laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  2000  


Программа о Бенгальском Огне. Часть 1

Дата - 28.08.2000 г.

Стенографический текст довольно значительной части программы радиостанции "Эхо Москвы" "Монморанси", посвящённый Бенгальскому Огню und Башенке.

Распечатал тов. Крысуцкий.
 

 1   2   3 

Крысуцкий: Один из выпусков новостей und последовавшее за ним прямое включение я решил частично привести, так как содержащиеся в них фразы создают некий контэкст. Вот.

Позволю себе небольшой эпиграф.

Гори, гори ясно, чтобы не погасло!

Грудничковый выкрик

Слушатель: ...она говорит, что это всё происходит из-за износа старого оборудования, такое у неё мнение. Лично моё мнение - я считаю, что всё может быть, и заклинить может. Может быть, это происки чеченских экстремистов.

Лаэртский: Понятно. Также это может быть просто нерадивый повар в ресторане "Седьмое небо".

Слушатель: Да, вполне возможно.

Лаэртский: Тут речь идёт скорее не о причине случившего, а о последствиях. На ваш взгляд, последствия, они всё-таки, только вдумайтесь в вопрос, они будут позитивны или негативны? Я не имею в виду тех людей, которые там, видимо, к сожалению, ещё остались и могут пострадать. Я имею в виду с точки зрения информативности.

Слушатель: Я надеюсь, что там никого не осталось, никто не погиб. А с практической точки зрения я могу сказать следующее. Я работаю сейчас в Олимпийском комитете России и, как все просвещённые интеллигентные люди, слушающие радио "Эхо Москвы" и, в частности, вашу прекрасную программу, знают, что Олимпийские игры в сентябре будут в Сиднее и закончатся они тоже где-то в конце сентября. Как мы уже слышали, всё это отключается на три месяца, и я завтра поставлю вопрос о посылке официального письма в организационный комитет города Сиднея по поводу того, чтобы Олимпийские игры передвинули на лето следующего года.

Лаэртский: Совершенно правильное решение, я его целиком одобряю, спасибо.

Слушатель: Понимаете, такой огромный город-герой, как Москва, ничего не будет видеть.

Лаэртский: Безусловно.

Слушатель: Вполне возможно, это происки платных каналов, которые за просмотр берут огромные деньги. А простые люди - пенсионеры, студенты, школьники, должны будут...

Лаэртский: Понятно, понятно ваше мнение. С другой стороны, тут поступают и такого плана мысли и сообщения на наш пейджер, что вот трёхмесячная информационная голодовка на самом деле принесёт гигантскую пользу населению нашего города. В каком смысле? В том смысле, что люди просто вынуждены будут наконец проявить какую-то самостоятельность. Не то, что самим сходить в магазин за булкой und портвейном, а подумать о чём-нибудь без мощной и достаточно фашистской телевизионной коррекции на их мозги. Конечно, огромное количество совсем уж несамостоятельных, но агрессивных грудников, видимо, выйдет на улицы и начнёт почём зря лупить друг друга со страшной силой. Конечно, их позовут в тюрьму, пополнятся, соответственно, тюрьмы. Посмотрите, тюрьмы пополнятся, на деньги попали владельцы заправок... Уже какие-то экономические последствия мы здесь видим. Но, есть ведь вероятность, что какая-то часть населения, которая, только-только они находятся в межрамье, у них ещё не потеряна самостоятельность в мышлении, они ещё способны генерировать какие-то мысли, идеи, может, даже эти идеи осуществлять... только-только они подсели на этот наркотик, я имею в виду сериалы und новости, и вдруг вот раз, их лишили. Может быть, им удастся соскочить. Следующий телефонный звонок. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания.

Молчание

Лаэртский: Да-да, говорите. Алё? Очевидно, человек дико засмущался. Не смущайтесь. Раз уж звоните, так звоните. Тут всё бесплатно, так что денег с вас мы не попросим, как в прошлый раз, да. Здравствуйте, вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

Слушательница: (тётя молодая) Алло?

Лаэртский: Да-да-да.

Слушательница: Здравствуйте. Это "Эхо Москвы"?

Лаэртский: Безусловно.

Слушательница: Алло?

Лаэртский: Да-да-да, "Эхо Москвы", говорите.

