laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
"mytischi-remont.ru" предлагает хороший ремонт квартир подмосковье.
Кейсы подавители сотовой связи.
laertsky.com  |  монморанси  |  2001  


Беседа с Сергеем Жариковым. Часть 1

"Он вывесил распечатку последнего эфира своего, но неполную. Оттуда убрал все матерные слова. Так не делают. Надо сделать полную распечатку, чтобы всем было видно, за что ты ушёл в отпуск".

Алексей Венедиктов

Дата - 08.04.2001 г. Время - [00:20 ... 04:00]

Александр Лаэртский - Лаэртский, Сергей Жариков - Жариков.

Небольшое пояснение. Нижеприведённый текст - полная распечатка последнего эфира "Монморанси" на "Эхе Москвы". Тот "транскрипт", который был выложен раньше (сразу после известных событий) вы можете скачать здесь (для сравнения и не более). Я счёл нужным серьёзно его исправить, сверяясь с аудиозаписью программы, поскольку "транскрипт", мягко говоря, страдает. Перепутаны местами отдельные части эфира, а кое-где переводчик вообще не врубился, о чём, собственно, речь. Попытался, по совету главного редактора "Эха Москвы", вернуть на законное место все многочисленные матерные слова - но ни одного так и нашёл... Тупой, наверное. - В.К.
 

 1   2   3   4 

Лаэртский: Здравствуйте, геройские, отважные, в общем-то и также их, это самое... верные... женщины, да, не побоюсь этого слова. Именно так - верные женщины, коИм мы обязаны продолжением рода человеческого и появлением на российской земле новых воинов, которые в дальнейшем, в общем-то, перейдут рубежи и дико нахлобучат всех, кто не с нами... да. Это просто меня попросили зачитать такое сообщение - я его зачитал. Соответственно, сегодня у нас 9 апреля, год на дворе 2001. К часу ночи мы ждём гостя, гость интересный - по традиции я не буду сообщать его имя, потому что как бы чего не случилось. К примеру, сегодня я перемещался сюда и видел целые кучи бездельников, которые, видимо, взяв за повод возню вокруг некоего глупого телевизионного канала, в общем-то, устраивали нечто подобное гуляниям, демонстрациям. Это не было связано, поверьте, с обычным выходным днём, а был такой базетизьм, эндогенное пропотевание, трение друг о друга и, в общем-то, оргазм в результате. И дабы вот не запачкаться, я быстро проскользнул. Надеюсь, гость наш тоже как-то сможет внедриться сюда и тогда я его представлю. Что касается музыкального ряда, сокращённо МР, сегодняшней нашей программы - то преимущественно он будет содержать композиции российских исполнителей. И даже я вот сейчас поиграю в ди-джеЯ - дело в том, что в Эвенкии наконец-то выбрали какого-то перца, который там будет защищать непонятно чьи права и непонятно как. И хотелось бы в связи с этим поздравить эвенчан и эвенчанок, в общем-то, с состоявшимися выборами губернатора Эвенкии... да... и поставить им всем песню. Хотя всё равно, конечно, вряд ли они её услышат. Вы же, в свою очередь, можете звонить мне сюда - я, может быть, даже буду в силах поднять телефонную трубку...

[ ... ]

Лаэртский: Ну, вот - на этот раз звуки... издаваемые... руками мужчин и женщин, которые, в общем-то, держат в себе палки с натянутым конским волосом, водят ими по жилам убиенных животных, действительно означают, что у нас в студии появился гость. Гость этот - Сергей Жариков, лидер группы ДК. Кстати, хочу сказать сразу тебе, Сергей, что, сколько существует наша программа, по-моему, один раз ты только в ней был, очень давно. Периодически, достаточно часто, кстати, вот... с частой периодичностью, я бы так сказал, приходят от людей письма и просьбы - дескать, когда же снова появится Жариков у нас в эфире? Вот, собственно, он и здесь. А-а-а... м-м-м... Здравствуй.

Жариков: Доброй ночи.

Лаэртский: Да, соответственно, понимаешь, не хотелось бы говорить в такую прекрасную ночь, 9 апреля, ты помнишь, что произошло 50 лет назад в Звенигороде. Это был замечательный фейерверк, я бы сказал - феерический. И говорить даже о такой прекрасной музыке, которую играла и будет ещё играть группа ДК, всё равно не хотелось бы. Потому что в сравнении с теми событиями всё меркнет, попросту говоря, да? Хотелось бы поговорить вот о терминологии мне с тобой. Вот ты знаешь, о чём я... в последнее время часто думаю? Вот, во-первых, если ты заметил, в средствах массовой информации появилось огромное количество шаблонов. Один из этих шаблонов дословно звучит так: "Даже старожилы уверяют, что они не помнят"... Дальше следует, в общем, то, чего они не помнят. И второй шаблон - это из области философских рассуждений, когда собираются молодые люди, причисляющие себя, так скажем, к художественной элите, или там, ну, в общем, к думающим людям, вот тусовка собирается. У них есть такое выражение, которое называется "место художника в обществе" или "роль художника в обществе". Вот понятно, что это явления одного уровня. И то, и то, в общем-то, базетизм и проявление слабоумия. Вот, ну давай всё-таки начнем с вот этого клише: "Старожилы такого не помнят". Ты же прекрасный аналитик. Может быть, мы, подобно врачу, который вводит катетер, так сказать, внедримся туда, назад... Назад в прошлое. И проследим, кто же был тот первый дэмон, который использовал это выражение, которым сейчас бездумно пользуются вообще все, абы что сказать.

