laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1997  


Беседа с Илларионом Гукчировичем Семейкой. Часть 2
 

 1   2   3   4 

Лаэртский: И в гостях у программы "Монморанси" - заведующий кафедрой прикладной эволюции Академии медицинских наук республики Казахстан профессор Илларион Гукчирович Семейка, который является также руководителем научного проекта "Паразитоценоз: век двадцатый". Речь у нас идёт о эволюции и не только. Мы закончили предыдущий наш разговор на теме использования отдельных, ну, даже не органов...

Семейка: Фрагментов.

Лаэртский: Фрагментов животного в целях кораблемашиностроения.

Семейка: Ну, в принципе, эта тема, она достаточно обширна, это всё сводится, вернее, истекает из того, что человек, так сказать, хочет подчинить себе природу и, подмечая, как ему кажется, полезные свойства тех или иных организмов либо же те или иные явления природы, пытается извлечь для себя пользу. Всем известные так называемые приливные гидроэлектростанции...

Лаэртский: Да, безусловно.

Семейка: Которые используют энергию приливов моря для того, чтобы освещать и обогревать жилище.

Лаэртский: Кстати, в реверсном режиме - и слива.

Семейка: Да, конечно.

Лаэртский: Вот на пейджер пришло сообщение от нашей постоянной радиослушательницы Натальи Ветлицкой, она интересуется: "А почему у монгольских птиц, как-то орёл и так далее, тоже не узкие глаза, причём ресниц там не наблюдается?"

Семейка: Дело всё объясняется достаточно просто. Поскольку Казахстан расположен не так далеко от Монголии, и проблемы монгольского народа нам близки - в плане, опять же, финансовой поддержки своей основной научной деятельности мы производим целый ряд научных исследований прикладных не только для Монголии, но и для стран Индокитая, поскольку научный потенциал нашей академии достаточно высок. Так вот что я могу сказать относительно птиц монгольских прерий. Во-первых, их там мало, а во-вторых, те, которые есть, летают по ветру, тем самым уравнивая свою скорость со скоростью полёта песчинок и пылевых частичек, которые присутствуют в атмосфере пустыни Гоби. Эта такая специализация животных, в частности, птиц, она вызвана достаточно суровой средой обитания, и это одно из явлений такого проявления специализации.

Лаэртский: Я от себя ещё хочу добавить, что на самом деле тут немалую роль играет наличие, конечно, перьев на тушке данного животного.

Семейка: Да.

Лаэртский: Вы знаете, я хотел бы немножечко, Илларион Гукчирович, вернуться к теме эволюции и так далее. По утверждению, опять же, Ивана Семёновича Отжурчал грядёт какой-то апокалипсис, да? Вот. Предположим, что в ходе этого апокалипсиса, вернее, после него выживет какая-то форма. Если это будет какая-то близкая к человеку форма, ну, к примеру, смесь там человека с чем-то, нечто, то есть нечто. Но это же нечто, оно не должно выжить одно, его должны окружать какие-то там деревья, растения; понятно, что анадырской склизкой колючки мало и, там, животное табачный трипс - это, конечно, хорошо, но тоже мало; должны быть какие-то птицы. Я знаю, что ваша академия и именно ваша кафедра прикладной эволюции занимается прогнозированием вероятности выживаемости в случае апокалипсиса определённых видов птиц, животных, а также конструированием их внешнего вида, их повадок и так далее. Вот не могли бы вы немножко осветить эту область вашей деятельности?

Семейка: С удовольствием. Ну, в общем-то, базируясь на нашей теории паразитоценоза, мы можем с точностью, определяемой порядком 90-95% воссоздать облик животного будущего, будь то... то есть, в принципе, нам должны быть даны исходные данные относительно какого-то вида...

Лаэртский: А что вот исходные данные, что за исходные данные?

Семейка: Ну, дело в том, что каждый организм несёт в себе, согласно нашей теории, определённый баланс тех или иных, в общем-то, эволюционирующих, эволюционировавших паразитов, то есть: у кого-то печень больше, у кого-то сердце меньше. Значит, у некоторых существуют перья...

Лаэртский: Кстати, эти два явления, они совершенно взаимонеисключающиеся, это доказано, что печень больше - сердце меньше...

Семейка: Да, и наоборот. Поскольку, так сказать, какая-то амёба в периоде становления этого организма, она более усиленно размножилась...

Лаэртский: Нет, тут даже, видимо, не так, тут можно объяснить это по-другому, прямую зависимость размера печени от сердца и наоборот. Известно, что печень является своего рода генератором крови, то есть, она очищает и так далее.

Семейка: Да. Фильтром.

Лаэртский: Фильтром, да. Чем больше печень, тем, естественно, свежее кровь, поэтому мощность сердца не нужна большая, и наоборот, если печёнка маленькая, что у твоей курицы, то сердце должно быть очень нехилым, потому что оно должно гонять кровь с такой большой скоростью, что она должна очищаться по мере прохождения через сосуды, лёгкие и почки.

