laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  публицистика  |  2002  


Сценограмма программы "Принцип домино". Часть 1

Дата - 25 марта 2002 г. Время - [14:20 - 15:40]

Елена Ханга, Елена Ищеева - две разноцветные

Александр Никонов - выражается с "Огоньком"

Владимир Соловьёв - за словом в карман не лезет

Александр Лаэртский - использует непечатное слово в корыстных целях

Светлана Савицкая - женщина неземной культуры

Фёдор Павлов-Андреевич - "забил" на мат

Нелли Романько - борется с матом... обычной тряпкой

Телезрительницы, телезритель, гости студии

Скриншоты - Дмитрий. Курсив - мой.
 

 1   2   3 

Аплодисменты. Выходят Ханга и Ищеева.

Ищеева: Добрый день, дорогие друзья - мы приветствуем дневную аудиторию НТВ. С вами в прямом эфире Елена Ханга и Елена Ищеева, вы смотрите ток-шоу про нас и нашу жизнь.

Ханга: Кого-то он раздражает, кто-то предпочитает его не замечать. Есть среди нас и те, кто активно с ним борется, но людей, которые используют его ежедневно - гораздо больше. Просто с его помощью легче выразить мысль без риска быть непонятым.

Сюжет

Одна из составляющих шарма загадочной русской души кроется в употреблении матных выражений. Русский мат всегда являлся отражением нашей действительности. Ну, а мест, где его можно услышать - великое множество. Например, вы можете столкнуться с матом прямо на улице.

Бомжеватый мужичонка: Я поставил [ би-и-ип ] [ неразборчиво ] [ би-и-ип ] [ неразборчиво ]

Услышать мат можно от народных избранников.

Лебедь: У меня в Новосибирске коммерческая тайна [ би-и-ип ] матери. Пусть зафиксирует.

Матом любят побаловаться и исторические личности.

Двойник Ленина: Потолму что коммунизм - это более [ би-и-ип ] строй, который может спасти нашу Россию и не то, что Россию, а наше общество...

Только матные слова приходят на ум при допросе в дежурной части милиции.

Вопрос: Судим?

Задержанный: Судим теперь... [ би-и-ип ]

Про клипы звёзды шоу-бизнеса тоже любят говорить матом.

Земфира: Везде, я считаю, должна оставаться доля распи[ би-и-ип ]. И долбо[ би-и-ип ]. Надо...

Ну, а на народном митинге мат можно услышать даже от безобидной старушки. Так что извините...

Старушка: Пошёл ты на хер!

Аплодисменты

Ищеева: "Можно ли прожить без мата?" - такова тема нашей программы сегодня. Ведь слово не воробей - вылетит, не поймаешь. Хотя, как убедился на личном опыте наш первый герой - поймать можно не только слово, но и воробья, который это слово опрометчиво чирикнул. У нас в гостях журналист Александр Никонов.

Входит Никонов, садится на правый диван.

Ханга: Добрый день, Александр, пожалуйста, присаживайтесь.

Ищеева: Как я понимаю - вы тот самый человек, который ругается матом в общественных местах, даже в семье, правда?

Никонов: Да, причём в семье - даже больше, чем в общественных местах...

Ищеева: Уникально... А у вас есть дети?

Никонов: Сыну 8 лет, он очень такой живой и смышлёный мальчик.

Ханга: Он тоже повторяет за вами эти слова?

Никонов: Ну естественно, обязательно. То, что делает папа - всё правильно.

Ищеева: А мама как на это реагирует?

Никонов: Вот это хитрый вопрос - сначала она очень упиралась. Но - этот период продолжался недолго, потому что, знаете, мат очень заразителен. Ко всему хорошему быстро привыкаешь.

Ищеева: Вы считаете - это хорошее?

Никонов: Естественно, естественно.

Ищеева: А что в этом хорошего?

Никонов: Объясняю. Язык - это основополагающая часть культуры. Правильно? Так вот, мат - это часть языка. Стало быть, мат является такой же неотъемлемой частью культуры, как и всё остальное.

Ищеева: А почему эту часть языка многие просто-напросто не приемлют, она их шокирует? Мы что - не любим собственный язык?

