laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1999  


Беседа с группой "Точка Росы". Часть 3
 

 1   2   3 

Лаэртский: ...а сейчас, я вижу, по-видимому, пиеса будет звучать.

Некто из группы: Живая! Живаго! Живаго! Только мы ещё не определились, какая именно пиеса, щас мы, буквально семь секунд. Что? Что? Играем что? Да. Может, нам кто-нибудь позвонит, чего-нибудь скажет? Я просто путаю, тут наложил каких-то бумажек. Посвящается Тому Уэйтсу.

Интересная пиеса звучит

Лаэртский: И вот интересный, на мой взгляд, вопрос: "Уважаемые участники группы! Поскольку..." м-м-э... ну, это не относится к делу, "расскажите, имеются ли на ваших тушках какие-либо серёжки, дырки и всё такое прочее". Ну, имеется... татуировки разные...

Некто из группы: Никаких дырок, никаких татуировок у нас...

Лаэртский: То есть скафандры чистые!

Некто из группы: Девственно чистые. А я вот зататуирован с ног до головы кельтами и всякими разными правильными... это ему так кажется, ему во сне видится, что он забитый весь. И ещё проколоты брови все три и ещё пупок два раза. И, кроме того, у меня ещё новая татуировка на ладони, только она стирается, потому что, если кто делает татуировки на ладонях, знают, что стираются. Это плохо.

Лаэртский: Да, да. Потому что колоть глубоко нельзя туда, она сразу рассасывается.

Некто из группы: И потом она стирается, потому что ладони у негров всегда белые, а я негр, и негр ещё вдобавок фашист и антисемит. И поэтому у меня, на самом деле, даже ладони белые, и, что бы я на них ни наколол, а я свастику на них накалываю всегда, всё равно это всё дела смывается, и, в общем, без мазы.

Лаэртский: Без мазы. Ну что, послушаем вживую пиесу, да? А ты будешь что-нибудь рассказывать о пиесе-то? Или как?

Некто из группы: Вот эта, которая щас будет, да?

Лаэртский: Да.

Некто из группы: Я был как-то в деревне под Липецком. И Фанты, Фанты банка упала у меня в загон, да? И бык бежит! А мне кричат друзья: "Чувак, ты же весь в красном!" А я упал и весь, короче, в грязи измазался, а бык на меня! А я, короче, убегаю из загона, а мне, да, чувак говорит: "Чувак, чего ты бежал, он же дальтоник, и вообще ты, короче, лох, что ль? Бегал тут от быка! Надо было ему меж рогов дать в бубен ваще! Базара нет, и ещё поймать пастуха, короче, и ему два раза. В рыло!"

Лаэртский: Я предлагаю отслушать ещё телефонные звонки, здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание, собственно, беспредельно к вам.

Слушатель: Здравствуйте, Александр, здравствуйте, уважаемые, это Михей Зеленоградский опять вас беспокоит.

Некто из группы: Опять! Снова?

Слушатель: Снова и снова.

Лаэртский: А что побуждает вас быть столь частым гостем на нашем телефонном проводе, можно узнать?

Слушатель: Побуждает? Да сам телефон, он какой-то, да и ваш голос, и все ваши голоса, ну, замечательно же, замечательно...

Лаэртский: Ну спрашивайте быстрей.

Слушатель: Ну, спрашиваю. Во-первых бы хотелось узнать, что вас, господа музыканты, вы мне очень нравитесь, узнавали все на улице, то есть показывали, что, вот, они, эти прекрасные, которые такие стихи сочиняют и такую музыку, больше подробностей о ваших тушках, там, худоба и так далее, цвет волос и прочее, и какую одежду предпочитаете, это первое. А второе - есть ли у вас песни про женщин, носящие такие имена, как Вероника, Олеся, Рита и Оля.

Лаэртский: Не забыл ещё Оксану?

Слушатель: Не, Оксана туда не подходит, потому что это носители одной фамилии Юрченко, и кого-нибудь из них песенку персонально...

Лаэртский: Понятно.

Некто из группы: Какая-то реклама идёт в эфире

Лаэртский: Адская просто. Никакого контроля нет за финансовым потоком.

