laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1998  


Беседа с Юлией Силаевой. Часть 3
 

 1   2   3 

[...] Лаэртский: Кстати, Юль, действительно интересный вопрос - насчёт гардеробщика, это само собой, это ближе к творчеству. А вот насчёт билетёрши? Знаешь, у артистов эстрадных есть две категории работы. Первая - это работа на гарантии, когда коллектив стоит определённые деньги, скажем, полторы штуки он стоит - всё, это гарантия. Второй вариант - от сбора договариваются: 50% сбора залу, 50% - группе или артисту. Ну, есть ещё вариант промежуточный, когда минимальная гарантия и что-то свыше. В случае, если гарантия, понятно - бабки платятся, люди играют. В случае, если от сбора - то, как правило, директор группы ставит на кассу своего человека просто для элементарного контроля за продажей билетов. Ведь билетёрша-то - она же может это... ну это...

Силаева: Корешок себе присвоить?

Лаэртский: Да-а-а-а!

Силаева: Может чего-нибудь, я не знаю...

Лаэртский: Ты не думала об этом?

Силаева: Они такие женщины феерические...

Лаэртский: О-о-о...

Силаева: Мистические.

Лаэртский: Причём ты знаешь, вот когда я последний раз в театре очень давно был, покупал билет - у меня ощущение, что я разговариваю с профессором с театральным каким-то, а не с билетёршей.

Силаева: Вполне возможно, что они имеют отношение к театру, имели отношение к театру. У нас какие-то женщины работают - и к кино имели отношение. Они с биографией.

Лаэртский: Но тем не менее - как ты думаешь, насчёт денег обманывают они? Ну, вот как... мне интересно...

Силаева: Три часа сорок пять минут. Билетёрши, наверное, уже спят...

Лаэртский: Спят, да... давай, говори, да!

Силаева: Ну наверное, они придумывают что-нибудь... (Смеётся).

Лаэртский: Ну, а теперь к гардеробщику, самое главное... ведь, например, даже я, если не слежу за своими ботинками, то в них заводится моль и соляные черви...

Силаева: Боже, какой ужас...

Лаэртский: Ну, поскольку чего только нет у нас на Земле. Я слежу, ты поверь - то есть каждое утро я любовно охаживаю свои ботинки и каждый вечер тоже, и вообще за обувью я слежу, как и за гардеробом. Но я, скажем так... за своим только. А у вас же там сколько актёров - значит, гардеробщик должен не только проветривать гардероб, там моль убивать всяческую, но и вообще - предположим, одевает князь Богдан кафтан, а у него под мышкой дырка или уже там выросли, скажем... подснежники... Ну что - всё, труба. И относятся ли к области деятельности гардеробщика бороды, искусственные парики и прочие прибамбасы человеческого тела?

Молчание...

Силаева: Нет, не относятся...

Смешок Лаэртского.

Лаэртский: Ну, а что же всё-таки делает гардеробщик?

Силаева: Гардеробщик встречает зрителя... это очень ва...

Лаэртский: А, ТАК ОН... А я думал... всё-таки я тупой. (Впадает в истерику).

Силаева: (ласково) - Са-а-аша, ты совершенно не готов к эфиру...

Лаэртский: Я извиня... (Продолжает ржать).

Силаева: Ты перепутал с костюмером...

Лаэртский: Да!!! (Продолжает ржать).

Силаева: Про какие-то мне цветы, грибы рассказываешь...

Лаэртский: (продолжая продолжать) - Без трёх ми... без трёх минут четыре...

Силаева: Я бы сказала, без тринадцати. Без тринадцати минут.

Смешки в студии.

Лаэртский: Я не знаю, я извиняюсь, что-то меня вставило круто. Тут гардеробщик, гардероб, бельё там хранится, а чьё...

Силаева: Да, я вот тоже как-то немножко... первый раз за весь эфир я немножко смутилась.

Лаэртский: Ну, я понял - сидишь тут в такой непонятке, дескать - чего он говорит?

Силаева: Я-то наоборот - я со знанием дела отвечаю на вопрос. Я говорю: "Кто такой гардеробщик? - Он встречает людей".

Лаэртский: Да, да, да. А вот заметь...