Семейка: Интересен, в общем-то, пример хреновой бабанухи - по существу, это, в общем-то, летающая печень. Это птица, которая обитает на северо-востоке Урала, то есть достаточно...

Лаэртский: Она занесена в Красную книгу уже.

Семейка: Безусловно, это крайне редкий экземпляр; дело в том, что обладать им хотят как сторонники эволюционной теории Дарвина, так и противники - в частности, я. Но у меня в коллекции есть парочка. Ведь что...

Лаэртский: Но, кстати, яиц! Вот нужно сказать отдельно, что вы так как бы... дело в том, что среди любителей вообще птиц, коллекционеров этих животных хреновая бабануха, по-моему, есть только у известного певца оперного Лучано Паваротти, причём преподнесена она ему правительством...

Семейка: Но это из частных лиц.

Лаэртский: Да, из частных лиц. Правительством Индонезии за благотворительный концерт, который он давал в фонд построения парома. А что касается яиц, то они распространены больше, и, кстати вот, можно вас попросить немножечко описать яйцо хреновой бабанухи, потому что ценность их уникальна. Дело в том, что я знаю это предложение, которое вам поступило от Фиделя Кастро - он предложил вам обменять ваше яйцо, ну, в смысле, не ваше, а вот этой хреновой бабанухи на натуральное яйцо Фаберже, которое, в общем-то, подарил ему сам Леонид Ильич ещё.

Семейка: Нет, яйцо Фаберже не так дорого стоит, как яйцо хреновика - это другое такое узкоспециализированное, да, название. Дело в том, что... ну, как оно выглядит? Ну, представьте себе мышь от компьютера, так называемое устройство. Приблизительно такое же по размеру и окружность в плане, то есть по верхней плоскости мыши приблизительно соответствует окружности, то есть эллипсу, который образует это яйцо. Самое интересное...

Лаэртский: То есть, чересчур коническое оно получается.

Семейка: Самое интересное, что, если вы попытаетесь сделать из этого яйца блюдо под названием яичница, то при разбиве вытек будет ярко-коричневого цвета, это...

Лаэртский: Ой, ой, ой...

Семейка: ...связано с тем, что... И по вкусу это будет напоминать печёночный фарш. Дело в том, дело в том, что я не зря сказал о том, что это практически летающая печёнка оперённая. Эта птица, её строение такое особое, оно вызвано как раз средой обитания. Исторически те, ну, назовём их паразиты, которые основывали её внутреннюю структуру, часть их была вынуждена отмереть или присутствовать в ограниченном количестве - но в силу того, что на Западном Урале, как наверняка все знают, помимо холодных достаточно условий, там ещё сосредоточены залежи урановых руд.

Лаэртский: И очень высокое давление.

Семейка: Да, и очень высокое давление. И всё это в совокупе, то есть повышенная радиация, высокое давление и холода заставляют... то есть если животное там хочет жить комфортабельно, оно должно иметь увеличенную печень. Но в силу того, что, как мы говорили, высокое давление, удельная нагрузка на крыло огромная, и поэтому птичка эта - она одна из тех немногих птиц, у которой яйцо больше особи.

Лаэртский: Да, да-да-да-да-да, да, это совершенно правильно. Кстати, ещё об одной особенности яйца хреновой бабанухи. Дело в том, что это яйцо совершенно не нуждается в высиде и согреве и никогда не портится - это парадокс.

Семейка: У него двойная оболочка, да.

Лаэртский: Оно может, например, лежать, там, я не знаю, годами и быть совершенно не испорченным в любой даже жаре или где-то. Другое дело, что хреновая бабануха за всю свою жизнь несёт одно, от силы два яйца. И вовсе не факт, что из этих двух или одного яйца вылупится хреновый бабанёнок, поскольку доказано, что из десяти отложенных яиц десятью бабанухами хреновыми, дай Бог, вылупливается один только, поэтому...

Семейка: Дело в том, что тут, возможно, мы присутствуем при, так сказать, археологическом закладе. То есть, природа, возможно - я не могу с точностью это утверждать, но возможно, что здесь природа пытается законсервировать до будущих лучших времён, но, опять же, с точки зрения бабанухи, то есть она при - не дай Бог, если это случится - при термоядерной, собственно, войне она выживет.

Лаэртский: И, безусловно, все эти яйца, раскиданные там и сям, они, в общем-то, сохранятся. Вполне возможно! Вы знаете, мне эта мысль даже в голову не приходила.

Семейка: При определённом стечении обстоятельств, то есть при повышенной радиации, происходит вылуп, и вот эта живая печень с перьями - она приживётся. А поскольку табачный трипс, он тоже обитает в тех же, в принципе, краях, то есть это северное, в общем-то, насекомое, северное, то биологическая цепочка питания, она, в общем-то сформирована.

Лаэртский: А скажите, что касается растительности, каковы прогнозы вашей кафедры прикладной эволюции насчёт возрождения каких-то исчезнувших видов растений в результате, скажем, атомной катастрофы или другой. К примеру, Вячеслав Яковлевич Куяров-Никитских, опять же, спрогнозировал, что в случае, если будет, например, водородный удар, ядерный, водородная бомба взорвана, то в результате этого вполне возможно, что вновь появятся поросли анадырской склизкой колючки, дескать, её...

