laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1998  


Беседа с Валентином Афанасьевичем Жымом. Часть 3
 

 1   2   3 

Жым: ...э-э-э... бабушкам отвёз. Но встретил полное непонимание и даже прошёл слушок, что, дескать, хочу их травануть. Но этого не случилось.

Лаэртский: А скажите, вот... Да, я напоминаю нашим радиослушателям, что в гостях у программы "Монморанси" сегодня главный консультант аппарата правительства Российской Федерации по вопросам потребления Вадим Афанасьевич Жым. И речь у нас идёт о контроле за качеством продуктов, которые поставляются высшим работникам правительства, руководящим работникам, попросту говоря... ну, сами понимаете, кому.

Жым: Чиновникам.

Лаэртский: Да. Скажите пожалуйста, не случалось ли вам, Валентин Афанасьевич, каким-то образом помогать в составлении меню для ваших соседей? Я знаю, что вы живёте в обычной пяти...

Жым: ...комнатной квартире я живу. Ну, не может же почтенный мясник, один из лучших мясников, не побоюсь этого слова, в Москве за последние 20 лет жить в трёхкомнатной квартире. Ну, правда, я живу не в центре, как сейчас это модно. Я живу на окраине, в ближайшем Подмосковье... Ну, там и воздух почище... Возят меня туда, возят.

Лаэртский: А соседи?

Жым: Ну, вот тут недавно был смешной случай. Приехала делегация из Узбекистана и мы должны были на 8 персон эчмиадзинской толмы приготовить. Мы выполнили заказ, но случилось оказия - на даче, в загородной резиденции их приняли, то есть, к нам они не приехали. И вот я все эти 8 порций бабушкам нашим привёз. Встретил непонимание. Даже поначалу подумали, что я хочу их отравить. Но так не случилось, в конце концов всё скушали... Поэтому приходится выручать, конечно. Особенно полюбился моим соседушкам соус "Южный" нашего приготовления.

Лаэртский: Я напоминаю вам что в гостях у программы "Монморанси" сегодня главный консультант аппарата правительства Российской Федерации по вопросам потребления Валентин Афанасьевич Жым. И речь в нашей программе идёт о составлении рациона питания членов нашего правительства. Скажите пожалуйста, Валентин Афанасьевич, а не приходилось ли вам помогать вашим соседям? Я знаю, что вы живёте в обычной пяти...

Жым: ...комнатной квартире. Ну, потому что не может же какой-то мясничишка, живущий в четырёхкомнатной, смотреть на меня свысока. Я, простите, 20 лет как первый, один из лучших в Москве считаюсь. Поэтому, естественно, живу я в пятикомнатной квартире. Ну, правда не в центре Москвы, за городом, в ближайшем Подмосковье. Ну, воздух там почище, сами понимаете, и экология получше... Ну, а соседям приходится помогать. Вот недавно был смешной случай. Должна была приехать делегация из Узбекистана к нам в столовую. Но оказия случилась - заказали нам 9 порций эчмиадзинской толмы. Изготовили. Правда, баклажаны надо было свежие достать. Достали. И получается как - обед должен состояться в загородной резиденции. И вот все эти 9 порций бабушкам привез. Правда, поначалу подумали, что отравить я их хотел, но потом, слава богу, съели. Вот. А вообще больше всего сейчас среди наших, вернее - моих соседей, соседочек, очень у них в любви люля-кебаб. Потому что мы берём мякоть баранины без сухожилий, в отличие от всех остальных... так скажем, кулинаров.

Лаэртский: Я напоминаю вам, что в гостях у нас главный консультант аппарата правительства Российской Федерации по вопросам потребления...

Долгая пауза, сопровождаемая Малером.

Лаэртский: Я напоминаю вам что в гостях у программы...

Пауза.

Лаэртский: Я напоминаю вам что в гостях у прог... кхе-кхе...

Пауза.

Лаэртский: Валентин Афанасьевич...

Пауза.

Лаэртский: Валентин Афанасьевич, проводятся исследования канатов после приёма пищи членами правительства?

Жым: Ну, мацун с солью и чесноком или с корицей вообще подают отдельно... А что же касается пеньки...Она используется в кулинарии. Но в отдельных случаях.

Лаэртский: А что такое джонджолия?

Жым: Это тот же самый мацун, но без соли.

Лаэртский: Угу. "Валентин Афанасьевич, это не вы ввели талоны?" Спрашивает Ниточкин.

Жым: Ну... вчера я ввёл какие-то талоны в аппарат... но это называется, по-моему, кредитные карты сейчас...