Силаева: Кстати, провожает тоже. Это очень важная...

Лаэртский: Иногда в промежутках подходит во время спектакля, похлопывает так по плечу тебя вежливо-вежливо и спрашивает: "Как дела?"

Силаева: Конечно. А ко мне вот, например, иногда подходит гардеробщик и говорит: "Юля, ну вот ты сегодня как-то вот... не очень... не очень". И вот идёшь, думаешь - действительно что-то сегодня как-то... не так.

Лаэртский: А вот ты знаешь, что касается театрального теперь уже гардеробщика - ты же как-то призналась, любишь посещать ресторации всякие - заметь, особенно в последнее время...

Силаева: Нет, я не всякие люблю и не часто.

Лаэртский: Но тем не менее. Вот в ЦДЖ - там гардеробщицы - они такие тётки... начитанные, имеется в виду. А вот в различных ресторанах, как правило, берут в гардеробщики таких молодых мальчиков, которые все, по-моему, такого голубого направления - не хочу их обидеть никого, но тем не менее это как-то бросается в глаза. И у них этакая гипертрофированная вежливость... то есть, не произойдет ли с течением времени такое, что просто люди будут больше ходить в рестораны, чтобы столкнуться с такой вежливой улыбкой, прямо чуть ли не с лаской, исходящей от гардеробщика в ресторане, нежели от гардеробщика в театре, который так: (грубо) "Бинокль дать?" Ну, это я утрированно, конечно...

Силаева: Но где-то близко... близко к оригиналу.

Лаэртский: То есть, это искусство получается? Гардеробщик - это искусство?

Силаева: Ну, если я буду знать такие места, где меня будут облизывать, обхаживать и ублажать всячески - я буду туда чаще ходить.

Лаэртский: Ну, я тебе потом шепну после эфира, чтоб не подумали, чтобы реклама или ещё чего. [...] Вот такой вопрос: "Юля, скажите пожалуйста, как зовётся человек, который следит за бородой, усами и прочими атрибутами человеческого тела?" - ну, в театре, видимо, имеется...

Силаева: Гримёр.

Лаэртский: А, ну да - это же часть гримёра. Да. У вас один он или несколько?

Силаева: У нас несколько.

Лаэртский: А вот есть у тебя любимый гримёр - ты же можешь, например, отдавать предпочтение кому-то одному?

Силаева: Если я скажу - а вдруг все остальные не спят? Я обижу всех...

Лаэртский: Вот Руслан заходил, спрашивал: "Госпожа Силаева, если вы не согласны по какому-то вопросу с режиссёром - что тогда?"

Силаева: Интересный вопрос.

Лаэртский: Бывает так, что, например, он говорит: "Юля, ты должна встать боком, театрально вытянуть правую руку и сказать: "О гром, порази меня!"

Силаева: Нет, нет. Я делаю по другому - у меня однажды был такой случай, я... женщина, правда, режиссёр, мне не хотелось её обижать, я тогда придумала какое-то... что-то для себя придумала в этой сцене и сказала, что это она мне сказала якобы. Внушила ей мысль, что это её предложение. И она потом...

Лаэртский: Забыла про это...

Силаева: Забыла, взяла - присвоила авторство и решила, что так будет лучше.

Лаэртский: Слушай, это круто - я буду так же поступать в бизнесе!

Силаева: Да!

Лаэртский: Хорошая мысль. [...] А вот не бывает такого, как в кино про театры - дескать, когда актриса начинает плакать, бросаться пюпитрами и кричать: "Пал Аркадьич, ну не моя это роль! Ну не могу я, всё - я ухожу из театра!" А мудрый добрый седой режиссёр - он ей: "Ну что ты, ну что ты, Анечка - всё у тебя получится"... зовёт её куда-то к себе, там они пьют чай без всякого секса, фильм чёрно белый - после чего сажает в "Волгу" с шашечками, она уезжает, на следующий день играет роль так, что цветы, счастливые улыбки, лицо, титры, Свема, Кодак...

Силаева: Вопрос в чём заключается?

Лаэртский: А, это что-то так я, бредил. Давай послушаем звонок телефонный. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания - говорите, пожалуйста.