Жариков: Ну, я думаю, вообще, вся эта терминология - она идёт как бы от осознания себя таким корнем, корнем на земле. То есть, человек, который себя считает корнем, он как бы говорит: "Вот я старожилов помню"... то есть, он себя считает старожилом. А человек, который не считает себя корнем, то есть, как бы считает себя отщепенцем в каком-то смысле, или как говорят по науке, номадом, то есть, кочевником - тот говорит как бы, что - ой, я это увидел или услышал в первый раз. Поэтому вот эти клише - это как бы две партии. Есть партия корней и партия как бы... Вершков и корешков.

Лаэртский: Извини, что перебиваю. Я иногда буду это делать, просто мне сразу пришла в голову мысль о том, что тут ещё вероятность существует следующей коррекции, что вот приезжают, ну, скажем, какие-то одни корешки в местность, где, в общем-то, правят другие корешки... И чтобы, значит, не получить по щщам, они так вот в разговоре между собой начинают говорить: "А давайте поговорим с местными старожилами". Ну, попросту говоря, то есть, вполне возможно, что они сами себе и дали это определение с тем, чтобы на них ссылались и, может быть, даже с кого-то берут дикий прайс за право называться старожилом. Потому что вот те люди...

Тихий звук неясной этиологии.

Лаэртский: Извините, я болею... которых показывают на телеэкране в момент, когда идёт на озвучке реплика "даже старожилы не помнят такого", лица у них, как правило, очень довольные и сытые. То есть, очевидно, они заплатили прайс за то, чтобы считаться старожилами и служить фоном для подобного рода озвучки. Извини, если я перебил твою мысль.

Жариков: Нет, нет, я бы как раз... ты хорошо меня навёл. Это, знаешь, архетип дембеля, который приходит на танцплощадку в какой-то деревне, да. Вот дембель приходит, а ему старожилы как бы мочат фэйс, что называется. Причём это настолько типично, и этот архетип работает везде, не только в деревне, но и в городе, и в средствах массовой информации. То есть, старожилы мочат фэйс новичкам, и наоборот бывает - приходят новички и мочат фэйс старожилам. Поэтому это всё очень чётко устоявшийся архетип, и настолько абсолютен, как вот дважды два - четыре. То есть, это опять же парадигма двух яблок плюс две груши. Вот всегда люди, интеллектуалы собираются, говорят - вот сколько будет: два яблока и две груши? И говорят: "Некоторые считают, что будет четыре фрукта". И вот начинается дискуссия, да...

Лаэртский: А вот тут, кстати, так очень плавно... Слушай, если ты не против, я выключу мясорубку сейчас, где от неё пульт-то? Вот пульт. Просто дело в том, я сразу поясню для наших уважаемых, что мы сейчас тут все на хозрасчёте, и, соответственно, для столовой, которая открывается в 7 часов... недорого, кстати... вот тут периодически ночных ведущих заставляют крутить там мясо из чёрт-те чего, сейчас я решил сделать перерыв, потому что ведь оно воняет очень. Вот тут мы незаметно подошли к теме, касающейся как раз творческой молодёжи. Вот ты знаешь, помню, однажды делал я полиграфию для какой-то пластинки собственного производства, и человек, который должен был мне помогать, потому что я-то глупый сам и очень слабо соображаю... Ну, вообще, по мне это очевидно, ну то есть, сразу можно сказать. Вот на пейджер мне пишут: "Дебил, дебил"... Ни одного ласкового слова не прислали, да! Во-от. Он как-то раз, ну, что называется, задинамил в какой-то момент. Я значит, звоню, подходит его босс, я говорю - босс, дескать, где там такой-то, вот у нас вроде работа стоит. А там дословно телега следующая: "Ну, ты же, Саш, знаешь Женю, он же человек творческий, ему на мозоль не наступишь". Вот парадокс этого выражения меня убил, потому что вообще творческий человек - это шизофреник. Значит, творчество может проявляться, ну, в чём угодно, например, даже в трении ладони об ладонь до того момента, пока оттуда дым не пойдёт или там кости не появятся. Да. Ну, это уже мозоль. То есть, я являюсь тоже шизофреником, признаю это, знаю, что обострение по весне. Если, например, что-то делаю там, в музыке, или здесь - то я покрываюсь мозолями, ну, приблизительно, скажем так, что твой автомобиль ржавчиной. И тем не менее - вот это выражение "ему на мозоль не наступишь". Вот я просто хотел бы наконец начать докапываться до истинной сути тех шаблонов, с которыми мы свыклись и воспринимаем их как само собой разумеющееся. Если ты не против, я включу мясорубку, а то чего-то...

