Оказывается, догонявший ее мужик всего лишь собирался попросить прикурить...


Ежедневные сообщения о сыновьях, насилующих своих матерей (запомнился один комментарий: "Наверное, очень хотелось!"), отцах, насилующих детей, убивающих друг друга супругах и любовниках - это уже читать неинтересно: неоригинально, хочется чего-то новенького. Вот, например, заметка под заголовком "Оскопил соперника" или "Остался без одного яичка". Вот это весело! "Геронтофил-насильник": "Восьмидесятилетняя старушка была изнасилована в собственной квартире в понедельник вечером... Сопротивление жертвы лишь возбудило насильника..." "Мама, не убивай меня!": "Жене исполнилось уже 5 лет. Паренек рос шустрым, весёлым, а когда он пропал, вначале не очень-то беспокоились. Сыщется, мол, да и люди все вокруг свои, деревенские. А беспокоиться следовало бы... Нашёл Женю односельчанин в овраге, что в конце села. Ручка торчала из-под земли..."; "Пятилетнюю Олю изнасиловали прямо в её доме. Сосед зашёл на "огонёк". Родителей, к несчастью, не было, чем и воспользовался этот нелюдь..."; "...через крышу влезла в дом и стала убивать. Своих детей. Душила. Восьмилетнюю дочь зарезала кухонным ножом прямо в кроватке, другого же мальчика, который пытался спастись, догнала во дворе, где и заколола тем же ножом. Говорят, соседи слышали, что малыш кричал: "Мама, не убивай меня!"

У моего тёзки Ярослава Гашека есть история про офицера, которой хотел растлить юнкера, угрожая ему дисциплинарным взысканием. Аналогичный случай произошёл в Санкт-Петербурге. О нём со смаком сообщается в заметке "Арестован военный педагог-растлитель": "Полковник, преподаватель Военно-артиллерийской академии совершал акты мужеложства с двумя школьниками (третьего и шестого классов), а также с учащимися ПТУ. Угрозами он заставлял их садиться к нему в машину и увозил за город..."

А вот совершенно фантастическая информация о том, что в московском Доме аспиранта и студента несколько дней висело объявление об организации клуба поклонников Чикатило. Желающим вступить в него - обращаться по телефону... Недоверчивый читатель наверняка решил, что это не более, чем глупая журналистская шутка. Но я-то жил в ДАСе и знаю, что поклонников самого знаменитого русского маньяка там найдётся немало.

Всё это - звенья одной цепи, перечислять которые можно бесконечно. Как написал в одном из своих рассказов Эдуард Лимонов, "само насилие - ну признайся, признайся, читатель - очевидно, великолепно, ибо это одна из блистательных возможностей почувствовать радость от того, что ты, человек - сильное отдельное животное, так до конца и не одомашненное, не смирившееся с их скучными законами, созданными для слабых..."

Так что ДЕЛО ЧИКАТИЛО ЖИВЁТ И ПОБЕЖДАЕТ!

Ярослав Могутин, американский культуролог
"Новый Взгляд", 1993

 

  laertsky.com  |  публицистика  |  1993
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017