Никонов: У вас комплексы, у вас очень большие комплексы воспитаны. Есть такие...

Ищеева: Все системы воспитания основаны как раз на комплексах. Разве нет?

Никонов: Но есть комплексы, скажем так, необходимые, чтобы социум не развалился - а есть пустые, идущие из глубины веков и сейчас уже не имеющие никакой смысловой нагрузки. Этот социальный комплекс, этот социальный предрассудок - бессмысленный абсолютно. Какая разница, какое буквосочетание человек произносит...

Ищеева: То есть, вы считаете, что если человеку не нравится мат - это означает, что у него определённый комплекс?

Никонов: Это значит, что у него дефекты воспитания.

Ищеева: Дефекты воспитания.

Ханга: Скажите, а мат в жизни вашей сыграл какую-то роль?

Никонов: Да... обязательно.

Ханга: Поделитесь.

Никонов: История, достойная пера. Излагаю. Значит, пролог - началась перестройка, гласность и так далее... переходящая в свободу слова. И мне приходит мысль - а отчего бы не издать матерную газету? Эта мысль как-то утихла года на два - и вдруг... Москва, 95-й год. Звонит мой коллега и будущий подельник Дима Быков, журналист из "Собеседника", и говорит: "Мне такая идея пришла - давай матерную газету издадим". Я говорю: "Ёлки-палки, это же то, что доктор прописал!"

Ханга: Витает в воздухе, да?

Никонов: Да, идеи витают в воздухе... Естественно, я согласился. Позвали меня в эту газету на должность главного редактора, вышел один номер...

Ищеева: А как назвали газету, интересно?

Никонов: "Мать".

Ищеева: Как?

Никонов: "Мать".

Ищеева: Лаконично... в общем - ёмкое слово.

Никонов: К месту, главное. Целиком она была написана - все статьи, начиная от политики, от Чечни и заканчивая кроссвордом, всё было матерное. Подрисуночные подписи матерные, заголовки матерные и даже девиз под газетой, вместо "Пролетарии всех стран..." тоже был матерный.

Ищеева: Простите, а каким тиражом она вышла, на какую аудиторию вы рассчитывали?

Никонов: Это была вкладка в "Собеседник", вышла тиражом 300.000 - моментально разлетелся тираж...

Ищеева: О, господи...

Никонов: ...естественно, потому что... мы знаем, что хорошо и что плохо для народа. Вот. После чего, недели через две ныне политический покойник Ильюшенко, тогда и.о. генпрокурора возбуждает уголовное дело. Генпрокуратура возбуждает уголовное дело.

Ищеева: Власть эту газету заметила, она её прочитала.

Никонов: Заметила... Я вам скажу больше - когда... нет, всё по порядку. Короче, власть возбуждает уголовное дело. Спецбригада организуется прокуратуры, несколько раз продлеваются сроки следствия... Быкова арестовывают, меня арестовывают, у меня дома проводится обыск... Угадайте, что искали?

Ищеева: Что искали?

Никонов: Книги. В лучших традициях 37-го года искали книги.

Ищеева: Где много матерных слов? Или - откуда вы почерпнули эти идеи?

Никонов: Эти идеи... Изъяли сборник русских матерных частушек, изъяли почему-то Ерофеева, который "Москва - Петушки"...

Ищеева: Мы в курсе, конечно...

Никонов: ...и мою книгу с матерным названием, я не могу его произнести, меня просили не употреблять сегодня... ("Хуёвая книга". Прочесть её вы можете в "Читальном зале")

Ищеева: А сколько вы просидели в кутузке?

Никонов: Просидели мы, слава богу, немного, потому что общественность вскипела, народ был возмущён, все телеканалы, все газеты... я вот не помню ни одной газеты, которая бы не откликнулась.

Ханга: Вас поддерживали газеты?

Никонов: Естественно.

Ханга: И общественность поддерживала?

Никонов: И общественность поддерживала. Общественность раскупила эту газету моментально.

Ищеева: Это расценивалось, как будто замахнулись на свободу слова в очередной раз?