Голос: До встречи! В дежурной части.

Лаэртский: До свидания! Это мой любимый персонаж, который ведёт данную программу - ты не видела эту передачу?

Силаева: Ну как же - я запомнила даже один момент, когда он сказал: "Лично у меня с моей тёщей - полное взаимопонимание! До встречи! В дежурной части".

Лаэртский: (радостно) - Особенно вот эта фраза! Я сперва, когда начал включать звук - я вообще смотрю телевизор без звука, диапроектор он называется у меня в семье - когда он ручкой так делает: интересно, что же такой пухленький дяденька может так делать ручкой и чё-то говорить с такой зажигалочкой в глазах? А он так: "До встречи! В дежурной части". И теперь я слежу за интонациями, то есть я не смотрю всю программу, а только эти моменты. И всем советую это делать. Господа, это называется даже не театр - это искусство!

Силаева: Искусство! Это искусство большого полёта, высокого полёта.

Лаэртский: Человек одной фразой даёт столько эмоций. [...] Я хочу зачитать гневную телегу, которую мне принесли. "Юля, скажите пожалуйста, существует ли в нынешнем кинематографе мощное давление семейных династий и панибратство? Смотрел сегодня фильм "Ширли-мырли"... я тоже тебе о нём говорил... "видел всюду холёные пропитые морды, которые веселились с девками. Так продолжается уже десять лет. Даже в фильм "Ермак" был приглашён актёр, который играл Панкрата Елизарова в фильме "Вечный зов". Он же там является старым коммунистом, значит, коммунистом он будет по гроб жизни. Трудно ли сейчас в связи с этим пробиться молодому талантливому актёру?" Очень хороший вопрос, на мой взгляд.

Силаева: Сейчас очень серьёзную вещь скажу, очень серьёзную. До тех пор, пока государство не обратит внимание на кинематограф - кинематографа у нас не будет. Три часа пятьдесят семь минут.

[Композиция - "Маэстро" (track)]

Лаэртский: И я напоминаю вам, что в гостях у нас актриса театра и кино и певица Юлия Силаева. Время быстротечно, это не я сказал - Гоголь, понимаешь, так сказал. Причём брат его, Сергей Гоголь - но он был прав. Остаётся у нас совсем немного времени. [...] Вот Женя спрашивал: "Юлия, критикуете ли вы своих коллег и прямо в лицо?" Во как.

Силаева: Ну если... конечно, критикую, но мягко, тактично, конечно же... Если хочется. А если не хочется - то ничего и не говорю.

Лаэртский: Вот интересное сообщение. Почему, спрашивают, наша программа на УКВ звучит на полсекунды раньше, чем на FM?

Силаева: Это у меня тоже спрашивают?

Лаэртский: Да видимо... Ну, я вам хочу сказать, что на FM 91 и 2 десятых, а чё такое УКВ, я не знаю... почему там раньше звучит, да и вообще не понимаю я этой техники. Связано это, на самом деле, с трансляцией исключительно. Вовсе не думайте, что у нас идёт запись и дубляж - ничего такого нет, у нас только запись. Наверное, есть смысл послушать песню в твоём исполнении.

Силаева: Да, я спою такую новогоднюю песенку.

Лаэртский: Во! Да.

Силаева: Она называется "Цветной снег".

[Композиция]

Лаэртский: Знакомый жанр... прямо настолько знакомо...

Силаева: Какой жанр?

Лаэртский: Данный певческий жанр. По-моему, это из этой... как к детям нянька из космоса прилетела.

Силаева: Вот! У меня была первая профессия - я преподавала в музыкальной школе, и когда работала в музыкальной школе, я сочиняла для своих детей песни, которые они у меня исполняли. У меня был хор, детский хор, и они пели эту песенку.

Лаэртский: Ну, в принципе, любой уважающий себя композитор, будь то Малер... я... все мы пишем детский цикл так называемый. У Бетховена и у того есть детский цикл.

Силаева: И даже у Мусоргского.

Лаэртский: Безусловно! К тому же даже улица у него своя есть в Москве. "Юлия, как у вас обстоят дела с воинской обязанностью?" - интересуется Андрей.

Силаева: У меня этот... билет... как его...