Некто из группы: Ты врубись, тебя же накажут за это! Сейчас придёт с первого этажа...

Лаэртский: Да. Со страшной силой. Я думаю, проигнорировать надо этот звонок.

Смеются

Некто из группы: Хе-хе, с таким лицом! Нет, надо сказать спасибо.

Лаэртский: А, спасибо нам!

Некто из группы: У нас разные тушки, самый жирный из нас - саксофонист, он сто двадцать пять килограмм. Стоит. Немеренный. И блондин вокалист. Тоже очень худой. Блондин, на самом деле. Неправильной ориентации, я бы даже сказал. Какой? Нестандартной. Нетрадиционной ориентации: женщины и мужчины его не интересуют. Только собаки. Всё остальное - нормально. (иной голос внедряется, стоит пояснить) Я вам щас уши надеру!

Лаэртский: Я вам щас головы-то откручу!.. Давайте послушаем звоночек.

Некто из группы: Давайте послушаем нормальный звоночек. (Человек, о ком шла речь, не может успокоиться, повторяя: "Собаки...")

Лаэртский: Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно. Алё!

Слушатель: Алло? Доброе утро, уважаемые.

Лаэртский: Доброе утро, уважаемый.

Слушатель: Ребят, у вас, наверное, есть гастрольная какая-то деятельность?

Некто из группы: Наверное... никакой нету. Наверное, есть.

Слушатель: А, ну хорошо. А доводилось ли вам за время ваше музыкальной деятельности встречаться с нашими поющими женщинами? Вот Маша Распушина, Дристящие, Грелки вот... что вы можете о них сказать?

Некто из группы: Грелки?

Слушатель: Грелки... ну, что вы можете сказать о них, какие они? Спасибо.

Некто из группы: Очень хорошие. Они хорошие. Нет, два ответа, на самом деле. Отвечает неправильно Олег, Олег, отвечай.

Олег: Почему? Хорошие они все, и Маша хорошая, и Стрелки... и Грелки и Белки.

Некто из группы: А теперь правильно отвечаю я.

Олег: Отвечай.

Некто из группы: Никогда их не видели в глаза, и вообще, мы в таких не появляемся областях, где эти артисты высешесеперечисленные появляются. Кроме того, мы группа совсем другого толка. Мы слишком дорогая команда, чтобы в таких... (перебивает другой перец) Я об этом не говорю, я просто говорю, что они хорошие. (первый продолжает) ...общаться кругах, где Стрелки, Айзеншписы и всякие Блестячие. (второй) Я ж говорю, что они хорошие просто! (первый) Да ладно, ты уже слово свое сказал, я уже говорю два раза. И кроме того, на самом деле, вот этот человек мне очень понравился, у него очень хороший голос очень, я бы ему свою какую-нибудь тайну рассказал бы.

Народ смеётся, особливо, видимо, самый Олег

Некто из группы: Чё ты ржёшь, ёпт, как сивый мерин, я вот честно говорю, на самом деле. Сижу...

Олег: Ну, расскажи, чего ты.

Некто из группы: Ну, у меня нет просто тайны. А вообще мне нравится здесь в эфире, здесь такие клёвые штучки на стенах висят. Какие-то... (читает) какие-то...

Лаэртский: Мишени повсюду висят, дартсы повсюду.

Некто из группы: Какие-то "категорически запрещается журналистам "Эха Москвы" выступать с собственными позициями в эфире или вне его, затрагивающими коллеги и ньюсмейкера, примеры: Кислинский и Резник, Гордон (с ударением на первом слоге) и Михалков (на втором)". Или Михалков. "Для подобного выступления необходима санкция главного редактора". И, главное, подпись такая - А, в кружочке, как анархия, и подпись Венедиктов. Я знаю, Венедиктов - это такой с волосами на головах. (другой перец фразирует, после чего первый продолжает) Это самый главный здесь. Надо ему помыть голову, на самом деле, этим, такое есть средство, ништяк, у меня жена моет... Хеденшолдерс... Ни хрена подобного, хна, хна! Вот он если хной... Венедиктов, милый мой, помой голову хной, и тогда у тебя ништяк всё будет с волосами, они у тебя будут коричневого цвета и, главное, будут блестячие.

