laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1998  


Беседа с Юлией Силаевой. Часть 1

Дата - 28.12.1998 г. Время - [1:00 - 4:30]

Александр Лаэртский - Лаэртский, Юлия Силаева - актриса и певица
 

 1   2   3 

Лаэртский: В гостях у программы, как я и обещал, Юля Силаева - актриса театра Маяковского, также актриса кино. Но когда она сказала, что, дескать, я - актриса кино, в её глазах мелькнула зажигалка грусти, поскольку она сразу добавила: "Кино, которого нет". Здравствуй, Юля!

Силаева: Доброй ночи.

Лаэртский: Ты знаешь, сегодня, включив одну из кнопок диапроектора своего, я обнаружил жуткие лица, даже не побоюсь этого слова, рожи, которые веселили сами себя. По-моему, этот фильм назывался "Ширля-мырля" или что-то в этом духе. А ты говоришь - нет кино. Мы как-то обсуждали с человеком, благодаря которому мы встретились, с Назимом Надировым, тему современного кинематографа, обсуждали её также с Александром Дугиным и все сошлись на той точке зрения, что, скажем так, верхушкой деградации, дебилизации и наличия отсутствия йода в питьевой воде является как раз не просто любовь к подобного рода кинопроизведениям, но и их создание. Ведь тратятся бюджетные средства, тратится, скажем так... бензин. Который возит актёрские задницы на съёмку и обратно. И так далее. Тем не менее, ты сказала, что кино нет. Что тогда кино в твоём представлении?

Силаева: Кино нет - это когда нет свободного времени у меня. Когда мою задницу несёт куда-то неизвестно куда. Это может быть, я не знаю, Симферополь, это может быть Омск, Красноярск или что-то ещё.

Лаэртский: А цель? Я вот, например, езжу летом в Краснодарский край, где строю бараки, помогаю, чтобы как-то заработать денег. А в Омске что можно там?..

Силаева: Не знаю, в Омске я один раз была проездом. Там было 20 градусов мороза и было темно. Больше я ничего не помню.

Лаэртский: Это уже много, это уже сильно!

Силаева: Да, я ещё там пела, там был концерт!

Лаэртский: Да, ну вот - перед собой я вижу очаровательную женщину, во-первых, во-вторых - актрису, в третьих - ещё и исполнительницу собственных песен. В четвёртых - необычную исполнительницу, я сразу хочу сказать, что Юля принесла с собой клавишный инструмент и она поёт свои песни под него. Подобного рода у нас не было концертов, обычно народный инструмент - гитара. А вот можно ли у тебя узнать, как вообще ты обходишься в какие-то вечеринки, например, Восьмое пришло, Девятое или на преддверии кануна, скажем Тридцать Четвёртого числа они все собираются у тебя дома... я просто прогнозирую ситуацию, да?.. зажигают мощную свечу, все садятся и говорят: "Юля, давай..."

Силаева: Сыграй нам что-нибудь!

Лаэртский: Нет, даже не так. Они обычно: "Давай спой". Вот, и ты достаёшь эту здоровую...

Силаева: Бандуру.

Лаэртский: Начинаешь петь под неё, да?

Силаева: Нет, я всегда её, во-первых, прячу сразу же...

Лаэртский: Правильно!..

Силаева: ...когда ко мне гости приходят, и я всегда говорю, что у меня нет инструмента, а а-капелльно я не пою. Вот. Поэтому я говорю - лучше угощайтесь, пожалуйста, моими пирогами, блинами, грибочками солёненькими... всё.

Лаэртский: Ты всё-таки в этом смысле человек с нормальной психикой, потому что я знаю таких, которые зажигают свечи, появляется гитара, и вот они по кругу поют... Конечно, выглядит это очень жалко, очень неприятно. Я, например, если попадаю в такую компанию, то под предлогом выноса вон помойного ведра исчезаю вместе с помойным ведром. А им же потом срам позвонить и сказать, дескать: "Верни, Лаэртский, наше ведро помойное", потому что оно копейки стоит. А я вроде и благое дело сделал, и избавился от данной компании. Я очень рад, что ты не относишься к подобным людям.