Семейка: Не исключено.

Лаэртский: То есть вы... это же уже молекулярная получается зависимость?

Семейка: Дело в том, что, понимаете, анадырская склизкая колючка... вот вы, значит, считаете, что она на рубеже веков исчезла. Вы знаете, я не могу тут с вами строго согласиться, поскольку при проведении термоядерных испытаний на острове Новая Земля, что, в принципе, недалеко от места обитания в прошлом, после взрывных исследований местности были обнаружены мутации и была обнаружена... лишайник, который, в принципе, по своим как бы... то есть его классифицировать не смог ни один...

Лаэртский: Муж учёный.

Семейка: Ботаник, да.

Лаэртский: А!..

Семейка: Ни один ботаник не смог его классифицировать, но по своим физическим и, так сказать, молекулярному строению он крайне близок вот...

Лаэртский: К колючке.

Семейка: К колючке, да. Но дело в том, что до наших дней реальная колючка не сохранилась. Тот засушенный экспонат в Павловском институте - он не представляет ценности, поскольку...

Лаэртский: Вышла фальсификация...

Семейка: ...его неоднократно макали в соль, да.

Лаэртский: Это... говорят, что это папоротник даже обычный, да.

Семейка: Поэтому возможно, что мы уже присутствуем при становлении, так сказать, при возрождении...

Лаэртский: Форм новых, то есть тут вполне применима вот эта базетическая пословица, что всё новое - это хорошо забытое старое.

Семейка: Правильно, совершенно с вами согласен.

Лаэртский: Давайте послушаем телефонный звонок - двести три, девятнадцать, двадцать два, это телефон прямого эфира нашей студии, доброй ночи, мы полны к вам внимания, вы в прямом эфире.

Слушатель: Добрый вечер.

Лаэртский: Рассказывайте, уважаемый.

Слушатель: Я с большим интересом слушаю вас, но не совсем согласен с тем, что слышу. Дело в том, что я сам тридцать пять лет работаю, вернее, работал уже, с Иваном Семёновичем Отжурчалом. И, во-первых, вы неверно ставите ударение в одном слове. Вы так интересно рассказывали о хреновой бабанУхе, но надо ставить бабАнуха. Хреновая бабануха, дело в том, что это звучит как русское слово - бабануха, да? Там, зверуха, завируха, да? А на самом деле - бабАнуха, это киростепетское слово. Киростепетское слово, это...

Лаэртский: Вы знаете, вполне, вполне возможно, вы правы даже, скорей всего.

Слушатель: Да-да-да-да, это... я сам тридцать пять лет работал с Иваном Семёновичем Отжурчалом, и перед смертью мы сидели с ним в лагерях...

Семейка: Простите, а перед чьей смертью?

Слушатель: У меня... а?

Семейка: Перед чьей смертью?

Лаэртский: Перед смертью Отжурчала.

Слушатель: Отжурчала, да, перед смертью... он мне оставил свои дневники.

Лаэртский: И рукоп... а, то есть... а-а-а-а-а!

Слушатель: Да-да-да, вы, наверное, слышали о том, что у него был товарищ...

Семейка: Ваша фамилия не РыбЕц?

Слушатель: Как?

Лаэртский: Не Рыбец ваша фамилия?

Семейка: РЫбец!

Лаэртский: Ой! Здравствуйте, здравствуйте, Сергей... Сергей Георгиевич...

Слушатель: Я... между прочим...

Лаэртский: Рыбец нам звонит, Сергей Георгиевич Рыбец - я просто вас представлю...

Слушатель: Спасибо!

Лаэртский: Да. Сергей Георгиевич...

Слушатель: Спасибо! Я сам уже давно отошёл от науки в связи с тем, что у меня...

Лаэртский: Но недавно, недавно мы имели удовольствие вас видеть главным героем программы "Очевидное-невероятное", потом, по-моему, неделю назад вы были в программе "Герой дня", да?

Слушатель: Это был... это был мой двоюродный брат. Это был мой двоюродный брат, но он ужасно похож на меня.

Лаэртский: И, кстати вот, странно, что у вас одинаковое имя-отчество.

Слушатель: Имя-отчество, потому что у нас один отец, и отчество наше должно быть одно и то же, это же естественно.

Лаэртский: Понятно!

Слушатель: А поскольку, ну, я имею в виду... а поскольку имя, ну, оно у нас практически по родству так как-то передаётся одно имя, чтобы легче было вспоминать.

Лаэртский: Не путаться чтобы, да. Да.

Слушатель: Я вот насчёт печени, у меня, к сожалению, печень вот такая...

Лаэртский: Шалит?

Слушатель: Как вы сказали?

Лаэртский: Шалит?

Слушатель: Не то что шалит, она настолько раздута, что практически не укладывается в теорию Куярова-Никитских. Она выходит за пределы...

Лаэртский: За пределы теории, да.