Жариков: Давай, давай.

Что-то тихо пикнуло.

Лаэртский: Да.

Жариков: Ну, опять же, продолжая вот эту концепцию вершков и корешков, я бы просто вот что сказал на этот счёт. Дело в том, что всегда общество, социум делится на две партии. Или как в армии, опять же, так сказать - дембеля и молодые. Поэтому здесь есть носители клише, партии, и есть партии, как бы разрушающие эти клише. То есть...

Лаэртский: Извини, цель разрушения клише - это создание каких-то альтернатив, или просто, так сказать, жажда вот так разрушить, потому что надоело?

Жариков: Нет. Здесь как бы две стратегии, значит. Одна из них - это разрушение клише ради создания новых клише, а вторая стратегия - попасть в междуклишовое пространство, так скажем. Вот, грубо говоря, сейчас уже новое понимание искусства как бы музыки, текста - это как бы эрозия клише, как бы вообще эрозия всех клише. То есть, музыка начинается там, скажем, искусство начинается там, поэзия начинается там, где клише, как бы сказать, загнивает. Вот это междуклишовое пространство и называется...

Лаэртский: Межрамье - можно так сказать. Межклишовое рамье.

Жариков: Да, вот здесь, как бы так сказать, и находится настоящее искусство. Это то, что сейчас называется постмодернизмом.

Лаэртский: Слушай, а не выдашь ли ты это тем самым фишку бездарям, потому что ведь огромное количество бездарей, обладающих огромным количеством также времени свободного - они просто ищут фишку. То есть, дай им вот нишу - они бессовестно в неё влезут. Ведь сейчас, я думаю, что ты тоже отслеживаешь эти тенденции. То есть, ты человек, как говорится, старый, в хорошем смысле, то есть, человек старой закалки, прошёл через очень многие, так скажем, и достаточно говённые рубежи, как и все мы. Я-то в меньшей степени, поскольку всё-таки помоложе тебя, да? И ты не мог наверняка не заметить появление новой генерации людей, которые, как говорится, без мыла влезают куда ни попадя, лишь бы где бы как бы засветиться. Стреляют своим дартсом куда попало на авось - вдруг попадут. И вдруг ты им говоришь о такой нише. Завтра - хлоп, и уже там всё занято.

Жариков: Ну, я как бы хоть бы и старый, но я такой же глупый как бы...

Лаэртский: Как и я, да... да-а!

Жариков: Поэтому здесь я могу посоветовать чисто относительно, а то будут думать, что мы здесь какие-то истины вещаем. Конечно, мы никаких истин не вещаем.

Лаэртский: Естественно, мы их держим при себе, потому что продаём. Если принесут нам дикое количество американских долларов, то мы можем часть истины рассказать, и то только часть, чтобы заставить мозг покупателя немножко как бы работать, а иначе он не сможет воспользоваться истиной. Кстати, продажа какой-то идеи под ключ - это преступление. Потому что человек не сможет, в конце концов, её грамотно реализовать и придёт к тебе же с претензией. Как часто со мной было. Сколько идей я уже по глупости своей распродал за большой прайс. Потом возвращаются, говорят - мы вот сделали. То есть, я-то им одну идею, так сказать, одно ноу-хау, а они мне приносят какую-то там, не знаю, козяву совершенно другую. Я говорю, что у вас получилось, идиоты? А потом всё равно нужно давать продукт чуть-чуть недоделанный.

Жариков: Я бы даже больше сказал. Надо кодировать эти идеи, ну, как во всём мире. Или иногда даже, может быть, некие смыслы и переворачивать. Ну, то, что когда-то называлось пародией, сейчас это опять же называется, так сказать, какой-то такой эстетикой, или смеховой культурой, как Бахтин говорил... "карнавальной культурой", как раньше говорили, ещё даже в советское время.

Лаэртский: Ну, вот мне кажется - "карнавальная", она сейчас не покатит всё-таки уже. Дискредитировали немножко её, вот... дэмоны, дэмоны уже дискредитировали.

Жариков: Я думаю, здесь работает закон двойного отрицания. Карнавал на карнавал. Вот мы сейчас в туалете сидели, вернее стояли...

Лаэртский: Нет, мы там и сидели, и стояли. Кто как... Причём, я хочу сказать, что вот это нововведение мне очень понравилось в нашей редакции - наконец, убрать все перегородки и поставить все четыре, так сказать...

Жариков: Очка.

Лаэртский: Очка, собственно говоря, вкруг, чтобы сотрудники могли сидя или там, в общем-то... смотреть друг другу в глаза. Видел большой плакат у нас над дверью: "Смотри в глаза"? Знаешь, чьи глаза на плакате?

