laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  публицистика  |  2000  


"Русский шансон выдумал какой-то дебил"

Его узнают сразу - с первых строк, с первых же аккордов. Его особый жанр, стиль белого стихосложения, не спутаешь ни с чем. Поэтические фразы и метафоры, своеобразный тембр вокала, а также так называемая ненормативная лексика. Александр Лаэртский ненавидит блатную песню, но против правды не попрешь: он - тоже оттуда, он - символ "русского шансона 90-х", прямой наследник Шандрикова и Северного, только в другую - менее жестокую, но куда более жесткую эпоху.

- Александр, вы достаточно многогранный человек. Но все-таки: кем вы себя больше считаете - поэтом, музыкантом, певцом, живописцем, ученым, радиоведущим, медиком?..

- Я отношу себя к самураям. То есть любая область, которая меня начинает интересовать и которую я начинаю изучать, в конце концов мной познается до конца, и я становлюсь в ней мастером. А то, что меня не интересует, того я не знаю совсем. Меня не интересует поверхностное представление о чем-либо. Либо глубокое, полное представление, либо вообще никакого.

- И в каких областях вы уже стали мастером, как вы считаете?

- Вы лучше перечислите какие-нибудь, а я буду говорить, где я мастер.

- Ну, мне сложно так угадывать...

- Я не мастер по части кредиторской, то есть я никому не должен денег и не скрываюсь ни от кого в этом плане. Не умею от налогов уклоняться. Не специалист по сериалам всяким - не разбираюсь, Хулио от какого-нибудь Антонио не отличу. Также в телевизионных программах не разбираю, чем всякие "Завтречки" различаются от "Времечек" и "Сегоднячек". Все это для меня остается загадкой. В садоводстве я мало что понимаю... Вот так. Это навскидку, что первое в голову пришло.

- Во всем остальном вы, значит, спец?

- Есть определенные вещи. Десятка полтора можно насчитать.

- А вот музыка, песни входят в этот список?

- Наверное, с точки зрения какого-нибудь профессионального композитора, видимо, мой подход к созданию музыки покажется крайне непрофессиональным. Скажем, сама схема построения работы над какой-то мелодией покажется ему непонятной. Но в этом искусстве важен результат. А результат - это сила воздействия твоих произведений на аудиторию. Вообще, говорить о музыке сложно. Музыка - это самое главное оружие. Это единственная неподвластная никакой структуре, никакой цензуре сила, способная мощно воздействовать на людей.

- Александр, говорят, что вы начали писать песни под большим влиянием Гребенщикова...

- Скорее все-таки первым был Высоцкий. Это первое, что я начал слушать русскоязычное. Вторыми были "Зоопарк" с Майком Науменко. И уже позже, когда я начал сам что-то писать, услышал Гребенщикова. Я, конечно, отдаю должное этому влиянию. Без него гопников в нашей стране было бы гораздо больше.

- В отличие от Гребенщикова, вы известны как автор матерных песенок. Интересно, когда вы написали первую из них?

- Это в 86-м году было. Она называлась "Роллинг Стоунз" - это план".

- Использование нецензурных выражений - это был эпатаж, желание обратить на себя внимание или что-то другое?

- Оль, дело в том, что в то время это был не самый лучший способ обратить на себя внимание. Да, поверьте, что это так. Вообще вся эта байда - с 79-го года, когда у меня была группа "Волосатое стекло". Нецензурщины там не было, но были тоже какие-то моменты, тяжелые дела. К тому же я могу сказать, что я вообще не люблю обращать на себя внимание: одни неприятности от этого. Меня просто перло - я это так называю. Ну, так же как и сейчас садишься в студию - и начинает из головы все это безудержно лезть.

- В жизни вы тоже постоянно используете эти крепкие выражения? Или более сдержанны?