Никонов: Не просто на свободу слова - совершенно неадекватные какие-то реакции. Ну, выпустили газету...

Ищеева: А по закону Ильюшенко был прав? Он имел возможность привлечь вас к ответственности?

Никонов: Нам шили 206-ю, часть 2...

Ищеева: Это что?

Никонов: ...старого УК... Злостное хулиганство. Чего они там хулиганского нашли - ума не приложу. По их логике, получается, если бы мы совершили убийство на газетных страницах, нам бы пришили 102-ю - умышленное убийство. Ну, бред... В общем, мы сидим, потом, естественно, адвокаты подают жалобу на незаконный арест - эта статья не предусматривает ареста. Нас привозят в суд, суд мгновенно решает, что мы арестованы незаконно, нас выпускают под подписку о невыезде и дальше процесс длится ещё два года. Мы подаём жалобу в Конституционный суд на то, что статья 206 вообще неконституционна, раз она такие вещи позволяет делать с людьми...

Ищеева: Простите, а на сегодняшний день что гласит закон, раз вы в курсе этой темы? Если человек в общественном месте нецензурно выражается - я имею право привлечь его к ответственности? Если меня это раздражает?

Никонов: Объясняю - чем закончилась наша история. С принятием нового Кодекса 1 января 97-го года статья о хулиганстве переформулирована. Теперь за хулиганство можно привлечь, только если человек совершил какие-то насильственные действия - что-то разрушил, убил, разбил...

Ищеева: За брань не привлекаются?

Никонов: Брань - это сфера действия Административного кодекса. Там штрафы какие-то, или 3... 15 суток... вот такие пироги.

Ищеева: Понятно.

Ханга: Извините, у нас есть звонок - возможно, к вам. Здравствуйте, слушаем вас.

Зрительница: Здравствуйте. Вы меня слышите, да?

Ханга: Да, да - конечно.

Зрительница: Очень приятно было мне с вами поговорить - особенно с этим молодым человеком. Я включила телевизор, не слышала, как его зовут.

Ханга: Александр.

Зрительница: Александр, вы говорите, что это комплекс, да? Я, например, совершенно не выношу этого... Понимаете, мне плохо становится, когда мой сын говорит такие слова. Мы никогда с мужем не ругались - правда, муж у меня умер. Теперь я осталась одна с двумя детьми. Я их выучила, вырастила, никогда не выражалась никакими словами. Я даже, как говорят, знаете - (неразборчиво). Я боялась этого слова. И теперь, когда он приходит с работы, весь вымотанный, усталый и вдруг он такое слово говорит - знаете, меня как будто кипятком обдали, ведро вылили на меня, ушат грязи... я не знаю, как себя вести. У меня льются слёзы, я плачу...

Ищеева: Вы пытаетесь как-то с этим бороться? Вы просто слушаете и плачете - или вы пытаетесь...

Зрительница: "Ну, какое ты право имеешь так со мной"... - я не говорю. Я ухожу и всё. Я не могу. Вот вы говорите, что это комплекс. Какой же это комплекс? Нормальный любой человек - вы поймите, я женщина, я не могу ему в ответ так выразиться...

Никонов: Вот у гражданки все симптомы невроза, все симптомы... Покраснение кожных покровов...

Ищеева: Так сын-то приложил к этому руку?

Никонов: Слёзоотделение... ... Сын?

Ищеева: Если б он не ругался - неврозов, может быть, удалось бы избежать. Вы не думали? Ведь вашей жене тоже не понравилось...

Никонов: Сначала.

Ищеева: А теперь? Она ругается даже лучше вас?

Никонов: Ну, лучше меня сложно ругаться - я же всё-таки профессионал...

Ханга: Спасибо...

Никонов: ...но периодически она отпускает. Потому что это - экспрессия...

Ханга: Спасибо, мы ещё разберёмся с этой экспрессией. Наш следующий герой за словом в карман не лезет, но уверен - если уж ты полез, то должен достать что-то очень приличное. У нас в гостях - радио- и теле ведущий, человек слова Владимир Соловьёв.

Входит Соловьёв.