Силаева: Я на самом деле очень хорошо отношусь отдельно к свечке зажжённой, потому что когда, например, нет света, то я с удовольствием её зажигаю. И очень хорошо отношусь к инструменту гитара, на котором я, к сожалению, не умею играть. Когда это всё вместе, да ещё много народа, я это совершенно не переношу. Не знаю... с детства не люблю музыку вообще.

Лаэртский: Ну, в принципе, я тут с тобой где-то даже и согласен. Потому что если подумать, что такое музыка... у нас тут как-то вихляет разговор очень интересно, да!.. Вот музыка с точки зрения людей - звуки, разложенные гармонически, гормонально в том числе...

Силаева: Да!..

Лаэртский: и издаваемые самим человеком, попросту говоря. То есть человек есть музыка природы в таком случае...

Силаева: Ну, есть же шумовые... Шум.

Лаэртский: Да. Который опять же издаёт человек. Значит, мы приходим к выводу, что так или сяк... или бряк, или как хочешь... музыка есть продукт синтетический. Что ножки Буша, что, в общем-то, левретка...

Силаева: Вот про ножки Буша тоже... я не могу это слышать...

Лаэртский: Да, либо вот левретка, болонка и несчастные, несчастные волнистые попугайчики, из которых сделали каких-то попросту ручных мух. Поэтому когда люди серьёзно рассуждают о музыке: "Вот вы знаете, тут такой-то ди-джей поставил, сделал такое..."

Силаева: Кто поставил?

Лаэртский: Ну, в общем, один тут у нас... он поставил, да! Хаус-микс-геген-микс-хаус... э-э-э... техно, например. И всё вокруг этого крутится. Идея интересная, конечно, но нельзя же вокруг неё всё время бегать и, извини за выражение, онанировать на неё. Он должен прекрасно отдавать себе отчёт, что всё это произведено людьми и для людей. А что тогда есть настоящая музыка? Помнишь, как сказал великий поэт Феликс Дверь, это далёкий прапрапрапрапрапрадедушка и пращур нашей Зинаиды Дверь, ты с ней уже познакомилась... он сказал, что нет лучшей музыки для настоящего японца - а он был японец по происхождению, это ты знаешь...

Силаева: Конечно, естественно.

Лаэртский: Кто же не знает Феликса... это, говорит, журчанье водопада и пенье моей птицы павлин. Вот . То есть, может быть, нам стоит всё-таки разграничить и называть музыкой журчание водопада, а всё, что выходит из-под рук человека, называть гармонической поделкой. Например: "Вы слышали, какую новую гармоническую поделку я сотворил к фильму... э-э-э..."

Силаева: "Титаник", например.

Лаэртский: Да! Гармоническая поделка к фильму "Титаник", к примеру, да! Ну что же, предлагаю уважаемым слушателям ознакомиться с твоим творчеством и для начала послушать что-нибудь с компакт-диска. У Юлии Силаевой вышел компакт-диск, называется "Песни и огонь". Ну, это нормально...

Силаева: Совершенно нормально. Я потом расскажу захватывающую историю...

Лаэртский: Видимо, связано как-то с группой "Дип Пёрпл" и со студией "Роллинг Стоунз", да? Я так чувствую...

Силаева: Да, вот... очень связано с моей квартирой теперешней и каким-то образом связано с Николаем Гумилёвым.

Лаэртский: Это будет интересная история... мы вернёмся к нашему разговору с Юлией Силаевой, прослушав пьесу. Пьеса называется "Прощание шотландки".

 

Лаэртский: И мы продолжаем беседу с Юлией Силаевой... кстати, тут уже заходило некоторое количество людей, но прежде чем мы ответим на их вопросы, которые они на своих записках написали, ты обещала рассказать, откуда же такое название "Песни и огонь"...

Силаева: Ну, во-первых, название из песни, из романса, который называется "Ещё не раз вы вспомните меня", тоже с этого диска. Там есть такие строки Николая Гумилёва: "Из песен и огня", то есть... "Нелепый мир из песен и огня", песни и огонь - это заложено в тексте. А история была совершенно удивительная. Я, правда, даже её не с самого начала осознала и поняла, что со мной произошло. Когда проходила моя презентация в Доме актёра, это было 14 апреля, я никогда этого не забуду... ровно в семь она началась и где-то в районе семи вечера начался пожар в нашей коммунальной замечательной квартире в доме номер 8, что на Тверском бульваре...