- Ну как... то есть все зависит от ситуации. В принципе есть, конечно, определенные места, определенные моменты, когда приходится сдерживаться. Мне очень там тяжело. Я весьма свободен - и люблю места, где я чувствую себя свободно. Не люблю каких-то формальностей, связанных с этикетом, по которому положено соблюдать те или иные вещи. Но иногда приходится. Тут никуда не деться, поскольку мы все живем в обществе. Приходится корректировать свои слова, поступки. Но чем реже я это делаю, тем более я счастлив. Да, наверное, я так и разговариваю.

- Я пока что этого не заметила...

- Ну мы же просто беседуем. Я же не эмоционально говорю. А для красного словца - это и есть желание эпатажа.

- А почему вы сейчас не зарабатываете музыкой?

- У меня такой подход к этому. Я понимаю, что он мне вредит, но я с трудом могу измерить результат своей деятельности деньгами. Меня конечный продукт интересует больше. То есть смотрю на компакт, который сделал сам, и мне достаточно такого эстетического удовольствия. Качество записи меня устраивает, диск стоит у меня на полочке. А так меня больше интересует процесс работы.

- Основной вашей аудиторией являются две такие противоположности: с одной стороны - так называемые гопники, а с другой - солидные бизнесмены. Как вы это объясняете?

- Я, кстати, могу немножечко не согласиться насчет гопников. Я не то что выступаю или пытаюсь в аристократа играть. Гопники - они больше слушают Черникову или там "Руки вверх!". Если под словом "гопники" мы с вами понимаем одно и то же. Для того чтобы действительно вот эти песни, которые я исполняю, любить и слушать, нужно обладать каким-то хотя бы минимальным воображением. А у гопников оно отсутствует полностью. Может быть, какие-нибудь панки слушают - тут я согласен. Но это немного разные вещи. Молодые неформалы это слушают, да. Но в конце концов из них получаются приличные люди. Я тоже по молодости не был, скажем так, студентом в очках (смеется), но тем не менее считаю, что я получился вполне таким нормальным, хорошим парнем.

- А к какому бы стилю вы отнесли свою музыку? Это какие-то дворовые песни, панк-рок, еще что-то?

- Ну, скорее всего это можно назвать тестом. Для многих это тест. Вообще-то не мое это дело - определения. Мне нравится писать. Но, как мне рассказывали, были такие моменты, когда люди моими песнями тестировали потенциальных партнеров по бизнесу. Или каких-то людей, с которыми в перспективе пришлось бы общаться. Согласитесь, что тот, кто слушает Марусю Распутину, никогда не поймет того, кто слушает Боба Марли. Это в принципе вроде бы мелочь, на это люди мало обращают внимания. Но если серьезно подходить к психологической совместимости, это важно.

- Александр, а как вы думаете, к русскому шансону ваша музыка имеет какое-то отношение?

- Вообще я очень отрицательно к этому отношусь. Потому что шансон - это французское слово. Это то же самое, что русское шампанское. Сам по себе русский шансон, по-моему, выдумал какой-то дебил, скорее всего эмигрант второго поколения, не совсем твердо стоящий на ногах. Я - нет. Нет, никакого отношения к этому явлению позорному не имею, Я даже слышал где-то по телевизору передачу, которая называлась "Русский шансон". Полный бред. Даже стыдно было бы там появиться. Не-е...

- Говорят, что Лаэртский - это ваш псевдоним, а какая ваша настоящая фамилия?

- Это даже не совсем псевдоним. На данный момент я специально взял фамилию жены... Ну, в принципе я не думаю, что это существенно. Оль, правильно?

- Ну, просто интересно...

- Да и к тому же, если приложить небольшие усилия, я думаю, можно узнать. Сейчас такой у нас мир - напичканный электроникой. Могу сказать одно: есть документы на мое имя.

- А чем занимается ваша жена? Она имеет какое-то отношение к музыке, искусству?