Жариков: Нет...

Лаэртский: Ну догадайся.

Жариков: Я даже как-то...

Лаэртский: Ну, очки вот эти приспущенные вниз чуть-чуть...

Жариков: Киселёв?

Лаэртский: (радостно) Да! Написано "Смотри в глаза". Догадался? Мне эта идея очень понравилась, потому что это как в армейском туалете, помнишь, у Эриха Мария Ремарка, где они в кабинках, их сдвигали и играли в картишки. Ну, извини, что я перебил тебя. Да, о чём там у нас?

Жариков: А... про кодировку, да.

Лаэртский: Про кодировку.

Жариков: Про кодировку идей. Опять же, мы сидели, стояли, и вспоминали как бы вот эти все вещи. По поводу, скажем, альтернативы тут недавно был разговор по поводу того, что считать альтернативой. Может быть, вот какой-то аутентичный блатняк считать альтернативой, или, например, матом не ругаться считать альтернативой? То есть, двойная альтернатива - как бы по закону двойного действия. Поэтому я считаю, что то, что сейчас очень серьёзно - оно и является, собственно, карнавальной культурой. Ну, грубо говоря, включаешь телевизор или радио, и там кто-то, некто, большой человек начинает серьёзные речи толкать. И все тупо начинают смеяться. Понимаешь? Вот это карнавальная культура.

Лаэртский: А вот как ты считаешь... Просто я прекрасно понимаю, о чём ты говоришь. Но в данном случае, скорее всего, вот эта серьёзная фигура, которая, в общем, толкает речь - она всё-таки является результатом длительной работы имиджмейкеров каких-то. То есть, очевидно, что за этим человеком кто-то стоит. И очевидно, что эти "кто-то" преследуют свою какую-то цель, вполне возможно. Ну, в программе мы тут неоднократно высказывали такую мысль, что просто проводится гигантский эксперимент по, скажем так, оценке уровня слабоумия у граждан. Начинали с религиозных сект... к примеру, если сейчас мы скажем... ну, вот видишь - колонка "GBL" висит, да? Мы сделаем из неё, скажем так, божка... Будет секта колонки "GBL", которая вот тут справа висела. В неё если запишете пять человек, то эти пять человек мы сможем легко контролировать, сказав: "Мы сейчас эту колонку разобьём или вы пойдёте и взорвёте всех талибов"... или как их там ещё. К примеру. То есть, кто же вот эти люди все, которые занимаются...

Жариков: А я думаю, здесь проще. То есть, может быть, имиджмейкеры - они и пытаются это сделать. Но те люди, которые играют как бы, то есть - те, кто репрезентируют себя - они, может быть, сами не понимают, что им говорят имиджмейкеры. Опять же, работает закон двойного отрицания. То есть, грубо говоря... у нас, кстати в одном альбоме старом, "Лирика" который назывался, там как раз сюжет был о том, как там некий человек, но это было давно, ещё при... 82-й год, когда там выступает какой-то коммунист очень важный и сидят люди, которые должны хлопать в определённый момент. Ну, а в некоторых моментах надо было смеяться. Ну, он как бы шутил, да. Ну, и там перепутали, в общем, где надо - смеялись, где... вот на этой путанице как раз весь юмор был построен. Это вот как раз пример из того, что вот эта цепочка от тех, кто эту идею изобрёл - очень, может быть, крутой имиджмейкер какойнибудь там.-.. ну, не Глеб Павловский, ну, типа того как бы...

Лаэртский: Ну, тоже Глеб.

Жариков: Ну, такой, скажем, химерический Павловский с маленькой буквы. И...

Лаэртский: Ты просто, может быть, не знаешь - имиджмейкеров в определённой среде называют "Глеб", типа "я себе такого Глеба сейчас там"... У них так серьёзно, там, в политике, в бизнесе, там "Глеб"... "Забрать Глеба"... "Да я просто отберу щас твоего Глеба и всё"...

Жариков: Я думаю, что даже опять же не он, собственно, пишет, а у него какие-то ребятишки есть, которые всё это придумали.

Лаэртский: Конечно, да.

Жариков: То есть, от одного парнишки переходит до начальника, от начальника к Глебушке, а Глебушка уже накачивает, допустим, своего хозяина. И получается, так сказать, испорченный телефон. Ну и когда человек выходит с какой-то "мулькой", что называется, все тут начинают смеяться. Потому что мы вот тут недавно включили какой-то канал буквально вчера или сегодня, на полном серьёзе, не шутка. И Катя, жена - вот она сидит и говорит... Всерьёз по российскому каналу гонит Кучер, вот программа какая-то была, про то, как, значит, вот как бы выступил президент, фокус показал и всё изменилось, всё сейчас вот. Он выступил, сказал - и всё в стране поменялось. Всё - раз, раз, раз.