Лаэртский: Ага, понятно. Я напоминаю вам что в гостях у программы "Монморанси" сегодня главный консультант аппарата правительства Российской Федерации по вопросам потребления Валентин Афанасьевич Жым. Речь у нас идёт о составлении меню и о контроле за качеством питания членов правительства. Скажите, Валентин Афанасьевич, а вам не доводилось каким-то образом помогать в составлении меню для ваших соседей? Я знаю что вы живете в обычной пяти...

Жым: ...комнатной квартире. Ну, ничего удивительного в этом нет, поскольку для такого маститого, не побоюсь этого слова, мясника, который на протяжении 30 лет держит одно из ведущих мест в Москве, жить в трёхкомнатной квартире просто не к лицу. Поэтому я живу в пятикомнатной. Но она, правда, не в центре Москвы находится, за городом, в ближайшем Подмосковье. Соседи все хорошие, пожилые бабушки. То есть, случаев несанкционированного полаза не наблюдается. А вот, кстати, недавно был смешной случай. Должна была приехать делегация из Узбекистана и заказали нам эчмиадзинской толмы 10 порций. Сделали. Правда, нужен был овощной перец свежий... Достали. И тут получается такая ситуация - они должны были у нас в столовой обедать, а поехали в загородную резиденцию. И вот я все эти 10 порций привёз нашим бабушкам. Но, правда, поначалу они решили, что я хочу их отравить, но потом съели с удовольствием. И даже нахваливали. А наиболее популярным у моих соседей по моей рекомендации на сегодняшний день является... э-э-э... грибы, запечённые с брюссельской капустой.

Лаэртский: Ну, капустка, да-а-а... Это замечательное блюдо. Я хочу попросить вас начать всё-таки...

Жым: Рубить?

Лаэртский: Да, рубить. Поскольку...

Жым: Ну подождите. Вы поговорите, сейчас я достану...

Лаэртский: Я напоминаю вам, что в гостях у программы "Монморанси" сегодня главный консультант аппарата правительства Российской Федерации по вопросам потребления Валентин Афанасьевич Жым. Речь у нас идёт о составлении меню и о контроле за качеством питания членов правительства.

Жым: Ну вот, я тут раскрыл, сейчас, одну минуточку...

Лаэртский: Кстати, хочу напомнить что наш сегодняшний гость... давайте, я вам помогу...

Жым: Газету подстелите, чтобы тут... брызги...

Лаэртский: ...он в прошлом был лауреатом премии...

Жым: ...компьютеры тут у вас...

Лаэртский: ...вот сюда вот осторожнее... был лауреатом премии "Золотой топорик 63". Кстати, мы забыли, что вы ещё и забойщик.

Жым: Ну, дело всё в том, что забойщик забойщику рознь. Я действительно забивал скот, это было в молодости...

Лаэртский: Я надеюсь, вы не имеете в виду кубинские события...

Жым: Нет, нет. Это было несколько раньше. Не путать с событиями в Западном Берлине. Дело всё в том, что я начинал свою карьеру работника пищевой промышленности с забоя скота. То есть, прошёл путь от чистильщика обуви до руководителя конвейера. Ну, было трудно.

Лаэртский: Давайте я придержу...

Жым: Нет, сейчас я отвлекусь, вы во мне вызвали ностальгические воспоминания...

Лаэртский: Топорик вот держите, вы его не бросайте... Послушайте, а доску?

Жым: Я же подстелил, попросил газетку. Сейчас мы её расправим... Самое главное... Давайте все-таки вернёмся к разделке, бог с ним, с забоем. Ну было, было... И совершенно не жалко.

Лаэртский: Кстати вот сообщение... "Александр Лаэртский, перестаньте валять дурака, вас очень внимательно слушают, специально выспались, чтоб слушать вашу передачу. Аллочка и другие"... Откуда Аллочка и другие знают, что на вашем поварском жаргоне "поросёнок" - это "дурак". Что сейчас мы именно вываливаем вот в этом...

Жым: Ну, дело всё в том, что...

Лаэртский: Зачем вы вообще вываливаете в панировке сырого подсвинка?

Жым: Я вам что хочу сказать? Разделка свиной туши - она ответственна и сложна. Хотя на ней существует три этапа, так же, как с тушей баранины мы имеем дело. Но в данном случае мы имеем тушу...

Лаэртский: Вот вы ручку возьмите, чтобы...

Жым: Нет, зачем... Давайте сразу...

Лаэртский: Рубать...

Жым: Рубать, да.

Лаэртский: Давайте, я доску дам - или вы так будете?