- Нет, она не имеет. Она бывший мастер спорта по плаванию. А сейчас работает в фирме компакт-дисков, занимается сбором заказанной информации - что-то типа пресс-службы.

- Дети у вас есть?

- Скажем так. Официально зарегистрированных - нет. Но это поправимая ситуация. Сами знаете, это происходит быстро и достаточно неожиданно.

- Я слышала, что вы раньше занимались бизнесом, и у вас были такие курсы молодых матерей...

- И сейчас все это функционирует. Но это не курсы, а такие центры помощи, скажем так, реабилитации постбеременности. Есть женщины рожающие, а есть рождающие. Рожают женщины сознательного уже возраста, которые представляют ситуацию. А рождают - это те, кто делает это бессознательно и еще не понимает, что, производя на свет ребенка, попросту говоря, решив плодиться, они берут на себя очень серьезную ответственность. И порой сами пугаются: что это такое со мной произошло? И к нам сразу. А мы помогаем. Сцеживаем, пеленаем и так далее.

- И что, многие к вам обращаются?

- Не бей лежачего, конечно! Также мы их там заставляем поделки делать из разных еловых шишек - они же нервные все дико. А потом наши курьеры эти поделки развозят куда ни попадя и там берут деньги. А поскольку это все связано с медициной и в какой-то степени - с гуманитарной помощью, то это практически не облагается налогами. Всем выгодно.

- Да, Александр... значит, если у вас появятся официальные дети, вы уже в курсе того, как с ними обращаться?

- Да, никаких проблем не будет.

Ольга Крылова


Артемий Троицкий:

Я подозреваю, что такое явление, как русский шансон, есть, другое дело, что оно мне абсолютно не интересно. К этому жанру я отношусь абсолютно равнодушно - в первую очередь по той причине, что он не представляет собой ничего интересного с точки зрения музыки. Во-вторых, он может быть интересен только в том случае, если за дело берутся великие поэты и великие артисты, которые, подобно Высоцкому или Галичу, под одно "умца-умца" могут спеть и рассказать столько, что никакому рокбэнду не приснится. Насколько мне известно, таких артистов у нас сейчас нет. Я время от времени слышу выступления деятелей типа Шуфутинского, типа Кемеровского и должен сказать, что все это даже не второй - третий-четвертый сорт. Из всех, кого я слышал в этом жанре, а слышал я далеко не всех, мне совершенно искренне нравятся некоторые песни Звездинского из того, что он написал довольно давно, еще в 60-70-е годы. И некоторые песни Розенбаума. По поводу всех остальных боюсь, что никаких приятных слов, к сожалению, сказать не могу.

Лаэртского я помню как плохого рок-музыканта с какими-то намеренно скабрезными текстами, но при этом не смешными в целом. Я не считаю серьезной заявкой, если человек просто в отсутствии прочих талантов предпочитает поражать публику употреблением слов типа х...й, п...а, и т.д. Круг - я даже не знаю, кто это такой, даже фамилии такой не слышал. Я далек от тех кругов, в которых он популярен. Хотя, с точки зрения коммерческой, я думаю, всегда найдутся блатные, приблатненные или какие-то мачо-парнишки, которым это по душе. С точки зрения какого-то музыкального и художественного развития жанра - тут никаких перспектив я не вижу. Напротив, я считаю, что все хорошее, что в нем было, осталось в прошлом.

Я не против термина "русский шансон". Не я его придумал и не мне его бодать. Но к французскому же шансону наше явление не имеет никакого отношения. Французский шансон - это не только два аккорда, а, как правило, интересные композиторские решения, прекрасные мелодии. В шансоне работали многие крупные французские композиторы. Я думаю, что гораздо более адекватным и честным названием для русского шансона было бы "блатная песня". По сути дела это блатная песня и есть. И ничего позорного в этом термине нет.

"МК-Бульвар", # 24, 2000

 

  laertsky.com  |  публицистика  |  2000
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017