Лаэртский: Как же коричневые, это же волосы, это же не шкурка лося там.

Некто из группы: Я чего-то не слышу ведущего, извините. Тебе же, Дима, щас на первый этаж идти, там же охрана, ты что! Ты видишь мои, форматы мои видишь? Я могу просто съесть любого охранника. Ты посмотри на меня внимательно, и, кроме того, у меня такая цепь золотая, что просто меня боятся люди, в лексусах проезжающие.

Лаэртский: Пугаются, безусловно.

Некто из группы: Вот человек пришёл. Ты зря пришёл, между прочим.

Лаэртский: Ну, кстати, можно поговорить о том, что люди, у которых существуют длинные стрижки, они воле-поневоле ухаживают за ними. Потому что в наше опасное время при огромном количестве микроорганизмов, распылённых там и сям, приходится тщательно следить за этим делом. Почему, например, мы, все тут присутствующие, лысые? Потому что мы люди творческие, на мозоль нам не наступишь, тебе особо, потому что, раз у тебя такая грунтозацеп мощный болтается, исходя из этого, понимаешь, нам некогда заниматься ухаживать за собой. Кстати, представь ситуацию: кютюрье, оно уйдёт. Что делать будем мы? Что мы будем делать без кутюрьё? Всё, считай, труба. А люди, которые сами за собой ухаживают, сами, так сказать, себя обслуживают во всех смыслах и смыслах гигиенических, не пропадут нигде. Как первобытный человек, он носил какую стрижку?

Некто из группы: Такую же, как и у нас с тобой. Милый друг, всегда будь милым.

Лаэртский: Вполне возможно, вполне возможно.

Некто из группы: У него ещё на груди была стрижечка такая же.

Лаэртский: Сердечко! В форме сердечка такая. Ну, что, ещё, может быть, звонок телефонный?

Некто из группы: Да, поговорим.

Лаэртский: Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания!

Некто из группы: Тихо!

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые. Во-первых, я хотел сказать, я сегодня впервые услышал вашу группу, очень понравилась, клёвая такая.

Некто из группы: Спасибо, конечно.

Слушатель: Вот, а вопрос такой: как получилось, что вы решили играть вместе, и откуда появилось название вашего коллектива?

Лаэртский: Это такой свежий вопрос очень, я думаю, вам его ни разу не задавали, и, наверное, вопрос требует длительной подготовки, я так вижу, что он ввёл вас в недоумение даже, попросту, своёй новизной. Ну, у нас бывают такие оригинальные звонки.

Некто из группы: Яма! Я знаю его коронный ответ: Яма! Это загадка Леонардо да Винчи. Яма. Tak-to, ono, konechno, tak. В общем, собрались мы давно все вместе... года три, да? Нет, по бэ. А ещё вторая часть вопроса какая? Почему мы так назвались? Название. О чем это речь? Точка росы... Сань, по-моему, эти перцы чего-то мутят в эфире, я могу ваще два раза с тобой ответить быстренько, давай?

Лаэртский: Давай.

Некто из группы: У нас с тобой вообще отлично получается вести, мы с тобой как два пианиста за одним роялем.

Лаэртский: Нет никаких, понимаешь, вот этих инакомыслий. Скользких путей. Вопрос-ответ, вопрос-ответ.

Некто из группы: Вот хочешь, я тебе честно скажу?

Лаэртский: Валяй!

Некто из группы: Я тебе хотел буцкнуть в эфире прямом. Вот веришь? Видит Бог, - я думал, что ты плохой человек.

Лаэртский: Буцкнуть??

Некто из группы: Да!

Лаэртский: Ну, знаешь, это стоит определённых денег, в принципе, это в твоём праве. Договоримся, ну, и в будку можно, главное, плати деньги!

Некто из группы: Ну, у нас у директора чемодан, и там, видишь, много денег лежит в эфире. А тут чего-то пальцем показывают... Но на самом деле я отказался от этого, у меня забрали уже третий номер, просто я понимаю, что ты наш человек. А что касаемо этого вопроса, то это всё ерунда.

Лаэртский: Безусловно, безусловно, вопрос сам по себе...

Некто из группы: Не требует...

Лаэртский: Никакого внимания.