Слушательница: Я считаю, что последствия действительно негативные для всех, ничего позитивного здесь, конечно, нету, но у меня к вам такой вопрос. Скажите, пожалуйста, что касается каналов спецсвязи, что касается каналов МВД и скорой помощи, что с ними происходит?

Лаэртский: Понятно. Вопрос понятен. Я не являюсь великим специалистом по вопросам спецсвязи, но насколько я знаю, радиостанции носимые, которыми снабжена наша милиция und скорая помощь, они являются независимыми, им не нужен мощный ретранслятор, поэтому я думаю, что на эту тему переживать не следует. Отключатся только, вероятно, некоторые новомодные пейджинговые компании и телефоны мобильной связи. Вы можете проверить: позвонить вашим новорусским друзьям, у которых модный телефон, и узнать, работает или нет. В принципе, компаний мобильной связи не так много, пейджинговых, конечно же, больше, приблизительно, как борода у той жабы. Конечно, их тоже поубавится, их тоже поубавится. Я вовсе не злорадствую, но тем не менее. Что касается спецсвязи, на то она, уважаемые, и спецсвязь, чтобы в любых условиях конструктивно работать, да!

Песня, после которой звучит спецвыпуск новостей

Лаэртский: На пейджер приходят вопросы. В частности, такой: "Каким образом лама Оле Нидал оказался бы тут на "Эхе Москвы"? На автомобиле из Звенигорода он бы сюда приехал. Там у них сегодня тусняк буддистский.

"Александр, то что вы говорите - полная ерунда. Информационный кризис отразится на людях только благоприятно", - пишет некто Джуниор Бэд... Дальше неразборчиво...

Смотря что считать информационным кризисом. На мой взгляд, информационный кризис -это не отсутствие информации, то, что мы сейчас наблюдаем, а это её переизбыток. Когда люди, которые эту информацию дают, делают себе на ней имя. Это и есть кризис. Очень приятное сообщение от Кати пришло: "Вот в моей жизни ничего не изменилось, - пишет она. - У меня уже лет десять, как нет телевизора".

Что тут я могу сказать? Вы действительно счастливый человек. В последнее время, кстати, когда мне доводилось включать этот содомистский прибор, чувствовал совершенно дикое... В общем, неуютно мне было, как будто ко мне в квартиру пришел новый русский со своей бабой и трясёт деньгами. Вот интересное сообщение от Игоря: "Я телемастер, боюсь остаться без работы. Подскажите, что мне теперь делать?"

Игорь! Без работы останется огромное количество людей покруче. Например, Кисель останется без молочных берегов und прочие. Фетишизм их закончился на три месяца, это для них кризис. Представляете, что с ними будет? Я уверен, что когда через три месяца Башенку восстановят, а это отдельная тема для нашей беседы, приходят на эту тему сообщения, то мы не увидим там вот этих лоснящихся физиономий, которые преследовали нас до этого фейерверка. Наверняка, появятся новые люди. Сейчас снова выпуск информации.

Спецвыпуск новостей

Лаэртский: И вот ещё сообщение от Бизнесвумен: "Положительный момэнт. В Москве, - пишет она. - и Области, наконец, нормализовалось электромагнитное поле. Оттого я и мои знакомые почувствовали себя значительно лучше. Вот бы ещё остановить весь транспортный поток"...

Мы уже начинаем мыслить оптимистично. Очень интересное сообщение пришло от Юрия. Кстати, это говорит о некоторой деловой хватке. Мы тут тоже посовещались и решили, что, может, это было бы правильно. "Мало кто понимает, - пишет Юрий - что восстановить Башенку уже не удастся. Из-за высокой температуры потеряны прочностные свойства бетона und металлических конструкций. Это будет московский Чернобыль, разобрать который тоже будет практически невозможно".

Что можно в данной ситуации сделать? Во-первых, за дикий прайс разрешить всем телекомпаниям мира снимать данную конструкцию и разрешить ей выгореть дотла, после чего сделать гигантский памятник, который тоже будут посещать за деньги. Можно наладить резкий выпуск маленьких Башенок и продавать их, как это происходит с макетами Эйфелевых башен в Париже, на каждом перекрёстке. Я думаю, можно состричь, как говорят в определённых кругах, неплохое лавэ. Сейчас мы послушаем пьесу, а затем продолжим наше общение. Кстати, на пейджер для всех пришло следующее сообщение: "Уважаемый Александр! Такое впечатление, когда слушаешь, тем более сегодня, вашу передачу, я имею в виду музыку, это наступил конец света. Анна Васильевна".