Слушатель: ...теории, да, а главное, что и меня самого. Дело в том, что она буквально двумя сосудами соединена с моим телом, и я часто за завтраком и ужином, но втайне от родных, конечно, выкладываю её, разглядываю, но вот так вот... до тех пор, пока я не услышал вашей передачи... Наткнулся, кстати, совершенно случайно на вашу волну и с удивлением узнал, что так много уже известно и...

Лаэртский: В этой области сделано, конечно.

Слушатель: Из теории Ивана Семёновича, с которым я не совсем был согласен...

Лаэртский: Вы знаете, извините, что я вас перебиваю, просто я хочу немножко сказать о вашем мужестве, ведь я-то не стал говорить о том, на каком основании вы были в программе "Очевидное-невероятное" и в программе "Герой дня" - вот именно по поводу вашей такой милой особенности...

Слушатель: Да я бы не сказал, что уж очень милой, но она, в общем...

Лаэртский: В программе "Герой дня" вы достаточно так с гордым видом выложили вот это на такой целлофановый пакет, я думаю, вся страна удивилась, но мне было, честно говоря, приятно, удивительно приятно...

Слушатель: Но я замечу, полиэтиленовый был пакет...

Лаэртский: Полиэтиленовый, да.

Слушатель: ...потому что с целлофаном начинается реакция неудачная.

Лаэртский: Ну... а, ну да. Да-да-да. Да.

Слушатель: Вы, кстати, это заметили!

Лаэртский: Естественно. Ну так давайте вот какой-то, если у вас есть, вопрос или... насчёт...

Слушатель: Я бы вот хотел, у меня есть несколько вопросов, которые постоянно меня мучают. Ну, насчёт ударений я сказал, и...

Лаэртский: Да, бабАнуха, вы правы.

Слушатель: Хотя в чисто русской теперь транскрипции, конечно, бабанУха, а в словарях трудно найти это слово. В словаре Тер-Осипяна только оно встречается, там и так и сяк, но, вообще-то, если быть предельно тактичным именно к первоисточнику - бабАнуха, бабАнуха.

Лаэртский: Да, но, кстати, вот в словаре Осипяна, честно говоря, там же, я помню, были серьёзные конфликты у него с издательством насчёт большого количества опечаток.

Слушатель: Вплоть до того, что он требовал возмещения моральных затрат, потому что как же так? Он же столько работал, а, действительно, конфликт был.

Лаэртский: Да, да. Был. Ну, давайте вопрос!

Слушатель: Я вот насчёт теории Губуса Пердальского, насчёт самантийских белёсостей. Ну, вы помните, что сам Губус работал ещё тогда, в начале, в тридцать пятом году в колхозе Юного Вождя имени восемнадцатилетия Октября...

Лаэртский: Кстати, назывался он, вот вы так сказали, а назывался он - Колхоз Володи.

Слушатель: Колхоз Володи, да?

Лаэртский: Да. Володи.

Слушатель: А-а-а... Ну вот, да... а у меня почему-то в зап... ну, возможно, Володи. И вот эти самантийские белёсости, которые вот как-то они, след их как-то остался... а вот теория как-то от меня лично... я не могу найти ни в периодике, нигде. Сколько журналов я, значит, новозеландских просматривал, и островов Зеленого Мыса, нету! Нету. Может быть, вам попадалось, вот если вкратце так... а так передача на редкость интересная, с огромнейшим вниманием...

Лаэртский: Спасибо! Спасибо вам и удачи. До свидания. Это был замечательный совершенно человек, великий учёный Сергей Георгиевич РыбЕц, соратник Ивана Семёновича Отжурчал, который, в силу некоторых своих физических особенностей, привлекает к себе огромное количество учёных мужей со всего мира. Ну, что касается теории Губуса Гербальского и новозеландских белёсостей. Дело в том, что, насколько я знаю, последние упоминания о новозеландских белёсостях были в трудах - или, я не знаю, даже это не труды, сложно сказать - труды... В заметках Фёдора Матвеевича Муж, мореплавателя. Он описывал странные такие наросты водянистого цвета, чем-то похожие на лягушачью икру, только белёсые, которые, в общем-то, находились на их якоре, на якоре их танкера, перевозящего нефть. Но потом, вы помните этот случай, когда огромное количество нефти пролилось, в общем-то, нашли только эту книжку, самого Мужа вот даже не удалось отыскать. Но, по подозрениям учёных, именно это и были какие-то, может быть, прототипы или, в общем-то, то, во что переродились те самые коренные новозеландские белёсости. А что касается теорий и судьбы Губуса Гердальского, я попрошу, наверное, нашего гостя, Иллариона Гукчировича Семейка рассказать об этом.

Семейка: Ну, дело в том, что теория Губуса, она основана, так сказать, на проблемах питания и дефекации, то есть в своей теории он вывел параллель между тем, что мы едим, и что в результате этого из нас выходит. Ну, я не думаю, что он открыл что-то новое, но, тем не менее, приметен он, в общем-то, в проблемах современной физиологии тем, что первым вывел зависимость цветовой гаммы выделений от...

Лаэртский: Первоначального продукта.