Жым: Да прям здесь, на газете... Чего уж...

Лаэртский: А стол?..

Жым: Ничего, у вас столы тут крепкие, я вижу. Из натурального дуба. Выдержат. А потом - не такой уж и большой поросенок, в конце концов. Вот первая операция. Сейчас мы будем снимать подкожный слой жира, вот видите кусочек сала, который я отрезал...

Лаэртский: А вот поливаете вы его водой...

Жым: Дело всё в том, что поскольку здесь всё недостаточно санитарно, поэтому приходится поливать...

Лаэртский: То есть, это не для того, чтобы...

Жым: Нет, не волнуйтесь, всё будет чисто... Очень важно не более 1 см срезать, потому что то сало, которое ниже... сейчас вот я отрезаю... (слышны характерные звуки)

Лаэртский: А что такое за скрёб был?

Жым: Это я как бы... ну... ( ? ) надо вскрывать.

Лаэртский: Осторожнее...

Жым: Вот этот вот кусочек, который я вам положил - его, в принципе, на выброс. Это можно отдать референтам. Это в принципе не идёт.

Лаэртский: Ну, бросьте в угол пока...

Жым: Теперь дальше.

Лаэртский: Как называется этот кусочек, кстати?

Жым: Это шпик. Сейчас самое главное - с корейки и задних ног его срезать, потому что наиболее товарные куски мяса, которые вы сможете потом отдать... ну, себе мы возьмём, естественно, лучшие куски. В смысле вам, я не нуждаюсь. А вы себе возьмёте самый лучший кусочек, я вам рекомендую вот этот кусочек кореечки. Сейчас я его вам... пилану...

Лаэртский: Пилка у вас какая замечательная... А вот скажите, в обычном целлофановом пакете я могу это мясо хранить?

Жым: Конечно. Только его нужно хранить таким примороженным... Вот возьмите себе, в газеточку я его сейчас заверну...

Лаэртский: Давайте... Тяжёлое, кстати. А вот ведь такой подсвинок, сколько ему, кстати?

Жым: Ну, навскидку - 6 месяцев.

Лаэртский: Его же можно было и целиком, по-моему, зажарить?

Жым: Можно было. Сейчас, подождите, надо сзади ножку отрубить у него...

Слышны удары.

Жым: Вот сейчас, для того чтобы радиослушателям было понятно, я опишу, что мы сделали. Мы сейчас вырубили заднюю ногу одну, сейчас вырубим вторую...

Лаэртский: А вот вы не поваляли дурака, кстати...

Жым: Вообще можно и после обвалки, я просто волнуюсь... Дело всё в том, что в прямом эфире я ещё этим не занимался. Вот держите, я вам сейчас заворачиваю... Это ноги.

Лаэртский: Смотрите, на пол закапал сок...

Жым: Где???

Лаэртский: Чуть-чуть вон... А, ну это ничего...

Жым: Теперь дальше - лопатка. Давайте лопаточку вскроем.

Лаэртский: Давайте.

Жым: Лопаточку сейчас мы срежем... Разверните, помогите мне. Держите...

Лаэртский: А скажите... Он же у вас даже не разделанный... смотрите, смотрите, вываливается всё...

Жым: Изумительная лопаточка. Жалко, радиослушатели не могут сейчас увидеть... Возьмите вот.

Лаэртский: Прям сырую в руки? Я не могу... Давайте на газету...

Жым: Вон туда положите справа, на монитор на этот вот...

Лаэртский: А почему она не протекает, в отличие от всех остальных...

Жым: Газетка? А почему она должна протекать? Это специальная газета из редакции правительства. Наши газеты отвечают двум основным требованиям - во-первых, чтобы не протекала, во-вторых, чтобы не царапала. Так, вот что делать с обрезками? Ну, я думаю...

Лаэртский: А киньте в угол туда...

Жым: ...что здесь же женщины работают?

Лаэртский: Ну, Прохор сейчас придёт...

Жым: Ну на азу, там... Фарши могут с них сделать. Котлетки, тефтельки...

Лаэртский: А вот скажите, рёбра...

Жым: Подождите, сейчас я вам отрежу кусочек вырезки, самый такой... Лучше не бывает.

Лаэртский: Как вы ловко орудуете...

Жым: Безусловно, 35 лет стажа, что вы хотите? Я начинал ещё с хряка. Я того хряка до сих пор помню. Он 140 кг весил.

Лаэртский: И тоже его, по-моему, целиком, да?

Жым: Да, с одного удара завалил. Вот, возьмите. Лично вам.