Анна Васильевна! То, что сегодня произошло со средствами массовой информации, это начало света.

Песня

Лаэртский: Также очень оптимистичное сообщение пришло от Николая, он пишет: "Я прогнозирую всплеск рождаемости в конце мая следующего года". Николай, вы совершенно правильно оценили обстановку. Люди, которые вынужденно соскочили с наркотика, при этом не покалечив своё физическое здоровье, у них все жилы целы, не торчат ниоткуда иглы und не перевязаны руки жгутами, половозрелые особи, вероятно, попытаются каким-то образом реализовать свои инстинкты und потребности. По крайней мере, хотелось бы в это верить. Сейчас послушаем телефонные звонки.

Тётька: Телефон прямого эфира: 203, 19, 22.

Лаэртский: Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста. (Не говорит) Алё! Доброй ночи, вы в прямом эфире... (Гудки) Тоже не вышло... Здравствуйте, вы в прямом эфире, рассказывайте.

Слушатель: Алё.

Лаэртский: Да-да-да. Говорите, говорите.

Слушатель: Это "Эхо", да?

Лаэртский: Безусловно.

Слушатель: Неужели вы сомневаетесь в том, что такие крупные корпорации оставят Москву без телевидения? Уверяю вас, в течение двух-трёх дней, максимум - недели, мы будем так же прекрасно смотреть все каналы. Так что не обольщайтесь.

Лаэртский: Понятно. Спасибо, спасибо за ваше мнение. Да, конечно, это был печальный звонок, я ожидал, например, что в каждом подземном переходе будет кассета с "Итогами" господина Киселёва или... Кто там ещё у нас есть? Потом пираты начнут это лепить, с пиратской полиграфией. То есть, этакое альтернативное телевидение: купил - пришёл - воткнул. Это, кстати, что касается сообщения от телемастера - возврат к видикам будет, да. Хотя грустное сообщение. Грустное - я подумал. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушательница: (тётя ещё молодая) Доброй ночи.

Лаэртский: Доброй ночи.

Слушательница: У меня вопрос. А почему не обсуждается вопрос о подключении Шаболовки?

Лаэртский: Понятно, спасибо. Сложно мне на этот вопрос ответить. Башенка-то там старая, решётчатая, помещение тоже старое. Вероятно, это то же самое, что я сейчас предложу подключить всё телевидение к антенне моего автомобиля, о как. Хотя, кстати, это эффективный метод. Надо предложить - может, наживём денег. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушательница: (пенсионерка) Здравствуйте.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушательница: Мне бы хотелось сказать несколько слов о тональности вашей сегодняшней передачи, если это можно.

Лаэртский: Безусловно.

Слушательница: (c саркастически-критиканской интонацией) На мой взгляд, ситуация драматическая: у миллионов людей совершенно отобран вкус и цвет их повседневной жизни. Почему вы называете это так шутейно? То наркотиком, то ещё как-то? Видно, вы считаете это хорошим тоном. По-моему, это неуважение к зрителям.

Лаэртский: Понятен вопрос.

Слушательница: Мы не на наркотике сидим, мы имеем различные программы, можем выбрать из них то, что нам нравится, сравнить, сделать свой вывод и так далее.

Лаэртский: А вот скажите, пожалуйста. Завтра не будет целый день телевизора. Что вы будете делать? Ваш план на завтра расписан?

Слушательница: Я найду...

Лаэртский: Нет, хотелось бы услышать ваш план на завтра. Вот вы приходите - чёрный экран.

Слушательница: Я найду, что делать.

Лаэртский: А сейчас вы пока не представляете?

Слушательница: Я могу читать, я могу ещё слушать радио, если мне нужна информация...

Лаэртский: Извините, извините. Я вас перебью. Вот пожалуйста, мы нашли...

Слушательница: Вот вы меня перебили. Я всё-таки...

Лаэртский: Извините-извините, вот мы нашли ещё один плюс в данной ситуации: поднимутся по деньгам книжные лавки. Люди вернутся в библиотеки! Понимаете?