Некто из группы: Ну ладно, а человек-то звонил! А человек отличный, на самом деле, позвонил. Приходи к нам. Человек хороший? Хороший. На концерт и всё поймешь. А почему у меня микрофон плохо настроен? У меня нет частот. Да ты сегодня просто лишний на этом празднике жизни.

Лаэртский: Дело в том, что у тебя кадык странной формы.

Некто из группы: А-а-а... а я думал, у меня кадык мешает всё время, да?

Лаэртский: Упирается! Ты подальше чуть-чуть, вот видишь, я подальше сижу, вот... вот. И всё, да.

Некто из группы: Всё равно у меня нет низов, верхов... Человек хороший, вопрос хороший, собрались мы давно, называется "Точка росы" потому, что так захотелось, и обязательно приходите на наш концерт. Быстро, быстро, созрел! И спасибо, что вам наша музыка нравится. Десятого июня, декабря...

Лаэртский: Ну, давайте поручим такое заключительное слово Николаю, вашему директору. Ну, он же должен хоть что-то сделать.

Некто из группы: Будет теперь хоть две минуты серьёзного разговора в эфире.

Лаэртский: Да, соответственно, слово предоставляется господину Топникову, директору коллектива.

Топников: Да я боюсь, что у меня уже серьёзно не получится.

Некто из группы: Давай, давай!

Топников: Сниму еще наушники, у меня задержка! Нужно снять...

Лаэртский: Задержка, он сказал задержка! Это к началу эфира, когда я сказал, что директор не женщина, вроде бы...

Топников: Я же всё слушаю в плейере. У меня делэй, делэй. Модное слово.

Некто из группы: Говори!

Топников: А о чём?

Лаэртский: Ну, можешь стихи прочитать, спеть песню.

Некто из группы: Пушкину! Сегодня даже Степашин стихи читал, ну-ка давай-ка стихи быстренько выпали какие-нибудь. Можешь? Ты ж в школе учил. Две строки! Навскидку!

Топников: Я помню чудное мгновенье.

Некто из группы: Ну, чё слабое! Передо мной явилась...

Топников: ...явилась ты! Как мимолетное виденье...

Некто из группы: Ну-ка, давай, как что там дальше?

Топников: Как гений!

Некто из группы: Что там дальше?

Топников: Чистой красоты!

Некто из группы: О, ништяк, ништяк! Вы слышали...

Топников: Выраже... выражение чувствовалось?

Все: Да, конечно! Да-а-а...

Некто из группы: Отличное было стихотворение на две страницы Пушкина Александра Сергеевича, двести лет ему, как он родился, и теперь дальше серьёзное сообщение.

Топников: А умер?.. Он умер уже. Серьёзное сообщение. Все настроены. Десятого декабря... ой! Эхе-хе-хе!

Некто из группы: Не декабря, не, июня! Его смутила моя реплика.

Топников: Я запал просто. Десятого... попы...

Лаэртский: Нет! Запал, он сказал, что он запал! Я знаю, запалы я видел!

Топников: Я попробую, попробую ещё раз.

Некто из группы: Это он! Отмотай назад плёнку, ты умеешь!

Топников: Десятого июня, в восемнадцать тридцать, в Центральном доме художника на Крымском валу, состоится концерт группы "Точка росы". Всех приглашаем, приходите, будет много всего интересного.

Некто из группы: А теперь серьёзная информация. А что это за группа, можете нам рассказать?

Сашка смеётся

Некто из группы: В четверг, в четверг вот, состоится нормальный концерт наш, группы "Росы точка", где мы просто нарежем два часа разной музыки с балалайками и домрами, электрогитарами и всякими мандулами. Примочками и постараемся максимально вас развеселить, если вам понравится, да, в общем-то, не понравится - по фигу. Главное, чтобы нам понравилось. И вообще-то мы играем для себя если это кому-то нравится то ништяк, если не нравится, то тоже ништяк. До свидания. Конечно, слушайте группу "Радиохэд", а также группу "Портисхэд", "Пропеллерхэд" и "Моторхэд" и вообще вам ништяк будет, и до свидания.

Лаэртский: И-и Баттхед.

Народ смеётся, на чём беседа и кончается
 

 1   2   3 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1999
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017