Лаэртский: Тяжёлый кусочек, тяжёлый...

Жым: Хотя в обычных поросятах вырезки не более 500-700 граммов, наши селекционеры добились что до 1,5 кг вырезка... При весе поросёнка в 40-50.

Лаэртский: А вот скажите, меня интересует...

Жым: Вы говорите, говорите...

Лаэртский: Меня интересует пятачок.

Жым: Вы хотите пятачок?

Лаэртский: А его можно вообще употреблять в пищу?

Жым: Можно.

Лаэртский: А как его, тоже рубить?

Жым: Ну дело в том, что с пятачками тут, в принципе, как и со всем субпродуктом остальным. То есть, его надо вымочить, перед тем как вы используете пятачок в пищу, его надо вымочить. Два-три дня.

Лаэртский: Что первое должно по правилам отрезаться, хвостик или пятачок?

Жым: Хвостик. Конечно хвостик. Хвостик вообще в пищу не употребляется, только в виде каких-то продуктов для холодца.

Лаэртский: А вот вы сами забили это животное или он сам уже был такой?

Жым: Нет, я специально для вас сам забил его. Я готовился.

Лаэртский: А шёрстку?

Жым: Ну мы обваляли, опалили, конечно. У нас же там есть... Нам же привозят в нашу столовую подчас необработанную, потому что мы не доверяем... То есть, предварительную обработку, конечно, они делают там сами.

Лаэртский: Угу.

Жым: Я пока буду ноги рубить и говорить вам. Вот, значит... (отрубив кусок) Изумительно на холодец пойдёт, я отложу здесь...

Лаэртский: А вот от топорика я вижу мелкие косточки...

Жым: А это - мясная обрезь. Дело в том, что её надо только перебрать, промыть её в холодной воде. И есть же, наверное, животные... Я знаю, у вас здесь... Я когда пешком поднимался к вам на 14-й этаж, на 10-м и 12-м я заметил...

Лаэртский: А там лифт есть...

Жым: А что же вы мне не сказали?

Лаэртский: Простите.

Жым: Ну неважно, уж дошёл. Здоровье у меня тоже... это... хорошее, вот. Лишняя тренировка мне не помешает. А на 10-м и 12-м этажах при входе я заметил - собачки у вас там... Можете отнести. Всё-таки к пятачкам. Пятачки всех видов скота надо тщательно очищать от волоса. Основание пятачка должно быть разрезано. Обязательно. Иначе вы его не сварите. И перед варкой надо тщательно промыть в холодной воде. Пятачки только варят. После того, как вы его отварили - можно уже и обжарить. Но обязательно перед жаркой его отварите, иначе вы обломаете об него свои коренные и резцы. Но вернёмся теперь к... кхе-кхе-кхе-кхе-кхе...

Лаэртский: Будьте здоровы.

Жым: Простите пожалуйста, просто...

Лаэртский: Вот кстати, профессионально как у вас голова развернулась от порося от нашего, от дурака, почти на 180 градусов.

Жым: А кому голову? Вы решили - кому голову?

Лаэртский: Главному на холодец...

Жым: Вот давайте, грудинку отполосуем, подрубим. Вот, и посмотрите, я сейчас всё разложил перед вами, вот получилось у нас... Сейчас, вот здесь ещё немного добить... (слышны удары) Всё, хорошо...

Лаэртский: Пополам прямо...

Жым: Теперь значит это сюда... это тут... это здесь... Получилось у нас с вами 9 частей.

Лаэртский: А голову?

Жым: Ну, голова - это отдельная часть, вот она же лежит. Пятачок мы не считаем как часть, это лично вам, вы сварите сегодня. А можете, в принципе - засушить и на брелок. Делают брелки специальные ремесленники.

Лаэртский: Я знаю, пуговицы делают...

Жым: Да, пуговицы. Это для модниц. Сейчас же вот ботинки с толстыми подмётками модные и вот такие пуговицы. Вот, а вот тут посмотрите, что у нас получилось. Вот кореечка, видите?

Лаэртский: А чем отличается, скажем, корейка от грудинки?

Жым: Ну, это разные вещи. Грудинка же у нас с вами где? Вот грудинка.

Лаэртский: Да.

Жым: Видите, она спереди. А корейка это как бы задняя часть грудинки. Вот посмотрите, видите?

Лаэртский: Так подождите, это ведь получается, что...

Жым: А это вот как бы лицевая часть. То есть, где вымя - это грудинка. Где хребет - это корейка.

Лаэртский: Получается, что у него рёбра по кольцу идут.

Жым: Безусловно. Разруб же - он произошёл, вот посмотрите...