Лаэртский: Если вот, представляешь, в 83-м году такую телегу вот...

Жариков: Ну да, и как бы вот думаем, думаем, думаем... что это - прикол? Может, это дальше будет концептуализм такой, может быть, знаешь, такая экзистенциальная перцепция, то есть, воздействие, ну, как бы научная...

Лаэртский: (весело) Слушай, а я сейчас знаешь кого вспомнил, вот этого перца, которого уволили... То есть, у нас уже есть категория уволенных, как Дорэнко. Вот этот гнал человек конкретно. Даже вот... я анекдоты дико не люблю, но вот этот анекдот типа: "Тысячу лет назад упал Тунгусский метеорит. Казалось бы - при чём здесь Лужков?" Тупейший анекдот, но очень такой он в тему и жилистый. Чего-то много гонщиков появляется на телевидении. Ты знаешь, меня терзают смутные сомнения, что в этом, в общем, виноват ты... А немножко - и я. Понимаешь, ведь все эти люди - они приблизительно одного с нами возраста. И может быть, наверняка, большая часть из них слушала группу ДК, взяла оттуда какие-то основы, и, так сказать, получив беспредельную совершенно свободу слова, не понимаю, зачем за неё... ещё раз могу сказать - не понимаю, зачем за неё надо бороться? А её здесь беспредельно много. Но на этой ниве пытаются, так сказать, самостоятельно развивать, вернее - растить ту кукурузу, семя коей накидал ты там повсюду. Но у них-то вот получается в такой форме. То есть, может быть, хорошо, может, плохо - происходит синтез их идей, их кукурузы, так сказать, с потоком современного сознания, к примеру.

Жариков: Нет, это может быть и так, потому что, скажем, был такой живой пример по поводу масонской мульки. Что вот там масоны власть захватили, мировое правительство... Идёт негр, скажем. Ну, надпись "масонский храм №666", да. Заходит, тут стоит секьюрити, говорит - ну давайте бабки, там, 50 тысяч баксов, там, ну будете... всё. Он платит бабки, ему фартук, молоток выдают, знаешь, там как вот именные часы, там, типа. Ну, снимается, ну и всё, и уходит. Ну, вот так это всё и подается. И все смотрят - вот оно, мировое правительство. То есть, я думаю, что и Дорэнко и все остальные - они примерно люди такого же плана. Им не хватает немножко вкуса - ну, то, что у нас называется "провинциалами". То есть - провинциализм... Они попадают в город Москву, где как бы всё амбивалентно, всё двусмысленно, всё как бы, так сказать, имеет... ну как язык современной молодёжи - "как бы", "типа того"...

Лаэртский: По идее, это же запрещено - такие выражения, это же просто считается, что всё , что сказал до этого... Не-ет, это очень серьёзное заявление. Если я вот после длинной телеги говорю "как бы" - это означает, что всё, что я говорил до этого, я врал. То есть, я отнимал у человека время и я должен ему прайс. То есть, реально, если, к примеру, кто-то тебе после длинной телеги, которую ты внимательно выслушал, говорит "как бы" - ты можешь ему сказать: "Давай... ну, сколько там... стольничек гринца, к примеру". Тот: "Ну, а чего такое?" - "А чего ты мне мозг полоскал до этого?"

Жариков: Да, вот с другой стороны, юридически, когда я говорю "якобы" и "как бы" это не является...

Лаэртский: Нет, "якобы" это другое, а "как бы" - это даже не слово-паразит.

Жариков: "Яко бы" - это же на самом деле перевод. Если перевести со старославянского - получается "как бы".

Лаэртский: Ну, в принципе - да. Но "якобы" - это можно иметь в виду, как дополнение, как приложение. Сравнительное. А "как бы" - оно всё-таки уже конкретное.

Жариков: Другое понятие.

Лаэртский: Другое понятие совершенно. Так же как ещё там ряд есть выражений, которые вот...

Жариков: Ну, я хотел другое сказать. Я хотел сказать, что вот эта эпоха барокко, и линия барокко, то, что называется "совком", когда чёткая красивая фраза, так сказать, истина - она ушла. Она ушла. И когда люди занимаются так называемым пиаром или чёрным пиаром, когда пытаются там вдолбать какую-то идею на полном серьёзе... то, конечно, люди-то поумнее - они, конечно, гогочут. Конечно, это уже смешно. Потому что здесь нет вот этой, так сказать, как бы... "якобы", этого смысла. Понимаешь? Я думаю, на бабки попал уже...

Смеются.

Лаэртский: Просто держи их в руках всегда, я буду вынимать нужное количество!.. Слушай, подожди, извини, пожалуйста, тут хотелось бы зацепиться вот за пиар. То есть, например, сегодня включаю первый раз диапроектор, телевизор, смотрю - чего-то там происходит интересное. Ну, какие-то действия, там - демонизм, короче. Дай, думаю, включу звук. Уже забыл, как это делается. Включаю. А там, короче, новая девка появилась у англосакса содомийного, принца Чарльза - вот к ней, короче, под видом какихто араб-ских шейхов проникли...