Соловьёв: Здравствуйте, Александр. Извините, должен... красивые женщине (целует ручки дамам, сначала Ищеевой, затем Ханге. По пути к Ханге спотыкается о декорацию).

Ищеева: Добрая традиция у нас... аккуратнее...

Соловьёв и Ханга садятся на левый диван.

Ханга: Вас, как культурного человека, шокирует мат?

Соловьёв: Меня мат не шокирует, как человека, который живёт в стране. Мне кажется, интеллигент отличается от прочих тем, что когда он употребляет мат, он именно это имеет в виду. (То есть, когда один интеллигент посылает другого интеллигента в пешее эротическое путешествие - это значит, имеется в виду, что второй интеллигент должен после этого отправиться к монументу героям Плевны и сдать свой анус на пару часов в аренду ниггерийскому наркоторговцу... Хорошо как, что я не интеллигент!) Всё-таки большинство матерных слов несёт вполне конкретную сексуальную окраску. Поэтому если мы уж говорим о комплексах - когда человек ругается матом в присутствии детей, не является ли это проявлением латентной педофилии? А когда в присутствии матери - латентного эдипова комплекса? Поэтому комплексы - вещь очень и очень опасная...

Аплодисменты

На протяжении всей речи Соловьёва Ханга кивает головой, как заведённая.

Ищеева: Это камешек, это камешек!.. в огород...

Соловьёв: Что вы, я никуда не кидал. Мне кажется, есть действительно великолепные писатели, которые точно понимают, что, где и когда они используют острый перчик русской словесности. В частности - Юз Алешковский, с которым я дружу. Я сделал с Юзом не одну передачу, и если он понимал, что эту передачу смотрят дети - никогда он не употреблял ненормативной лексики. (Ха! С трудом представляю себе передачу с корнем "солов" в названии (да и без корня) на мажорском "Дожде" или на ТВ-6 с использованием оной лексики. Очко взыграет!) Сама тема ненормативной лексики всегда отличала определённые слои общества. Если раньше интеллигенция считала для себя, если угодно, таким...

Ханга: Шиком!

Соловьёв: ...шиком ругаться матом, противопоставляя скучной и пошлой речи партийной элиты, то сейчас, по-моему, стало наоборот. Чётко и ясно изъясняться русским языком гораздо сложнее, не употребляя мата. Когда говорят "Так, меня понимают?" - возникает вопрос: какая же убогая мысль, для изъяснения которой достаточно мата?

Ханга: Да...

Соловьёв: Что будем делать со всем богатством русского языка?

Ханга: В таком случае, наш первый герой, на ваш взгляд, неинтеллигентен?

Соловьёв: Я не вправе судить меру его интеллигентности и отнюдь не собираюсь это делать. Как человек, занимающийся журналистикой, по определению он относится к людям интеллектуального труда, тем самым к интеллигентам. (Надо же... по-моему, грубейшая подмена понятий) Он сделал свой выбор, на мой взгляд - выбор эпатажный, и что самое главное - задача была... де-енег заработать.

Ханга: И это получилось.

Соловьёв: Издать, заработать денег. То, что он строит в своей личной жизни - это его право. На мой взгляд, страдает право его ребёнка...

Ханга: И его супруги, которая вынуждена была втянуться.

Соловьёв: Ну, это - их отношения. На мой взгляд, это отношения, находящиеся в принципиальном противоречии с традицией русской интеллигенции в воспитании своих детей и в отношении к супруге и к матери.

Ищеева: А можно задать вопрос Александру - вы считаете себя интеллигентным человеком или вам претит само определение?

Никонов: Приходится...

Ищеева: Что значит - "приходится"?

Никонов: Считать. И по работе, и по уму - который не скроешь. И по всем прочим...

Ищеева: (весело) Судя по языку, которым вы изъясняетесь, вы не очень подходите под это понятие.

Никонов: А я пока ничего не сказал такого ещё.

Ищеева: Ну, потому что у нас дневной эфир и мы вас просили не выражаться. (А если бы был ночной - можно было бы? Лицемерите, дамочка)

Никонов: Вот-вот... Так что вы можете только догадываться.