Лаэртский: Говорят, что он похож на человека.

Жым: Безусловно. Очень многие покупаются.

Лаэртский: Они похожи разве?..

Жым: Похожи. Очень многие покупаются. На рынках же не всегда продают хорошее мясо, поэтому видите, вот на ухе этом, видите?

Лаэртский: Клеймо.

Жым: На этом ухе клеймо. А если вы покупаете мясо на рынке и клейма не видите, вы прям можете бежать к директору рынка и говорить: "Защити..." Защити - в смысле от нарушения закона о потребителе.

Лаэртский: Тут можно ещё кричать "Замени".

Жым: Это если уже вы с продавцом.

Лаэртский: А-а-а...

Жым: Можно к милиционеру подбегать и говорить: "Устрани". Тоже это имеет место.

Лаэртский: А вот скажите...

Жым: Нет, это я себе возьму, вы на это...

Лаэртский: Потрошки, да?

Жым: Нет, простите, какие же это потрошки? Я же привёз потрошеного. Это ножка передняя. Я же маме должен...

Лаэртский: А что делать с потрошками?

Жым: Ну, у нас их здесь нету, а вообще свиные почки - это изысканное блюдо русских купцов было на протяжении многих лет. Вот вы знаете, что такое ливерная колбаса?

Лаэртский: Ну-у... В голодные годы, да в землянке...

Жым: Сейчас, между прочим, ливерная колбаса в таких вот учреждениях, как супермаркеты, доходит в цене...

Лаэртский: Что вы ищете? Ножик вам дать?..

Жым: Нет.

Лаэртский: Просто я взял попробовать порезать...

Жым: ...до сорока тысяч. СтОит.

Лаэртский: Соскальзывает, кстати. Что, колбаса?

Жым: Ливерная. Представляете? Из-за того, что туда идёт - натуральные лёгкие, натуральные почки, и обязательно должно быть горло. Горло свиньи обязательно должно быть. Потому что настоящая ливерная колбаса делается из свинины и из говядины. Потрохи смешиваются в пропорции, в зависимости от наличия тех или иных ингредиентов. Оболочкой для колбасы служит горло. Предварительно вымоченное и вываренное.

Лаэртский: А вы такое делаете в правительственной столовой?

Жым: Мы делаем спецколбасу. Вот как это будет сейчас неприятно слышать, но есть так называемая колбаса - "Дочерняя". Докторская, любительская - они у нас тоже делаются, у нас есть свой колбасный цех. А колбаса "Дочерняя", она чем знаменита - во-первых она делается из вырезки, как свиной, так и говяжьей, проворачивается в мясорубках ручных, подчёркиваю, добавляются специи, приправы, варится. Но самый в ней смак - это оболочка. Вы знаете, наверное, о том, что сейчас есть элитные родильные дома.

Лаэртский: Ну-у-у...

Жым: Но, как многие могут подумать, что мы имеем с ними взаимоотношение - нет. Потому что у тех женщин, которые рожают в этих домах, пуповины очень слабые. Они не выдерживают не то что набивки колбасой, из них нельзя сделать даже сосиски. Вот те пресловутые сосиски, о которых мы с вами вначале говорили.

Лаэртский: Касаемо сайентологии...

Жым: Да. "Околонаучные" сосиски, в переводе на русский язык. А мы работаем с губерниями. Мы первая правительственная организация, которая работает с регионами напрямую. Потому что в регионах самые здоровые женщины. И пуповина женщины из региона на порядок крепче пуповины, допустим, дочки известной эстрадной пев... певцы, которая рожает.

Лаэртский: Это же прямо-таки каннибализм...

Жым: Почему? Дело в том, что это обычно считается... ну, в хирургии, в акушерстве, этот побочный продукт утилизируется. Мы провели анализ и выяснили, что это наиболее удобное вместилище для элитной, дорогой колбасы. Это эксклюзивная колбаса. Вы её не купите ни за какие деньги.

Лаэртский: А кто же её ест? Могу только догадываться.

Жым: Очередь стоит. Потому что приток пуповины не так богат. Наполнитель-то можно обеспечить, а вот сама оболочка... сами понимаете, она должна быть достаточно выдержанная, потому что она вымачивается в специальных составах где-то на протяжении двух-двух с половиной месяцев.

Лаэртский: А женщины как на это смотрят? Или они долю какую-то...

Жым: Им плотят.

Лаэртский: Ага... Понятно. А скажите, такое блюдо, как купаты, как вы можете его охарактеризовать? Вот сейчас по Москве просто завал купат...