Жариков: Слышал, слышал...

Лаэртский: Слышал? Ну, и дико её там осрамили, вот, опозорили. И началась вся эта история с рассказа: "Вот она такая-то, она такая-то"... Она, там, значит, бизнес у неё. Она там свою фирму, которая занимается пиаром, связями по общественности. Я ещё не знаю, в чём дело - понял, что дело пахнет дерьмецом. Потому что, на мой взгляд, понятие "пиар", "связь с общественностью" - это идёт от лукавого, простите за шаблон. Но люди, которые серьёзно считают, что они серьёзно этим занимаются - заранее обречены на провал. Это неудачники, они всегда будут жертвы. Даже если у них будет много прайсов, а прайсов у них немерено. И действительно - смотрю, там в конце, девку так это...

Жариков: А я думаю, это она сама всё придумала.

Лаэртский: Да, нет, чего, у них же это самое... А ты понял, какая содомия на острове там!.. Извини, просто этот перец, который корешок по этому пиару, предложил, дескать, вступить в гомосексуальные связи. То есть, всё-таки - как были англосаксы уродами, так они и остались. Надеюсь, в английском посольстве меня не услышат, потому что мне скоро со спецзаданием в туристическую поездку туда ехать.

Жариков: Ну, всё равно я настаиваю, что это её инициатива, это всё мулька, мульки, которые она создала.

Лаэртский: А ради чего?

Жариков: Есть теория информации, есть приёмы. Приёмы по информационной войне или информационной защите. Кстати - вот проблемы НТВ. Это та же самая история. Если ты помнишь, при "совке" была радиостанция "Свобода", да?

Лаэртский: Да, она и сейчас существует.

Жариков: Все думали, вот ЦРУ, там, да... И прочее, прочее. Конечно, это наша была радиостанция, но в идеологии, в пропаганде есть две стратегии. Одна, такая пролонгированная пропаганда, тут официоз. И есть как бы вот этот чёрный пиар, то есть, их называют "козлиным телеграфом" на жаргоне. То есть, нужно бросить какую-то мульку, которая быстро должна сработать. Всегда, как ты помнишь, радиостанцию "Свобода" глушили, но где-то в одном месте её можно было поймать.

Лаэртский: Причём очень хорошо.

Жариков: Конечно.

Лаэртский: Слушай, я честно тебе скажу, искренне. То, что ты для меня сейчас сказал - ну, прямо как-то глаза открыл. То есть, я просто даже не догадывался, мне в голову не приходило, что можно прогнать такую телегу. И я, кстати, только сейчас начинаю понимать - сейчас, мне нужно, конечно, время. Но я начинаю осознавать некоторые вещи.

Жариков: Я же могу добавить.

Лаэртский: С глушилками, то есть, это же... И почему, к примеру? Давай-ка так - почему, например, даже сейчас остатки "Свободы" находятся не где-то там, а в некогда дружеской Праге...

Жариков: Да, да.

Лаэртский: И кстати, почему так дружелюбно сидевщий на твоём месте однажды Марио Корти, который у нас был, так со мной беседовал обо всём этом? Слушай, наш человек!

Жариков: Нет, ну во-первых, у меня на полном серьёзе был докУмент 48 года, я многим, правда, это рассказывал, думаю - это не секрет. Про то, как англичане написали телегу в ЦРУ, что мы больше не можем финансировать эту радиостанцию, потому что там 80% - агентов НКВД. Пусть этим занимаются американцы. Американцы взяли на свой баланс - и ничего. То есть, не обязательно агентура, это как бы то, что называется двойными, тройными агентами. То есть, люди такие, ну, особого типа, особой психики, которые быстро делают нужное дело. И я, кстати, начал... почему я про "Свободу" вспомнил. Когда наступил 91-й год, умные люди, я думаю, там наверху поняли - а зачем нам "Свободу" иметь вообще за границей? Нам такую радиостанцию надо иметь здесь. И вообще телевидение такое надо иметь здесь. И я думаю - образовалось НТВ, как ты помнишь.

Лаэртский: Да, практически...

Жариков: Это очень, скажем, телевидение специфического формата, более свободного, оно действительно более профессиональное, но оно нужно было властям, чтобы создавать имидж демократии, да. Там - Ельцин демократ, демократия процветает, или там - Ельцин засранец, он такой-сякой.

Лаэртский: И кстати, ведь вот это, извини, что я тебя перебил - это испортило коллектив. То есть, как я называю - зарвавшиеся дикторишки. Потому что они должны были прекрасно осознавать, в общем-то, происходящее. А они сделали сами себе культ личности, сейчас получают по щщам вполне справедливо.

Жариков: Конечно, они не почувствовали этого формата.

Лаэртский: Да, да, да.