Ханга: А что делать интеллигентному человеку, когда он слышит мат? Вот я бы растерялась.

Соловьёв: Смотря в какой обстановке. Если обращаются, используя ненормативную лексику к моей матери или в присутствии моей дочери - я ударю сразу. Могу сказать честно - человек я физически очень крепкий...

Ищеева: Ударите?

Соловьёв: Сразу пресеку источник грязи. Потому что в присутствии матери, я считаю. Употреблять ненормативную лексику неприемлемо. Если мужская компания и это анекдот, и понятно, почему это присутствует - другой вопрос. Но если есть дети... Мы играем в футбол, много. Конечно, иногда мы позволяем себе в обсуждении отметить (начинает кривляться) недостаточную точность исполнения технического приёма! (А при чём тут тогда медицинские термины? "Несущие сексуальную окраску"? В данной клинической картине - какова латентность? А?) Но если дети - ни слова...

Ищеева: А на работе? Вот идёт творческий процесс - и начинается одно, второе, третье... Вы это допускаете по отношению к себе как к сотруднику?

Соловьёв: Я не позволяю по отношению к себе ни от кого. Это изначально. Если мы обсуждаем вопрос творческий - то при чём здесь мат? Если он уместен - пожалуйста, если именно это имеют в виду - понимаю. А если это сочетание, если это вставить вместо точного слова - то зачем настолько неподготовленный человек нужен в творческой команде?

Ищеева: Интересная точка зрения, давайте послушаем наших зрителей. Алло, здравствуйте.

Зрительница: Алло?

Ищеева: Добрый день, говорите, пожалуйста.

Зрительница: У меня вопрос к господину Никонову. Скажите мне, пожалуйста - вы взрослый человек, ваша жена взрослый человек, вы вправе выбирать, приемлем ли мат в вашей семье. Но с точки зрения нашего общества мат неприемлем, это ненормативная лексика. Почему вы заранее, загодя своего ребёнка готовите к тому, чтобы он говорил ненормативной лексикой? Мне кажется, он вырастет и сам должен принять для себя решение, хочет он такими словами говорить или нет. Мне кажется, это просто неправильно с точки зрения родителей.

Никонов: Я принял такое решение просто потому, что оно правильное. Смотрите, как получается странно - тысячу лет родители оберегают своих детей от мата. Дети взрослеют и начинают материться, у них появляются свои дети и они опять начинают оберегать своих детей от мата, они их там лупят, наказывают, я не знаю... зарабатывают свои неврозы, прививают какие-то комплексы детям. После чего дети всё равно вырастают, начинают ругаться матом... Может быть, пора прекратить этот бессмысленную...

Соловьёв: Может быть, пора выучить русскую историю?

Никонов: ... тысячелетнюю войну против собственных детей...

Соловьёв: То, что вы рассказываете, настолько далеко от правды... Господин Никонов, где вы нашли в тысячелетней истории постоянное избиение детей? То есть, вы себе представляете маленького мальчика Сашу Пушкина, который говорил-то и не на русском, а на французском, и которого лупцевали его родители с криком "Не смей материться!" (А как же он в Лицее тогда похабщину всякую сочинял в весьма юном возрасте?) Или маленького мальчика Сашу Суворова, который по-русски, как вы знаете, говорил плохо - всё больше по-немецки изъяснялся? Или маленькую Екатерину, которая станет Великой, которую родители просто не пороли за русский язык, так как она и не знала, что станет великой императрицей? Что вы русскую историю-то выдумываете? Так же, кстати, как и...

Никонов: Вы что - большой знаток русской истории?

Соловьёв: Отнюдь. Если мы будем выяснять, кто естьь знаток чего, то станет ясно, что вы как человек, не обладающий специальным медицинским образованием каждый раз по собственному желанию употребляете термины "невроз", "комплекс" и прочее. Так что, барин - спокойнЕе...

Аплодисменты. Глупый негр по-прежнему радостно кивает головой, отвесив губу.

Никонов: Дружище, ваши примеры некорректны. Вы берёте людей из верхушки - Суворова, Пушкина и так далее. Мат - это общенародная языковая среда.

Соловьёв: Простите, а в старославе мат присутствует?