Жым: Купаты купатам рознь. Наши купаты - это купаты. Там же используется та самая натуральная фирменная оболочка, о которой мы с вами только что говорили. Наши купаты действительно очень вкусны. Здесь недавно приезжал к нам посол Германии фон Штутгарт. Может, не Штутгарт, я не помню - я помню, что фон. Вот, фон действительно был в здании тогда завышенный. Я имею в виду радиоактивный фон. Потому что недавно приехал главный по атомной энергетике, у нас ужинал. И этот человек настолько светится, что после него помещение просто фонило. У нас стоит радиационная защита своя, потому что сами понимаете - люди достойные. И невозможно же так вот всё это... на самотёк пускать. Надо, чтобы всё было гай-гуль... Поэтому у нас... кхе-кхе-кхе... все службы работают как положено... (тут его пробило на смех)

Лаэртский: Будьте здоровы...

Жым: А что касается купат... Вообще, фирменное блюдо наше - рыбные купаты. Причём из такой традиционной для домашнего обихода рыбы, как навага. Ни одна домашняя хозяйка, скармливая навагу своей...

Лаэртский: Грудью...

Жым: Нет, кошке...

Лаэртский: А-а-а... Я просто думал, что грудью вскармливают некоторые...

Жым: Нет, ну грудка наваги берётся, вы правы. Грудка наваги. То есть, не спинка, как обычно, а грудка. Вот то, что остаётся после выпотроша... вот эта вот часть, где жаберные... тычинки...

Лаэртский: Ну вот вы показывайте на поросёнке. Ну я понял, понял. А вот скажите... О-о-о, какая штучка смешная... Не пробовали ли вы набить поросёнка рыбой, к примеру? И всю эту конструкцию...

Жым: Ну, вы знаете...

Далее оба начинают говорить одновременно - каждый своё, из-за чего дальнейшее изложение текста не представляется возможным.

Жым: ...остаёмся на часок-другой и начинаем экспериментировать. То есть, если у нас есть подручный телёнок... Потому что сейчас вот эти новые веяния - они подразумевают наличие телятины. Поскольку региональные люди, они...

Лаэртский: А ведь часто корову выдают за телятину. Говорят что, дескать, одно и то же... Хотя корова и телёнок - разные животные.

Жым: Нас недавно пытались обмануть. Существует, оказывается, индустрия подделки. Делают как - строят огромные микроволновые печи промышленные, берут целую, живую корову туда засовывают, включают...

Лаэртский: А то и стадце маленькое. Я слышал что уже и стадце...

Жым: Ну это, наверное, всё-таки перебор. Я думаю, что не более чем три коровы, на сегодняшний день...

Лаэртский: Ну, три коровы - это уже стадце...

Жым: Включают эту печь...

Лаэртский: Я же не говорю "стадо", я говорю "стадце"...

Жым: ...Корова усыхает, и выдают её под видом телятины. Когда начинаешь рубать вот так вот... (слышны удары) ...даже ломается топор.

Лаэртский: Скажите, а правда, что мясники едят сырое мясо?

Жым: Кровь пьём мы.

Лаэртский: А можете прям сейчас при мне съесть?

Жым: А здесь же нет... А-а-а... Мясо съесть? Конечно, могу. Сейчас...

Раздаются чавкающие звуки.

Лаэртский: И что, прям проглотите?

Жым: Глотаю уже...

Лаэртский: Ну и как?

Жым: Ничего. А вы тоже попробуйте... Давайте, возьмите...

Лаэртский: А у меня даже соли нету...

Жым: А зачем вам соль?

Лаэртский: Откуда этот кусочек?

Жым: Это грудинка...

Лаэртский: Нет, я имею в виду - с какой части?

Жым: Ну-у... Грудка... То, что под выменем...

Лаэртский: А можно я лучше вот...

Жым: Заднюю хотите?

Лаэртский: Да.

Жым: Ну, возьмите вырезки, сейчас я вам отрежу...

Лаэртский: Потоньше можно?

Жым: Вот, возьмите кусочек...

Лаэртский: Давайте. Пахнет, кстати, вообще ничем... Свиньёй не пахнет...

Жым: Ну, это же отработанное специальное мясо.

Лаэртский: А вот солить его...

Жым: Дайте я запью... А то всухомятку это нельзя...

Лаэртский: Мне тоже оставьте. Спасибо.

Жым: Только вы потом не бегите ко мне, и не говорите: "Защити..." Потому что то, что вы сейчас сделали - вы сами отчёт себе отдавали. Я то тренированный, слава богу, 40 лет уже...