Жариков: Конечно, никто бы их и не тронул. Смысл такой, что крыша сменилась, грубо говоря. Пришла крыша, а борьба идёт не за официоз, не за вот эту, так сказать, пропаганду пролонгирования - идёт за "козлиный телеграф" борьба.

Лаэртский: Конечно.

Жариков: Там именно за чёрный, за возможность чёрного пиара. Это то же самое, что вот эти газеты, там, патриотические газеты типа "Русская правда", вот эти все газеты, где там: "У-у, жиды там захватили..." Или, как его... "Лужков - Кац", вот такие. Они существуют для чего? Нужно же Лужкова как-то обосрать, да?

Лаэртский: Да!

Жариков: То, естественно - он Кац. Ну, понятен здесь смысл.

Лаэртский: А люди, естественно, за это цепляются. То есть, они...

Жариков: Конечно.

Лаэртский: Очень серьёзная такая идеологическая, в общем-то, подготовка.

Жариков: Я могу такое сказать. Вот здесь у нас недалеко, у музея, когда патриоты продавали газеты, я говорю - ребята, давайте эту неделю не походим. Они говорят - вот менты нас гоняют. Давайте - эту неделю никто не придёт. Как это? Вот представляете, не придёт... Вам будут звонить домой, чтобы пришли.

Лаэртский: Пришли, да?

Жариков: Нет, ну, конечно, мне никто не поверил в это.

Лаэртский: А так бы именно и было.

Жариков: Конечно. Это пиарное место, где нужно сбросить какой-то, так сказать... Так и называется, кстати - информационный сброс.

Лаэртский: Или я бы сказал по-другому - что это надключичный катетер.

Жариков: Да, да - может быть, так.

Лаэртский: Слушай, а вот хотелось бы немножко вернуться всё-таки опять к этому раскладу со "Свободой". Вот просто не помню точно по времени, но в чём же тогда причина, что американский конгресс в какой-то момент дико урезал их бюджет? Это было реально.

Жариков: Ну, я думаю, здесь опять такая интересная игра. Дело в том, что есть как бы внутренний круг интересующихся, есть внешний круг. Ну, вот даже по истории с телевидением, с радио это видно, что совершенно есть разные как бы... ну, люди, посвящённые в проект. И я думаю, что конгресс тоже урезает какие-то вещи... у них же тоже такая же шара, как и у нас. Ну, то есть, грубо говоря...

Лаэртский: Ну, чтобы показать, что мы типа работаем.

Жариков: Мы работаем, и в то же время хорошо, если бы они сами на себя всё это повесили. Ну, вроде идёт все спокойно, идёт нормально, идёт вброс, так сказать, демократия и так далее. А наша демократия, вот, Саш - она же всегда должна восторжествовать, обрати внимание - и она всегда торжествует. Вот за что бы ты не взялся, любой факт в истории, в политике, вот проанализируй, посмотри - демократия всегда в конце концов торжествует.

Лаэртский: Всегда!

Жариков: Всегда, вот какой-то раз она не восторжествовала? Чего бы ни произошло...

Лаэртский: Да, что бы ни произошло и каким бы образом это торжество ни достигалось.

Жариков: Правильно. Поэтому держат людей, которые это объяснят людям. Чего-то такое произойдет, вот дом взорвали в Москве - демократия восторжествовала...

Лаэртский: Восторжествовала, да. Послушай, а всё-таки, вот меня действительно это мучает, мне страшно стало, искренне тебе скажу - вот вчера, буквально вчера, две вещи - они меня дико испугали, я был в шоке, говорю искренне. Первое - я уже говорил это до твоего прихода, это когда вся эта публика, гримлены, стояли на сцене, так держась за руки на этом митинге и под песню "Чайф" чего-то подпевали - ой, жуткое зрелище совершенно. Я был конкретно испуган, причём толпа собралась. И уже вечером меня окончательно добило - это я зашёл в свой магазин, купить, в общем-то, беленькой... нет, ну шучу, на самом деле - просто еды для птиц, и увидел телепузика. Я нажал на пузо, он стал... ужасное создание, совершенно чётко для меня ассоциирующееся с этими демонами, которые стояли там, и в толпе. И те и те - телепузики какие-то ужасные. Но одни из них всё-таки являются инициаторами вот этого, а другие - жертвами. Вот сейчас у тебя есть... меня не слушают, меня оскорбляют, может быть, у тебя есть возможность как-то тактично объяснить людям, что они жертвы, что нельзя бороться за чужой интерес, что надо себя уважать, что в конце концов после работы надо отдыхать, а не собираться на тупые митинги, чтобы на следующий день снова выйти на работу. Расскажи им, потому что я уже начинаю нервничать...

Жариков: Я понял, да. Я сейчас попытаюсь в двух словах объяснить. Во-первых, люди не учитывают формат. Это политика, но не в том плане, как это подаётся, и это не собственность. Понятно, что "Газпром" - это государство.

Лаэртский: Конечно.