Лаэртский: А ещё песня есть у дэмона у этого: "В доме восемь на Тверском буль-ва-ре..." Я извиняюсь, у меня нет голоса...

Силаева: Да...

Лаэртский: А вот скажи... мы затронули такую грустную тему...

Силаева: Почему - она очень даже весёлая.

Лаэртский: То есть, фейерверк...

Силаева: Я потом получила квартиру замечательную двухкомнатную, я очень довольна. Я очень довольна!

Лаэртский: Уважаемые москвичи и гости столицы! Поджигайте ваши коммуналки! При этом вам гарантированно будет обеспечена новая квартира...

Силаева: Сначала я, конечно, очень расстроилась, а потом всё как-то...

Лаэртский: Ты знаешь, тут недавно у нас проходила такая мощная телега, тема... Телега, опять же, молодёжное, плохое слово - ну, тема. О пожарных вообще, о пожарниках. Я хочу всё-таки к грустному немножко свести. Очень много находят в огне так называемых криминальных трупов.

Силаева: Так. Прекрасно!

Лаэртский: Пожарники приезжают, из своих брандспойтов делают заплёв огневых языков, затем глядь - а он тут лежит, дымится, понимаешь, со следами насильственной смерти. Я теперь ко всем знакомым и незнакомым людям подхожу на улице, говорю: "Извините, пожалуйста, я от вас ничего не хочу, только ответьте мне". И задаю им вот такой вопрос... сейчас тебе задаю. Представь себе, что ты пожарник. У тебя за спиной висят баллоны.

Силаева: Баллоны с чем?

Лаэртский: Ну вот... дышать. Дышать чтоб. У тебя весь твой пояс увешан всякими предметами металлическими для вскрытия разных дверей, то есть там пассатижи, молотки, всякие крюки, да?

Силаева: Угу.

Лаэртский: Ты врываешься в квартиру, охваченную пламенем и видишь посреди этой квартиры... а ты, как, естественно, геройский пожарный, а не просто какой-то там пожарнишка, врываешься первой туда, понимаешь. И видишь - по комнате, куда ты ввалилась, бегает чудик такой...

Силаева: Обгорелый труп!

Лаэртский: Нет!

Силаева: А, нет ещё...

Лаэртский: Бегает чудик. В синих семейных штанах, ополоумевший, в одной руке он... что будет спасать человек из квартиры, если она загорелась - естественно, ксиву, паспорт свой сжимает в одной руке, а в другой - пачку...

Силаева: Долларов!

Лаэртский: ...десятидолларовых купюр такую здоровую. Вот он бегает с ней, мечется.

Силаева: Так!

Лаэртский: Ну, и что?

Силаева: Мои действия?

Лаэртский: Какие? А твои товарищи - они там, ещё далеко. Бегут где-то снизу.

Силаева: А-а-а-а-а, это про криминальные трупы... Ага... Ну что же - я, наверное, дам ему один баллон. Но за него попрошу пачку долларов!

Радостный смех в студии.

Лаэртский: А вот многие пожарные - они просто дают ему по репе и отбирают.

Силаева: А-а-а... Нет - надо здесь честно...

Лаэртский: Гуманизм должен быть.

Силаева: Человеческий фактор.

Лаэртский: Тем не менее согласись, что телега мрачная и никто не застрахован от этого. Поэтому я, например, знаю точно - как только начинается пожар какой-то, я беру все свои вот эти вот... а у меня долларов ну немерено! Я их все сваливаю в мешок и прячу в единственное укромное место, которое, как правило, не поддаётся огневой обработке и это то единственное место влажное, не подумай чего плохого...

Силаева: Да нет, нет...

Лаэртский: В санузле, знаешь, в унитазе стоит вода... Я их, значит, туда прячу и всё. Когда он приходит, этот монстр с баллонами и говорит: "Вас спасти?", угрожающе махая крюком и осматривая мои треники, откуда у меня деньги торчат, часы...

Силаева: Так это ты про себя рассказывал, наверное, сейчас.

Лаэртский: Нет, я просто прогнозирую ситуацию - в нашей жизни всё что угодно может случиться.

Силаева: Так ты понимаешь, какая мысль мне сейчас пришла - что меня мой компакт спас. Если б я в тот момент находилась дома, а не на своей презентации, то возможно, я бы и пострадала.