Семейка: Да. Да. Да. То есть удивительное во всём этом заключается в том, что... э...

Лаэртский: А вы знаете, я немножко вас перебью, открою, может быть, маленькую литературную тайну, да? Дело в том, что известный писатель Владимир Сорокин, так, может быть, подспудно, может быть, сам того не осознавая, воспользовался, как ни странно, термином, научным термином из теории Губуса Гербальского. Дело в том, что продукт дефекации, тяжёлой дефекации Губус Гербальский местами называет в своих трудах не иначе как коричневый творог.

Семейка: Да! Безусловно.

Лаэртский: Это же самое литературное понятие мы встречаем в трудах господина Сорокина периодически.

Семейка: Ну, тут, понимаете, опять же вопрос в чём? Что-то, что для нас является вторично, для некоторых...

Лаэртский: Губуса это первично!

Семейка: Да - это раз; а потом ведь человек порождает своей жизнедеятельностью огромнейшее количество вторичных потребителей.

Лаэртский: Например?

Семейка: Ну, взять хотя бы ту же самую аскариду, которая всем известна с детства. Многие имеют проблемы с посещением бассейнов...

Лаэртский: В связи с этим, да.

Семейка: В связи с этим. То есть...

Лаэртский: Причём даже, извините, пожалуйста, Илларион Гукчирович, помнится, замечательный бассейн "Буревестник" всем известный, который подготовил не одно количество мастеров спорта по плаванию, как раз был на очень длительное время закрыт просто-напросто из-за того, что анализы мазков учащихся показали, что, в общем-то, они заражены все, вернее, инфицированы аскаридой, вот, а это вещь такая, что даже хлорка её не берёт. Кстати, ведь аскарида - это ещё одна из сильнейших жизненно способных форм, которую не берут химикалии; единственно, что...

Семейка: Не берут.

Лаэртский: Единственно, что вот, это...

Семейка: Тыквенное семечко!

Лаэртский: Да.

Семейка: И понимаете, что ведь удивительно? Казалось бы, тыква сама, в общем-то, генератор... причём, что тут интересно - если вы будете есть тыкву, мягкую часть тыквы...

Лаэртский: Ничего не произойдёт.

Семейка: Ничего не произойдёт.

Лаэртский: Ничего совершенно.

Семейка: Аскариды будут там просто, ну, выражаясь молодёжным языком, пляски устраивать.

Лаэртский: Жировать даже.

Семейка: Да, да. Но как только вы переходите к семядолям, вот, эпикатиль так называемый тыквенной семечки, она очень благотворно на желудочные вообще действует и, в частности, пагубно на аскарид. Так вот, и что самое интересное, не поддаётся химическому молекулярному выделению тот фрагмент эпикатиля, который именно и влияет пагубно, то есть, подавляет аскарид. И вот этот факт, он до сих пор никак не разрешён, современная наука гастроэнтерология, которая, в общем-то, занимается желудочными делами и, в частности, они со мной по этому поводу советовались - мы никак не можем решить, почему же это так.

Лаэртский: А знаете, ведь существуют, опять же, я знаю, два типа сторонников борьбы с аскаридами: одни - это как раз люди, приверженцы эпикатиля, а другие, как ни странно, приверженцы элементарного томатного сока. Причём проводились же ведь эксперименты: людям, страдающим наличием у себя в желудочном мешочке аскаридов, предлагали и то, и то; действовало только то или то, а вот то не действовало на тех, а на этих действовало. Почему это происходит? Ведь это тоже своего рода некоторая заявка на выживаемость, ведь тыквы исчезнут.

Семейка: Дело в том, дело в том, что до конца не ясно, является ли аскарида вредителем человека либо же, так сказать, она является ярчайшим примером симбиоза высшего и низшего существ, обитающих на Земле. В эпикризе аскаридоза не описаны какие-либо ярко выраженные симптомы, за исключением содержания половозрелых особей в кале, собственно, больного, вот, и небольшого зуда вокруг заднепроходного отверстия, то есть практически человек и не ощущает наличие в своём организме какого-либо инородного тела. И...

Лаэртский: То есть, не происходит ни почёса, ни бурчания...

Семейка: Запоров не происходит. Что самое интересное. То есть, в принципе, я, правда, не захожу так далеко, но я знаю, что академия Йельского университета Соединённых Штатов, в частности - её отделение, которое занимается родовспоможением, рекомендует беременным женщинам в период, так сказать...

Лаэртский: Ну вот в этот самый, да.

Семейка: Третьего месяца и до, непосредственно до периода родов применять, то есть внедряет в их желудочно-кишечную систему, значит вот, личинки аскарид...

Лаэртский: Вы знаете, я даже открою небольшую тайну, может быть...

Семейка: ...которые развиваются, да, и тем самым улучшают перистальтику, то есть тут яркий случай, когда можно пренебречь зудом заднепроходного...

Лаэртский: Во имя высших целей.

Семейка: Во имя высших целей, да.