Жариков: Понятно, что сначала "Мост-Банк" разорили, потом Гусинского ввели в долги, а потом его отстранили - это всё было сделано умышленно.

Лаэртский: И очень грамотно.

Жариков: Ну...

Лаэртский: А если какой-то человек умнее, то нужно это...

Жариков: Предугадать...

Лаэртский: Предугадать, понимать и нужно относиться к нему с уважением.

Жариков: Конечно.

Лаэртский: А не сидеть, как вот эта свора овечек и лаять на несчастного Коха. Не знаю, хороший он человек или плохой - но вот в сравнении со всей этой тусовкой он просто умнейший дядька, он вызвал лично у меня симпатию.

Жариков: Ну, действительно - это единственный человек, который говорил по понятиям.

Лаэртский: Да! И причём очень грамотно.

Жариков: Грамотно, разводил, что называется...

Лаэртский: Со страшной силой...

Жариков: Распальцовка на пять с плюсом.

Лаэртский: Красавец!

Жариков: Красиво, да. Но, если бы, мне кажется... журналисты, кстати, ведь действительно талантливые, хорошие ребята, но если бы они понимали формат...

Лаэртский: Они ничего не понимают!.. Особенно беленькая с короткой стрижкой, дурень такой... кстати, вот эту войну надо было записать, можно прямо тиражировать...

Жариков: Саш, обрати внимание, что Горбачёв говорил - что Путин на вашей стороне. А почему он говорил? Потому что Горбачёва когда снимали, ты помнишь, ведь его ошибка - у него не было ни одного средства массовой информации своего, ни газеты, ни радио. Я всем говорю - что такое НТВ? Вот что сейчас история с НТВ - это великолепный пиар канала, но какая цель? Это будет абсолютно оппозиционный канал лично путинский, лично путинский оппозиционный канал.

Лаэртский: Но оппозиционный...

Жариков: Но оппозиционный. Это та же радиостанция "Свобода", которой пользовался Андропов в борьбе с брежневской номенклатурой, это тот же самый механизм, это грамотно... ну с точки зрения, если бы я бы, скажем, оценивал власти, это грамотно, правильно... Так должно быть.

Лаэртский: Да, так должно быть и непонятно, почему вот эти не могут этого понять, и тем более - зачем будоражить народ? Это вообще, по-моему, им должно лет через пять быть дико стыдно.

Жариков: А я думаю, почему канал не отключают? И, кстати, ведь Кох же сказал: слава Богу, что они имеют возможность, ну потому что всё это работает...

Лаэртский: Извини, но ты заметил - им же дают действительно грамотно как бы выпутаться из этой ситуации... Типа - ребята, ну вы какашки из штанцов незаметно выложите, оденьте их снова и работайте, всё нормально... А они ничего не понимают, тупые, вообще конченые какие-то... (Смеётся).

Жариков: Ну, это есть, как бы втёмную играют, это понятно. Кто-то, может быть, знает...

Дикий хохот Лаэртского.

Жариков: Но с другой стороны - ты пойми, ну кто проиграл в этой ситуации?

Лаэртский: Ну, кто проиграл - только люди, которые мёрзли, как дауны, около Останкино...

Жариков: Нет, ну люди, люди... подожди. Ну люди - они почему мёрзли?

Лаэртский: А, ну им весело вообще было... Значит - никто не проиграл.

Жариков: Нет, пришёл человек вечером и говорит: "Марин, а вон я с зонтом стою..."

Лаэртский: А, вот так...

Жариков: "Во... а вот я здесь батлу, видал, из кармана достал, во... хлебаю, холодно было". Ну, пол-литра там...

Лаэртский: Нет, ну некоторые, ты заметил, когда там интервью были, некоторые базетические тётки, эндогенно пропотевая, чуть ли не на истерические рыдания срывались, что у них отбирают, да у нас отбирают... как будто кошку у них любимую на шапку берут.

Жариков: А представь ситуацию, в Мухосранске всё это транслируют, сидит человек - ох! Что там делается... Свобода, правда! Понимаешь, да? Вот сейчас увидишь, через месяц, ну через два по этому каналу будут гнать всякую мульку, просто лапшу вешать...

Лаэртский: О Путине...

Жариков: Ну, всё что угодно - что земля плоская...

Лаэртский: Да!

Жариков: Слыхал, по НТВ сказали, что земля плоская - значит, плоская...

Лаэртский: Значит - плоская...

Жариков: Понимаешь? Плоская и всё. Вот для чего это. Путин скажет: нет, вот там знаете, типа, я не согласен. Как будут делать - вот НТВ говорит, что земля плоская, и все тупо включают НТВ...

Лаэртский: Знаешь это будет типа чего - типа газеты "Московский демократ"... Давай на секунду прервёмся...

Жариков: Хлебнём тут водички.

Лаэртский: Мне нужно просто выйти, проверить там... пару торговых точек это...

[ ... ]
 

 1   2   3   4 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  2001
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017