Лаэртский: Понятно! "В Большом театре, говорят, лежали раньше на чердаке три огромных камня, которые во время ремонта выкинули, посчитав ненужными. Отчего, однако, акустика зала сильно нарушилась. А какие в вашем театре существуют легенды и сказания о привидениях, призраках и прочих рыцарях астрала?"

Силаева: Ещё раз, я...

Лаэртский: Ну, в общем, камни выкинули из Большого театра, три, посчитав их ненужными и изменилась сильно акустика помещения. А какие-нибудь существуют легенды о вашем театре подобного рода? Странные закутки помещений...

Силаева: Все говорят, что в нашем театре витают духи актёров, которые там раньше играли. Что-то есть в нашем театре, витает... Но я боюсь, как бы это не улетучилось.

Лаэртский: Правильно, правильно... безусловно. Будет грустно, если не будет никаких таких штучек. А вот ночью там страшно вообще?

Силаева: Я не была там ночью. Я всё время - то утром, то вечером.

Лаэртский: Мне довелось в свою бытность молодости... не знаю, существует ли такое выражение "бытность молодости" в русском языке - например "выпьем за сбычу мечт" существует... (Смех Юлии). Я работал сторожем буквально три раза в одном из московских кинотеатров - ну, мне нужно было, ты понимаешь, переволноваться, спрятаться, тяжёлые времена были, да... Жуткое ощущение было, когда ты один в целом здании кинотеатра, в нём где-то ещё часов восемь, до утра, короче, зависают энергетические призраки тех, кто был на всех дневных сеансах. А один раз я видел ночью мужика, который сидел тупо в зале и смотрел в пустой экран. Я даже не стал подходить и спрашивать: "Кто ты и что тут делаешь?" Это страшная история. Такая страшная байка, которая, однако, является реальностью. [...] Вот вопрос такой от Памелы Андерсон: "Верно ли, что название гастрит произошло от нерегулярного питания во время гастролей?"

Силаева: Тогда был бы не "гастрит", а "гастрол"...

Лаэртский: Гастрол был бы - совершенно верно. Ну что - послушаем ещё песен?

Силаева: Послушаем песен? Вы думаете - их есть у меня?

Лаэртский: Я вижу!

[Композиция ("Давно ли цвёл...)]

[Композиция ("Старая актриса" - live)]

Лаэртский: Спасибо, спасибо. Очень хорошая композиция, да. Тут ряд вопросов, во-первых: "Юля, не могли бы вы выступить в мужской роли?" Известно, что многие роли, вот эти, как их...

Силаева: Вообще вопрос не в бровь, а в глаз, можно сказать. Потому что мужских ролей гораздо больше, чем женских. Женщинам-актрисам не хватает ролей. Это статистика, между прочим.

Лаэртский: Вот мальчиков, как правило, играют женщины в театрах...

Силаева: Это в каких же театрах?

Лаэртский: Ну вообще во всех - как ни посмотришь, пажей разных всегда играют женщины.

Силаева: Я такого не видела, не помню.

Лаэртский: Ну нет же детей-актёров?

Силаева: Мальчиков? Ну почему, берут... Дети актёров.

Лаэртский: А если ведущие роли, например Маленький Принц - такая постановка, где он играет главную роль. Вообще с участием детей я не смотрю ни фильмы, ничего, потому что у меня это вызывает приступы тошноты. Когда грудничок в главной роли - ВСЁ, всё кончено. Видимо, кто-то это ещё понимает в мире искусства и поэтому берут просто женщин,заставляют играть детскую роль... Ну, я могу и ошибаться.

Силаева: Я думаю, ты ошибаешься.

Лаэртский: "Как уважаемая гостья относится к голливудским актёрам и кто из них ей нравится?"

Силаева: К голливудским актёрам я отношусь... хорошо. Хорошо отношусь. Кто-то мне нравится. Кто - не помню, сейчас сразу не могу сказать.

Лаэртский: Да, нужно время определённое, безусловно. Миша тут заходил, поинтересовался: "Юля, может ли вас перекупить другой театр? К примеру, Бродвей?"

Силаева: Хорошо было бы! Да. Но вряд ли, я думаю.