Лаэртский: Но, мало того, это как бы докторы в этом университете меж собой, мне очень нравится, как они называют этот процесс, аскаридирование. По научному это называется аскаридирование, вот. "Куда повезли её?" - "На аскаридирование". А они называют по-другому - "вправить крота", вот так вот. То есть, ну, действительно, по аналогии с кротом, поскольку аскарида, получается, буравит, попросту говоря, внутрижелудочные массы пациента, являясь, тем самым, да...

Семейка: Ну, дело, дело в том, что она, в принципе, питается-то не выделениями человека...

Лаэртский: Ни в коем случае.

Семейка: ...а тем, что человек потребляет, то есть...

Лаэртский: Тем самым помогая переваривать попросту.

Семейка: Да. Да.

Лаэртский: Да.

Семейка: То есть вот здесь, вот на этом ярком примере мы можем очередной раз убедиться в правильности моей теории. И я уверяю вас, что, со временем, жители прилегающих к Йельскому университету территорий просто будут уже рождаться с аскаридами в желудке, и, возможно, возможно, я не утверждаю это со стопроцентной уверенностью, но возможно, что они будут как раз первым камнем в человеке будущего, о котором мы с вами уже говорили и, я надеюсь, поговорим.

Лаэртский: Ну, давайте послушаем, что хотят спросить у нас радиослушатели. Двести три, девятнадцать, двадцать два, доброй ночи, мы полны к вам внимания, вы в прямом эфире, спрашивайте, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемый.

Семейка: Добрый вечер.

Слушатель: Вы вот в начале своей беседы говорили о людях, подверженных болезни Дауна, и о том, что эти существа как бы являются существами будущего. Не могли бы вы тогда высказать своё предположение, для чего природа создаёт сиамских близнецов, и каково их предназначение?

Лаэртский: Спасибо! Спасибо. Ну, дело в том, что вы наверняка знаете соведущего нашей программы, Сиамского близнеца Энджелса и Торшена, который является, ну, своего рода, таким сиамским экстремистом, то есть он и его компания - у него очень много людей, подобных ему, в друзьях - они называют обычных людей, то есть вот нас с вами, да? монолюди не иначе как.

Семейка: А "моно" всегда хуже, чем "стерео".

Лаэртский: Да, и, мало того, давайте подумаем. Вот сиамский близнец. По идее, это как бы яркий пример вынужденного содружества и взаимоуважения и, попросту говоря, сожительства, я имею в виду на одной территории, то есть это своего рода, может быть, такой даже гимн пацифизьму; эти люди, они, действительно, находятся все вместе, ведь, по утверждению сиамского близнеца, да, вот такие пословицы, как, дескать, одна голова, а две - лучше, эта пословица, она воплотилась, попросту говоря, в сиамском близнеце. Вполне возможно, а это, действительно, реальный факт, что вот в Америке, в штате Месачут одна родила, значит, просто пуповину, увешанную грудниками, их там, посчитали, было тридцать два, вот, и все уже с бивнями и оволошённые, то есть - срезай и прямо можно посылать в какие-то действующие воинские части или на производство. В принципе, это как бы... природа же, она тоже действует интуицией, она как бы может ошибаться в чём-то, поскольку постоянно происходит коррекция...

Семейка: Кто не ошибается, тот не развивается.

Лаэртский: Да. Коррекция постоянно происходит экологии окружающего мира с человеком неразумным. Поэтому природа мечется: то она создаст, например, нашего сиамского близнеца, то она создаст дауна, то там, например, вытолкнет всех на демонстрацию, и так далее.

Семейка: Совершенно с вами согласен. Вообще, капризы природы - они, можно так сказать, неисчислимы. Ну, взять хотя бы всем известного нам трубковёрта, то есть тот же самый... ну, он в разной литературе по-разному, собственно. Его и златогузкой называют. Это очень интересный подвид пищухи обыкновенной, который живёт, в общем-то, в стеблях растений, то есть, это млекопитающее, оно достаточно маленькое и подобно землеройке. Живёт в так называемом борщевике, в стеблях борщевика.

Лаэртский: А они свёрнуты так немножечко...

Семейка: Да. И поэтому, дескать, его так и именуют. И действительно, казалось бы, что он видит в этой трубке?

Лаэртский: Да ничего.

Семейка: Жизнь его, с момента его, так сказать, появления на свет и до кончины, он из трубки из этой не выходит, поэтому...

Лаэртский: Практически его даже называют, я знаю, у вас, в частности, в Казахстане ваши биологи называют его стеблевик.

Семейка: Да, да. Подчас были случаи, что при срыве стебля борщевика, оттуда просто сыпались совершенно слепые...

Лаэртский: Златогузки...

Семейка: Да.

Лаэртский: И трубковёрты.

Семейка: Которые не приспособлены... кстати, трубковёрт - это самец, а златогузка - это самка, да. И понимаете, тем не менее, выживает этот вид и, в общем-то, процветает, питается борщевиком, организм его приспособлен.

Лаэртский: Опять же, вот вы сейчас недаром сказали, что бывали случаи, когда срывали стебель борщевика, опять же, для, представьте себе...

Семейка: Дети, дети.

Лаэртский: Да... для трубковёрта и для его подруги златогузки это же, в принципе, целая катастрофа...