Лаэртский: А может на дристню пробить?

Жым: Ну вы знаете, я не так буду груб в своих суждениях, но что-то близкое к этому может произойти. Просто я боюсь, что...

Лаэртский: Ну, это не страшно.

Жым: Вам надо запить это крепким спиртным напитком сегодня.

Лаэртский: Обязательно.

Жым: Не сочтите это как уговаривание. Это рекомендация. Можно сказать, что это мой вам рецепт. Вернемся всё-таки к купатам.

Лаэртский: А вот скажите, блюда делятся на две категории...

Жым: Купаты и не купаты...

Лаэртский: Нет, на три категории. Первая категория - это то что мы сейчас... Практически сырые. Или там бывает: "Зажарьте-ка мне бифштекс с кровью", она говорит часто нам...

Жым: Нет, она так не говорит, потому что она, вот я же вам говорил в начале передачи, что она у нас это... В общем, дело в том, что жареное мясо не способствует перистальтике... Мы если можем ей зажарить - мы зажариваем только свиную... Свиное вымя. Потому что, вот я сейчас раскрою вам секрет, свиное вымя - это лучшее слабительное. Все эти ихние "мизимы-физимы", которые рекламируют - это всё не то. Пойдите на рынок, оно недорогое, как ни странно, потому что не все ещё знают...

Лаэртский: Сами пупырышки, вы имеете в виду...

Жым: Безусловно.

Лаэртский: А какое количество этих пупырышек необходимо для её прокорма?

Жым: Десять грамм на килограмм веса.

Лаэртский: То есть, если она весит у нас... Сколько она весит?

Жым: Центнер. Ну, я просто так вот оперирую... Потому что у нас промышленная работа идёт. Может, чуть плюс-минус...

Лаэртский: А есть какое-нибудь блюдо из костей?

Жым: Есть. Холодец.

Лаэртский: Я не имею в виду холодец или студень, а вот например...

Жым: Из костей? Бризоль.

Лаэртский: А не могли бы вы дать его рецепт, потому что сейчас много костей продают.

Жым: Куриные только я вам могу дать, поскольку это наиболее распространённый...

Лаэртский издаёт звук, похожий на отрыжку.

Жым: ...Ну как мяско? Ну что, плохо, скажите?

Лаэртский: Нет, нет, ничего...

Жым: Наиболее распространенные - это куриные кости. Обычно их пытаются скармливать животным, но они у них застревают поперёк горла. Вот недавно нам привезли коровку, и представляете, ушлые наши фермеры новые... Заключили мы с ними сдуру договор, но получилось так, что кормили [...] Когда я стал рубить язык ей, в языке торчала куриная кость от куриной ноги. И тут конечно, всё это на чистую воду вылезло. Представляете, какой это был для нас удар?

Лаэртский: Да, да... А скажите, вот интересный момент...

Жым: Так вот, насчет рецепт... Курицы, хорошо очищенные от мяса... Вру, не курицу - кости куриные, хорошо очищенные от мяса, смочить надо в сыром яйце. Тоже курином. Можно взять перепелиное, у кого денег много. Но в них тяжелее смачивать, потому что...

Лаэртский: У кого денег много, тот не будет себе из кости блюдо делать...

Жым: Но это же бризоль. Это же блюдо, это не средство выживания. Средство выживания - это солонину вымочил 12 часов, порезал вот так вот...

Лаэртский: Да вы испортите всю вырезку...

Жым: Нет, ну это для мамы кусок, ничего... Вот, и быстро, как только вы смочили, постарайтесь, чтобы скорлупа не налипла, бросаете на сковородку. Сковородка должна быть с жиром разогрета.

Лаэртский: А какой жир туда лучше?

Жым: Куриный. Вот который вы с ножек, жёлтый срезаете, этот жир не выбрасывайте. Его бросаете, разогреваете и в этот жир бросаете кость, смоченную в желтке. И сейчас же, не давая стечь яйцу - кость перевернуть, и дожарить на слабом огне до готовности. Готовность кость наступает в среднем через 32 минуты.

Лаэртский: А почему именно куриные? Нельзя ли взять, например...

Жым: Ну, вы сможете три с половиной часа выжаривать говяжью кость?

Лаэртский: Не-е-ет! А какая-нибудь женщина сможет.