Лаэртский: Безусловно, безусловно.

Силаева: Потому что у нас обрушился потолок в нашей комнате огромной.

Лаэртский: Это не компакт тебя спас, а, видимо, муза какая-то.

Силаева: В общем, искусство.

Лаэртский: Искусство!

Силаева: Вот мы к чему пришли с тобой.

Лаэртский: К искусству. Ну что, как у тебя сейчас обстоит дело с желаниями? Я имею в виду - мы можем послушать твой голос вживую или телефонные звоночки.

Силаева: Мы можем послушать телефонные звоночки, а потом и голос вживую послушать.

Лаэртский: Да. 203-19-22 - это прямой эфирный телефон. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание просто беспредельно к вам.

Слушатель: Доброй ночи, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемый.

Слушатель: С Новым годом вас, с Восьмым и с Днём Победы.

Лаэртский: Спасибо!

Слушатель: Если можно, у меня несколько вопросов к Юлии.

Лаэртский: Ну, если я скажу "нельзя" - вы ведь всё равно их зададите?

Слушатель: Да... Уважаемая Юлия, скажите пожалуйста, имеете ли вы отношение к известному политическому деятелю по фамилии Силантьев?

Лаэртский: Так... Давайте дальше.

Слушатель: Извините - Силаев.

Силаева: Конечно имею, конечно. Какие могут быть вопросы?

Слушатель: И как вы относитесь к искусству Александра Лаэртского?

Лаэртский: Спасибо. Спасибо вам за то, что вы рекламируете моё скромное искусство. Да. Ну что - на оба вопроса?

Силаева: Ну конечно, имею.

Лаэртский: И конечно, относишься?

Силаева: Конечно, отношусь!

Лаэртский: Следующий телефонный звонок. Здравствуйте. ... Алё. Вас очень плохо слышно, вы очень нервничаете. Успокойтесь, пожалуйста и перезвоните ещё раз 203-19-22. Кстати, действительно, если в момент, когда мы поднимаем с Юлей трубку здесь, вас вдруг охватывает трепетание и начинает эндемически пропотевать у вас шкурка, вы не пугайтесь... Вы так расслабьтесь, мы же хорошие добрые люди. Или в крайнем случае скажите: "Извините, я волнуюсь и перезвоню". А я на всякий случай буду у каждого звонящего, Юлия, если ты не против, спрашивать, волнуется он или нет.

Силаева: Конечно.

Лаэртский: Здравствуйте, вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Здравствуйте.

Лаэртский: Вы волнуетесь?

Слушатель: Нет, нет, что вы.

Лаэртский: А мне кажется, всё-таки вы в волнении. Вы уверены, что всё хорошо?

Слушатель: Всё хорошо. У госпожи Силаевой я хотел бы прежде всего узнать, какие роли она, собственно, исполняет в своих спектаклях.

Лаэртский: Спасибо.

Силаева: Я исполняю... исполняла, точнее будет сказать, потому что очень много спектаклей уже снято из репертуара нашего театра. Но до недавнего времени я вот играла в таких спектаклях, как "Приключения Буратино"... а, скоро, скоро, буквально через десять часов буду исполнять эту роль. Роль Мальвины в сказке "Приключения Буратино"...

Лаэртский: Извини, пожалуйста, что перебиваю... а кто играет самого деревянного человечка?

Силаева: У нас много сменилось исполнителей. Сейчас последний, новый мальчик у нас, актёр. Фамилия его - Моисеев.

Лаэртский: Ах...

Силаева: Но я не помню, как его зовут, к сожалению...

Лаэртский: Ну правильно - он же всегда в гриме. А вот например, если Буратино заболеет?

Силаева: Буратино болеть не может.

Лаэртский: Ну, к примеру, случится с ним, с этим...

Силаева: Что, сгорит? Пожар, что ли?

Лаэртский: Ну, что-нибудь случится. И тут приду я. И скажу: "Юль, давай я сыграю Буратино". Мне дадут сыграть Буратино?

Силаева: Дать-то дадут... Но я сразу обижусь и уйду из театра просто.

Лаэртский: А бывали такие случаи? Когда приходили люди со стороны и говорили: "Сегодня я Буратино!"