Семейка: Трагедия даже, трагедия.

Лаэртский: ...они упали, они разбегаются и, кстати, мы проверяли, инкубационный период, то есть пока эта форма жизни продолжает существовать, а она продолжает существовать до того, как снова златогузка и трубковёрт не станут стеблевиками. Стеблевик - это поселённый.

Семейка: Поселённый, да.

Лаэртский: Те, кто не поселённый, а вытряхнутый, те - златогузка и трубковёрт.

Семейка: Но самая интересная особенность...

Лаэртский: Вот неделя, неделя проходит, а за неделю можно просто эти стебли посадить и вернуть самому, то есть практически природа об этом позаботилась.

Семейка: Были случаи, когда в Казахстане трубковёрты... в смысле, в южном Казахстане, где просто была одно время партия борщевика перевезена с северного в южный Казахстан, значит, для того, чтобы... выяснилось, что борщевик - очень хорошая подстилочная для цирковых верблюдов, и, значит, цирк их перевёз...

Лаэртский: И для осликов, в частности.

Семейка: Да. И дело в том, что все трубковёрты и златогузки порассыпались по пути, а поскольку в южном Казахстане борщевик не растёт, они вынуждены были, так сказать, селиться в саксаулах подчас...

Лаэртский: В лишаях, в лишайниках...

Семейка: Был случай, когда человек видел стебель, практически облепленный снаружи...

Лаэртский: Трубковёртами.

Семейка: Да. Но самой интересной особенностью трубковёрта является то, что это практически поджелудочная железа, обросшая мехом. Это связано...

Лаэртский: Но, мало того, ещё все спросят, почему у неё ещё одно название есть - пищуха. Дело в том, что пищухой её называют за такие особые звуки, неслышимые практически ухом, их улавливают приборы...

Семейка: Ультразвуковые.

Лаэртский: Да-да-да, это во время половых брачных игрищ златогузок таким образом привлекает трубковёрт. И причём, опять же, парадокс: они вроде как стеблевики. Им нужно сейчас сойтись, дабы произвести потомство. И они для этого покидают своё защищенное целиком от внешних воздействий жилище - стебли борщевика и занимаются, делают это на земле, практически вот здесь, подвергаясь тем самым риску. Вы спросите: почему? Казалось бы, проще либо стебель поширче найти, вдвоём туда...

Семейка: Да.

Лаэртский: На самом деле и тут природа всё предусмотрела. Дело в том, что сильные особи произведут на свет сильное потомство, а те, кого раздавит башмак, например, вашего ребёнка, который играет в кельтских рыцарей с крапивой деревянным мечом, тем, значит, как бы не суждено! Это своего рода спартанский метод выживания, ведь Спартак, у него же недаром... на щите у самого Спартака, предводителя восставших, был нарисован...

Семейка: Златогузка.

Лаэртский: ...странный предмет; потом уже учёные доказали, что это пищухи!.. попросту.

Семейка: Да. Так всё-таки я хотел вернуться к поджелудочной железе. Чем вызвана такая глобализация поджелудочной железы в организме трубковёрта? Да всё объясняется очень просто. Ферменты, вырабатываемые борщевиком, которые служат основной пищей для трубковёрта, обладают настолько токсичным свойством, которое... то есть, в принципе, частый случай, когда ребёнок, срезав стебель борщевика, начинает использовать его в качестве трубки для плевания по своим соратникам, и происходит отравление его. А трубковёрт вынужден им питаться всю жизнь, с момента пропадения молозива у его...

Лаэртский: Мамы.

Семейка: ...мамы, да, и до, так сказать, своей кончины либо же потопа ребёнкового, который происходит при размножении. И всё это, значит, вызвало в его организме эти вот изменения, поскольку поджелудочная железа выделяет свой фермент, который подавляет этот вот токсин, который содержится в борщевике. В силу того, что этот фермент достаточно слабоактивный, его надо производить в огромных количествах, и поэтому поджелудочная железа занимает до восьмидесяти процентов от тела...

Лаэртский: Организма.

Семейка: ...трубковёрта.

Лаэртский: Организма пищухи обыкновенной - трубковёрта. Ну, давайте послушаем телефонный звонок. Двести три, девятнадцать, двадцать два, и ваши вопросы профессору Иллариону Гукчировичу Семейка, руководителю проекта "Паразитоценоз: век двадцатый" и заведующему кафедрой Прикладной эволюции Академии медицинских наук республики Казахстан. Здравствуйте, мы полны к вам внимания, вы в прямом эфире.

Слушатель: Добрый вечер.

Лаэртский: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста, громче.

Слушатель: К профессору Иллариону, если можно, вопрос.

Лаэртский: Конечно.

Слушатель: Как вы относитесь к тому, что такая уважаемая организация, как Гринпис, берёт на защиту аскарид?

Лаэртский: Спасибо, спасибо. Действительно, такой, ну, прецендент, в общем, существует, даже была, по-моему, в районе Денвера серьёзная демонстрация, то есть аскаридники в совокупности под знамёнами зелёных пошли и с такими, дескать, лозунгами, что аскарида - это наше животное.