Слушательница: Те люди, которые читают - они не уходили из библиотек, и никто никуда не вернётся.

Лаэртский: Но те люди, которые не приходили в библиотеки, они в них придут.

Слушательница: Они не придут в них.

Лаэртский: О, как вы пессимистично настроены.

Слушательница: Нет, они в них не придут... Не нужен ёрнический ваш тон. Я хочу вам сказать, он неумный. Понимаете, вся ваша сегодняшняя передача на редкость неумна. Она в духе самых низкопробных радиостанций, которые я никогда не слушала, "Эхо Москвы" я всегда уважала.

Лаэртский: Понятно, понятно. Спасибо.

Слушательница: А сегодня меня просто поражает вот это. Люди там сейчас, возможно, гибнут. Здесь страшная происходит вещь, пожар. Понимаете? В центре Москвы. Почему вы выбрали такой тон? Мне совершенно это непонятно.

Лаэртский: Понятно, понятно. Значит, вам, во-первых, не с чем было особо сравнить, раз вы не слушаете другие вульгарные радиостанции...

Слушательница: Нет, я слушаю. Кстати, я возмущена, что везде музыка. Причём самая низкопробная, как всегда. Я, наконец, нашла "Эхо Москвы", которое всегда слушала с большим уважением, удовольствием.

Лаэртский: Спасибо, спасибо за звонок. Видите, уважаемые радиослушатели, первая волна уже началась. Началось то, что я называю утрирование пафосом. Мы сегодня вот это услышали. Я думаю, что мы это будем слышать ещё неоднократно с вами. Так что будем готовиться.

Пьеса хорошая звучит, после которой идет спецвыпуск новостей

Лаэртский: Приходят сообщения на пейджер: "Уважаемый господин Монморанси! Желаю вам и дальше пребывать не в очень юном маразме, но страна наша всё равно будет вынуждена сделать очередной техногенный рывок, сокращенно ОТР. Никакие ваши буддистские разглагольствования никакого "света" не родят", - пишет Александр Самарцев.

Саш, Самарцев, ты же всегда плохо писал фельетоны, и даже на пейджер сообщение у тебя какое-то нескладное. Видимо, просто было желание общаться. Но, заметь, я - честный парень, я его зачитал. А вот ещё одно сообщение: "Уважаемый Александр! Что касается меня, то я очень редко смотрю телевизор", - хорошо. - "Предпочитаю ему хорошую книгу или ваше радио", - ещё лучше. - "А как быть пенсионерам, для которых этот ящик - единственный свет в окошке", - пишет Антонина, Москва.

Антонина, эта проблема, конечно, есть. Вы знаете, ценятся сейчас у риэлторов те дома, во дворе которых больше бабушек. А если все бабушки будут сидеть у содомистского ящика, именуемого Телевизор, то риэлторы останутся без работы. Так что, в этом тоже нет ничего плохого. Следующее сообщение на пейджер: "Ура! Сериалов нет, мама вернулась в реальность и на кухню".

Вот ещё сообщение: "Для Лаэртского. Уважаемый Александр, это Анна Васильевна. Вы, дорогой, самый настоящий садист и вы не любите свою страну, в которой живёте. Вы продолжаете эту безумную вести передачу", - как у Толстого. - "в такое сложное для страны время занимаетесь пустословием".

Опять же, это очередное доказательно УП. УП - то, что мы видим. Анна Васильевна, помните, как сказал один профэссор, когда ему сказали: "Вы не любите пролетариат", я могу сказать то же самое, но только касаемо телевидения. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: Алло.

Лаэртский: Доброй ночи.

Слушатель: Доброй ночи.

Лаэртский: Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Не было бы счастья, да несчастье помогло. Первый раз в жизни дозвонился на радио (Ути-пути, какой прелестный...)

Лаэртский: Вот, уже прорыв.

Слушатель: Да. Дело в том, что я занимаюсь размещением на телевидении компании, которая является одним из крупнейших рекламодателей на телевидении...

Лаэртский: Извините, что я вас перебью. Просто только что пришло сообщение на пейджер в этой связи. Я тоже хотел затронуть тему рекламы. "Подумайте, Александр, на телеканале, который остался в телеэфире, произойдет резкий скачок цен на размещение рекламы", - пишет Яновский Александр. Прокомментируйте.