Никонов: Где-где?

Соловьёв: В старославе. В старо-славянском языке мат присутствует?

Никонов: Вы знаете, в старославянском языке мат присутствует. Вот все эти корни...

Соловьёв: Так-так-так-так-так! Развязалась очень интеллектуальная беседа!

Никонов: Это ошибка, когда говорят, что мат принесли татары - это полная чушь. Если посмотреть дотатарские слова - все эти корни...

Соловьёв: Например?

Никонов: Ну, я не могу сейчас приводить примеры...

Соловьёв: Нет, когда вы говорите "посмотреть дотатарские слова" - вы поклонник воззрений господина Фомэнко? Исторических? Потому что у меня ощущение, что мы с вами говорим опять-таки не как филолог с филологом. Выдумать мат в старославе - это красиво. Я себе представляю церковную литургию, начинающуюся "И вот пошло!.."

Никонов: При чём здесь церковная литургия? У мата языческие корни.

Соловьёв: Языческие?

Никонов: Дохристианские.

Соловьёв: А может быть, мат имеет анатомические корни? Что, по-моему, гораздо точнее.

Никонов: Сейчас, кстати говоря, мат не имеет анатомических и сексуальных корней.

Соловьёв: Что случилось?

Никонов: Сейчас это - эмоциональный артикль, он не несёт никакой отрицательной коннотации.

Ищеева: Но вы признали, что на этом языке общаются низы - верхи никогда на этом не говорили.

Никонов: Неправда.

Ищеева: А зачем тогда общаться, этот язык в жизни-то?

Никонов: И верхи, и низы - все общаются. Ну, вы же живёте... в отличие от... товарища - вы живёте в стране. Знаете. А товарищ - не знает страну.

Соловьёв: Какая досада!

Ханга: Извините, я отвлеку вас от этой захватывающей беседы - а что делать в эфире? Вам когда-нибудь звонили... гости ваши (какие ещё гости?) и выражались нецензурно?

Соловьёв: Если хочешь кого-то оскорбить - то нецензурная брань, как правило, занижает твои собственные позиции. Как только ты стал материться, то проиграл.

Ханга: А что делать в прямом эфире?

Соловьёв: Отключать. Себя контролировать, а человека отключать. Неловко за него. Но посмотрите - одно из самых жестоких оскорблений в политической жизни было нанесено (Никонову) - простите, что я об истории, понимаю, что это не сильная сторона вашего познания... Дедушка Ленин в своё время писал, если помните, об эсере Чернове - он писал "дурачок Чернов". И вот это уменьшительно-ласкательное "дурачок" поставило, боюсь, крест на политической карьере в высшей степени опасного противника советской власти. Как только ты материшься - ты показываешь собственную слабость. Ты проиграл. Унизить можно гораздо больнее и страшнее, не прибегая к ненормативной лексике.

Никонов: Вы знаете, унижать людей вообще не надо...

Ищеева: Владимир, а есть моменты, когда вы можете позволить крепкое словцо?

Соловьёв: (выделываясь) Конечно! Вот бывало, гвоздь забиваю в одиночестве!

Смех Ищеевой.

Соловьёв: (нормальным голосом) В анекдоте могу позволить, когда читаю Юза Алешковского и понимаю, что там это правильно и там это уместно. Должно быть уместно. Иначе зачем симфонический оркестр? Если всё можно объяснить тремя словами - давайте все будем балалаечниками. Но Бетховена на балалайках не сыграть.

Никонов: У вашего историка неправильное понимание мата абсолютно. Он матом ругается, а матом надо - говорить. (Ой ли...) От души.

Ищеева: Ой, только не демонстрируйте, я вас прошу...

Соловьёв: Насколько бедна должна быть душа, что вам хватит такого небольшого вокабуляра... У Эллочки-людоедки и то было больше.

Аплодисменты.

Ищеева: Как говорится - из песни слова не выкинешь. Сразу после рекламы вы встретитесь с певцом и композитором, который использует эту народную мудрость в корыстных целях. Оставайтесь с нами.
 

 

  laertsky.com  |  публицистика  |  2002
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017