Жым: Я боюсь, что она прибежит ко мне и скажет: "Защити". Послезавтра. Это никому не нужно. Поэтому я говорю о куриной кости, которую... Никогда она мне не скажет: "Защити". Она наоборот скажет: "Молодец". Еще одно "но" - при подаче бризоль надо полить маслом. И подать со сложным овощным гарниром. Что такое сложный овощной гарнир - вот сейчас пошла крапива, осока... это те, кто на даче. Чесночок листовой зелёный. Мелко шинкуете, очень мило. На две кости до триста-четыреста граммов зелени. Но зелень должна сложной быть, то есть разных сортов.

Лаэртский: А потреблять как эту кость?

Жым: Она мягкой становится. Прям вот так вот берёте и кусаете...

Лаэртский: Просто... Бризоль...

Жым: Да. А это, кстати, от этого и пошло. То есть, во французском языке покус кости как "бризоль". Как у нас "хрум-хрум", а у них "бризоль-бризоль".

Лаэртский: А-а-а...

Жым: Ведь как у нас петух кукарекает? "Кукареку"... Вот у нас, да? А вот у вас как?

Лаэртский: "Кукареку".

Жым: Вот, а во Франции он: "Папарапа"... То есть, интонация та же самая, буквы другие. Так и здесь.

Лаэртский: Понятно. А мясо куда с этой куры девать?

Жым: Ну это до съедается...

Лаэртский: А, понятно... Так всё-таки насчёт смешивания...

Жым: Не, ну хотите - можете скормить кому...

Лаэртский: Скажите, я знаю, "Тройной дуплет" есть у вас такое блюдо. Не могли бы вы о нём немного рассказать? Это вроде бы как раз поросёнок... этакая "Матрёшка", раньше она называлась, но потом личным указом президента, я знаю, запретили это название...

Жым: Нет, это вы уже усугубляете. Насчёт указов. Не было никакого указа, просто...

Лаэртский: А почему изменили название?

Жым: Ну, дело в том, что название изменялось дважды. Изначально это блюдо называлось "Помидоры, фаршированные мясом". То есть, бралось три помидоры, два сорта мяса. Это вот знаете, как игра "Три листика"? И вот тот, кто ест, должен был угадать, где тут это мясо, а где то. Понимаете? А тот, который в тот момент это мясо ел, фаршированные эти помидоры, получилось так, что прилипла кожица помидора... Представляете, вот это тоненькая кожица, она у него залепила переднюю поверхность зубов.

Лаэртский: Страшно...

Жым: И налипла на язык. То есть жёсткокожный был сорт помидора, который залепил ротовую, вкусовую полость. Человек в этот момент был, прямо скажем, нетрезв, я только без всяких намёков говорю... Ну, с кем не бывает... В общем, ему показалось, что он съел прям живую птицу. Видимо, ощущение, когда у тебя весь рот заляпан кожей помидора и ты ешь мясо... То есть, ощущение, что перьями забито... Так вот случилось, и после этого вот всё... Почему я и не хочу об этом... О той ветви власти говорить. Понимаете?

Лаэртский: Угу. Я...

Жым: Потому что телятина - она для всех телятина.

Лаэртский: Я имел в виду немножко другое блюдо всё-таки... Я перепутал, блюдо "Матрёшка" - это когда вы в большого поросёнка запихиваете более маленького...

Жым: А, вы имеете в виду это... Ну там не так, там берётся на первом этапе два поросёнка, потом забивается туда кролик...

Лаэртский: Зачем?

Жым: Ну, матрёшка именно. Это четыре...

Лаэртский: То есть - два поросёнка...

Жым: Нет, большой, меньший...

Лаэртский: А кто самый большой?

Жым: Самый большой - боров. Берётся боров, в него подсвинок такой средний, как вот мы сейчас разрубили, естественно уже потрошённый, обезглавленный... Туда это всё заправляется.

Лаэртский: То есть - не в разобранном виде...

Жым: Не-е-т, ну что вы, что вы... Сначала берётся большой боров, по центру рубится, вот так приблизительно. Туда значит этот, в него кролик обесшкуренный, а в кролика уже там овощи тушёные... Между каждым вот этим отдельным тоже прокладываются овощи, всё это запекается в автодуне этой огромной, она у нас стоит там... И очень вкусно это всё. Ну, это когда массовый какой-то приём делегаций, чтобы всем по кусочку досталось.

Лаэртский: Ну что же, что же, я сейчас соберу всё это... И я очень благодарен вам, Валентин Афанасьевич, что вы нашли время и пришли сюда... Это, наверное, первый за историю программы "Монморанси" случай, когда я отсюда ухожу...

Жым: С мясом...

Лаэртский: ...с подарками такими...

Жым: Только, пожалуйста, не говорите мне завтра: "Защити..."
 

 1   2   3 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1998
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017