Силаева: Бывали, да... Я уходила и, в общем, я непримирима. Я всё-таки предпочитаю играть со знакомыми людьми, проверенными в деле.

Лаэртский: А ты же не знаешь этого, нового...

Силаева: Я познакомилась с ним сегодня. Я уже отыграла одну сказку сегодня. Завтра в 12 дня, точнее уже сегодня, я ещё одну буду играть. Ещё у меня есть такой спектакль "Круг"... Саша, я пыталась тебя пригласить...

Лаэртский: Да...

Силаева: Но у нас, к сожалению, была отмена. Я тебя ещё раз приглашаю - 1 января у нас будет этот спектакль.

Лаэртский: А-а-а-а-а... тяжёлое это... Я могу не войти в дверь.

Похихикивание в студии.

Силаева: Да... Потом у меня было несколько фильмов... такие как, например, "Встретимся на Таити", завтра по второй программе будет фильм "Мужская компания", в котором я тоже принимала участие.

Лаэртский: "Встретимся на Таити" - это про мошенников...

Силаева: Да, да, да... Я там была блондинкой, между прочим... "На углу, у Патриарших" - может быть, знаете - такой сериал был телевизионный. А недавно я снялась в фильме "Князь Юрий Долгорукий".

Лаэртский: Это серьёзная работа.

Силаева: Да, это серьёзная драматическая работа.

Лаэртский: А вот скажи пожалуйста... я всё-таки туда назад, к Буратино хочу вернуться. Вот вы репетировали как-то это всё или прям сразу?

Силаева: Конечно. Саш, дело в том, что...

Лаэртский: То есть - конечно сразу?

Силаева: Конечно репетировали. Вообще огромная работа. Во-первых, мы учимся пять лет сначала. Потом мы приходим в театр, получаем роли, получаем распределение на какую-то роль, начинаются репетиции бурные. Потом, потом если повезёт - всё это дело дойдёт до премьеры. Премьера, конечно, потрясающее, шикарное... цветы, слава, рецензии, поездки... ну, в общем, что перечислять...

Лаэртский: Феерическое состояние...

Силаева: Феерическое, феерическое, конечно. Вообще профессия феерическая.

Лаэртский: Скажи, а как ты можешь оценить перемены, произошедшие в публике театральной? Если вообще таковые имеют место быть, потому что я исчез, я уже давно не появляюсь в театрах и хотя бы уже этот факт говорит о пятидесятипроцентном изменении...

Силаева: Это серьёзная проблема, конечно.

Лаэртский: Серьёзная, да-а-а!

Силаева: Ну, вообще публика - она либо есть, либо нет. Вот так вот я тебе скажу. Пока у насесть публика, чему мы очень рады.

Лаэртский: А вот смотри. Что меня всегда удивляет по жизни - так это обилие в Москве мебельных салонов.

Силаева: А-а-а, ты знаешь, я тоже думаю: "Боже мой, откуда они берут столько мебели?"

Лаэртский: И кто её покупает? Однако, вот у меня у самого два - берут!

Силаева: Извини, что перебиваю - мне нужно стеллажи. Может быть, мне кто-то посоветует сейчас на пейджер?

Лаэртский: Стеллажи?

Силаева: Стеллажи книжные. Вот не могу никак найти.

Лаэртский: А ты знаешь как лучше делай? Прям книги на книги ставь.

Силаева: А у меня так и стоит всё в коробках. Я так до сих пор их не...

Лаэртский: Ну, лучший стеллаж - это коробка.

Силаева: Уже закончилась музыка и мне можно спеть, мне кажется.

Лаэртский: Давай. [...] Ты будешь как-то объявлять песню?

Силаева: Да, я бы хотела объявить, потому что это для меня очень важный момент. Самое главное, чтобы не подумали, не дай Бог, что я ещё пишу стихи. Тогда вообще получится, что я близка к бардам. Только пишу музыку - музыку на хорошие стихи, те стихи, которые мне нравятся. Сейчас я спою песню, которая называется "Почему-то уходит лето". Я люблю лето очень.

Лаэртский: Я летом только и живу... а зимой я так...

Силаева: Жду, когда оно придёт!

[Композиция]

["Луч" (Dies Irae) - track]


 

 1   2   3 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1998
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017