Лаэртский: Но в принципе это практикуется в театральном мире?

Силаева: Ну, как хорошего игрока - конечно, могут перекупить.

Лаэртский: А как же вливание в новую группу, знакомство, прописка - все эти жуткие штуки, о которых мы слышим столько страшного и нелицеприятного?

Силаева: Ну вот, когда Бродвей меня перекупит - будем решать эти проблемы.

Лаэртский: Ты тогда расскажешь?

Силаева: Конечно расскажу, приеду.

Лаэртский: А ты, наверное, зазнаешься - не будешь сюда вообще и приезжать...

Силаева: Вообще... может быть, скорее всего так. (Сдавленный смешок Лаэртского). Хотя... хотя в Америке будет утро. Вот сейчас у вас ночной эфир, а в Америке это утро. Тогда, может быть, приеду. Если это утро - я приеду.

Лаэртский: Вот Савелий спрашивает... Ты наверняка знаешь, что сейчас развелось огромное количество коллективов новомодных, таких как группа "Бзделки", "Дристящие" и прочие там "Отбитые мошонки". Вот твоё отношение к сиюминуткам такого рода? Они занимают огромное эфирное время, огромную часть...

Силаева: Да, но у меня большое преимущество - я могу выключить свой эфир.

Лаэртский: Ты это делаешь?

Силаева: Я так и делаю, конечно.

Лаэртский: Ура! Телефонный звоночек послушаем? Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: Доброй ночи. Спасибо госпоже Юлии - такой великолепный тёплый голос... жалко, такой голос редко занимает эфир. Госпожа Юлия, такой вопрос к вам, как к человеку театрального круга. Как вы относитесь к профессии суфлёра? Сейчас в некоторых театрах модно стало опять эту суфлёрскую будочку строить. Но говорят, там сидит спонсор, который указывает что-то...

Лаэртский: Дескать, что делать... Спасибо!

Силаева: Я думаю, это не спонсор... это продюсер. Он следит... он следит за всем процессом, а прикидывается и наверняка числится в бухгалтерии суфлёром. Он следит, как актёры играют, правильно ли он платит деньги, если это антреприза - возьмём антрепризу, к примеру.

Лаэртский: Может быть, это сидит снайпер. И в билетах есть предупреждение, что если во время нужных мест, которые будет показывать он же, вы будете слабо шлёпать в ладошки - он будет производить отстрел. А может быть, там сидит бабушка кого-нибудь из актёров, которую нельзя оставить дома одну. Потому что место-то не заполненное. Вообще, может быть, я как-нибудь приду и загляну туда... у вас есть в театре суфлёрская будочка?

Силаева: Ой, я даже как-то... не помню.

Лаэртский: Если есть - можно я в ней посижу? Я молча буду.

Силаева: Да кто ж тебя пустит-то?

Лаэртский: Да, вообще в театр-то не пустят... Давай послушаем ещё музыку, у нас совсем мало времени остаётся.

Силаева: Есть у меня такая песенка небольшая на стихи Елены Казанцевой.

[Композиция ("Отнесу в комиссионку...")]

[...]

["Пригвождена" - track]

Лаэртский: И подходит время прощания нашего с Юлией Силаевой... Юль, прежде чем мы попрощаемся, я, и не только я, а многие наши радиослушатели просим тебя прочитать монолог Мальвины или что-то оттуда - какую-нибудь фразу... этой девочки с синими волосами...

Силаева: С голубыми, я бы сказала.

Лаэртский: Да!

[Монолог Мальвины]

Лаэртский: Спасибо, удачи тебе в завтрашнем дневном спектакле, во всех остальных спектаклях - надеюсь, их в твоей жизни будет немереное количество. Надеюсь, что как-нибудь всё-таки и я достигну такого возраста, когда меня будут пускать в театры, тогда я обязательно приду, я очень хочу посмотреть, как внутри всё это происходит. И, конечно же, спасибо за то, что ты нашла время и приехала в столь поздний час в нашу программу.

Силаева: Спасибо, доброй ночи. А, доброе утро уже!

Лаэртский: Доброе утро...

Силаева: Счастливо... пока!
 

 1   2   3 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1998
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017