Семейка: Дело в том, что немного ошибся радиослушатель. Не аскарид, перевод неправильный. Власоглав имелся в виду.

Лаэртский: А-а-а...

Семейка: То есть дословный перевод - "снимите власоглава".

Лаэртский: Ну тогда вопрос снимается, тогда вопрос-то... следующий, да. Следующий телефонный звонок... то есть, действительно, ошибка. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны внимания.

Слушатель: Алё!

Лаэртский: Да-да-да. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: А... алё!

Лаэртский: Да-да-да-да, говорите, не волнуйтесь.

Слушатель: А кто такие трубковёрты?

Лаэртский: Угу... трубковёрты... ну, вы знаете, мы же только что вот об этом говорили достаточно подробно...

Слушатель: Вообще по какой радиостанции ведёте?

Лаэртский: Вы знаете, честно... спасибо вам за звонок. Честно говоря, мы сами не знаем, мы все по распределению. Нас вот привозят, сажают и все плакаты снимают, это действительно так. Я не могу сейчас вам сказать; единственно, могу точно сказать, что сегодня здесь нету никаких камер, поэтому, видимо, мы не по телевизору, да, я так догадываюсь. А, вот мне подсказывают, наша частота в эфире - девяносто один и два нуля мегагерц на эфэме. А как называется это - я не знаю, но мы можем придумать название сами, вы нам можете помочь.

Семейка: Ну, кстати, тут, наверно, мы имеем дело с ярким примером болезни васильева вееля. Ну, что я могу сказать? У нас в Казахстане эта болезнь, она мало распространена, эта болезнь, она спутница урбанизации вообще.

Лаэртский: Ну да, я вижу по фамилии. Веель - это всё-таки не казахский явно человек.

Семейка: В принципе, что это? Инфекционный гепатит. А всё ведь отчего идёт? Руки... элементарно не моют руки перед едой, понимаете? Я приехал в Москву - просто жуткая антисанитария. У нас в каждом кишлаке под рукой вы найдёте арык с водой и отхожее место; здесь же для того, чтобы набрать бутылку питьевой воды, если ты не житель Москвы, то ты сталкиваешься с крайне сложными проблемами, то есть на улице просто невозможно набрать бутылку элементарной воды, помыть руки. И вот, так сказать, результат, пожалуйста.

Лаэртский: Да. Ну, что же? Ещё один телефонный звонок, доброй ночи, вы в прямом эфире, мы полны внимания к вам.

Слушатель: Алло, доброй ночи, мужики.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемый. Рассказывайте.

Слушатель: Приятно вас слышать.

Лаэртский: Аналогично.

Слушатель: Но вы знаете что? А вы не попробовали бы одну простую вещь: взять Ярослава Гашека, открыть раздельчик "Как я редактировал журнал Мир Животных", вы знаете, вкуснее получится, чем у вас. (неразборчиво)-то вы травите-то. Прочитайте один разок вслух! Знаете, аудитория расширится. Желаю успехов!

Лаэртский: Спасибо! Я тут вынужден немножко пояснить. Дело в том, что это мы сейчас открыли новую такую благотворительную акцию, это называется "Информационная помощь обманутым вкладчикам". Вот это один из них... как бы пока не всё, не всё вернулось, но я думаю, что, в общем... мы прикладываем, действительно, усилия, поверьте, всё вернется. А пока как бы мы рассылаем нашим оппонентам, нашим подопечным книжки Ярослава Гашека - действительно это так. Вот. И, вы видите, это пользуется успехом, то есть люди читают, на время забывают о своих проблемах и о двухстах процентах годовых... Но - следующий телефонный звонок, здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны внимания к вам.

Слушатель: Доброе утро, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемый.

Слушатель: Вот хотелось бы узнать, как вы осветите с точки зрения вот, с базетической точки зрения проблему коррекции пола. Прав ли человек, идущий на эту операцию, и может ли природа ошибаться? Или природа распорядилась так, что людям как бы, они по своей... ну, они не способны по своей природе вот понять дальновидность явления такого, может, оно на будущее пригодится.

Лаэртский: Понятно. Спасибо вам за вопрос, вы знаете, я предлагаю сделать вот что: я записал этот вопрос, вот он у меня тут очень жирно записан прямо на штанине нашей референтки... такая... толстая! Хе! Да. Ну, не важно. Вот. Я просто предлагаю дождаться, если вы не против - это я обращаюсь к Иллариону Гукчировичу Семейка - прихода в нашу студию Андрея Орлова, базетолога, поскольку вопрос коррекции пола мы, видимо, должны обсудить... к тому же был затронут термин базетология, мы должны обсудить с двух сторон: с точки зрения вас как чисто практикующего учёного и с точки зрения, в общем-то, Андрея Орлова, базетолога и... ну, и, кстати, руководителя нашей радиостанционной балетной группы в последнее время, ну, это маленький такой секрет, а сейчас ненадолго прервёмся.

[ ... ]
 

 1   2   3   4 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1997
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017