Слушатель: Я думаю, это вряд ли. Напротив, каналы будут стремиться вернуть себе свои прибыли и задабривать тех, кто разместил рекламу, но не смог её увидеть. Собственно, повод позвонить несколько весёлый, потому что я как раз собирался уходить в отпуск и пообещал своим сменщикам, которые принимали у меня дела, что проблем у них не будет. И получилось, что всё моё поле деятельности выгорело. По крайней мере, на время отпуска.

Лаэртский: Я вам, конечно, очень сочувствую. Ну что поделаешь, это же не от вас зависело. Спасибо, спасибо за звонок. Да, действительно, огромное количество людей попало и на рекламе. Представляете, девки, которые хвастаются прокладками, исчезнут резко. Исчезнет всё то привычное, уже звонили женщины нам, волновались, всё то привычное, яркое и красочное, что встречало их дома. Пропажа телевизионного изображения для многих сродни пропаже любимого Барсика und Мурзика или попугайчика Кешки. Да, люди с этим жили. Теперь им придётся учиться жить без Кешки, без Барсика и без Мурзика. И вот здесь встаёт вопрос реабилитации людей, оставшихся без любимого... Без любимого животного в данном случае, ведь многие даже с собой в постель клали телевизор, считая его членом своей семьи. Здравствуйте, вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

Молчание

Лаэртский: Алё. Да, что-то у нас ещё и с телефоном происходит. Тогда обратимся к пейджеру. "Александр, вы представляете, сколько менеджеров по телерекламе сегодня добровольно отправилось в мир иной?" Я бы не стал так уж сурово это комментировать, хотя в плане попадалова на деньги - это так. А вообще, на любую гирю найдется лужа, о! Да. Дело в том, что куда ни сунься, куда ни приди, везде суют визитки. И в каждой визитке написано "менеджер", "менеджер по рекламе". Ощущение такое ,что в городе Москве живут одни менеджеры. А природа, она всё видит, и когда какая-то группа начинает совершенно нетактично превозобладать над другой группой, то автоматически происходит [исчезновение[ менеджмента как класса, и это очень неплохо. Сейчас снова выпуск новостей.

Спецвыпуск новостей

Лаэртский: Вот ещё сообщение пришло на пейджер для всех. Я ж всё зачитываю, я ж парень честный: "Лаэртского на мыло, в отстой", - подпись Лена. "Лену на мыло, в отстой", - подпись Лаэртский.

Следующий телефонный звонок.. Кстати, нам удалось починить и первую линию. Тут Прохор дико базетировала, потела, утрировала пафосом, в результате произошло небольшое короткое замыкание внутри корпуса телефона. Сейчас мы его заменили, он снова работает. Доброй ночи, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Доброй ночи.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Саша, я считаю, что это очистительный огонь. Дама, которая звонила, любительница такого...

Лаэртский: Ну да, понятно.

Слушатель: Мне кажется, что она с иглы соскочила и у неё ломка сейчас.

Лаэртский: Я бы не хотел так прямолинейно выражаться. Тем не менее, ваше определение ситуации с позвонившей женщиной, конечно, очень точное. Я целиком согласен.

Слушатель: Я хочу немножко продолжить.

Лаэртский: Да, конечно.

Слушатель: Дело в том, что для нас это возрождение. Люди начнут друг другу в гости ходить.

Лаэртский: Правильно! Начнут письма писать.

Слушатель: Книжки читать, в концертные залы ходить. Возрождение нации наступит. Кстати, расти население начнёт.

Лаэртский: Конечно. А ещё исчезнут всякие объевшиеся окорочков Чаки Норрисы и наши дети во дворе наконец-то снова будут покупать пластмассовые мячи и щиты в форме крылышек, а не какие-то дебильные костюмы америкозных вражеских полицейских. Это тоже радостно.

Слушатель: Правильно. И на улице бегать будут.

Лаэртский: Совершенно верно!

Слушатель: Так что, я не унынии. Надо просто отойти в санитарную зону 400 метров, и пусть выгорает.

Лаэртский: Единственное, что нужно разрешить иностранным телекомпаниям за дикие бабки снимать это, потому что деньги должны идти в фонд нашего города, безусловно.

Слушатель: Конечно, конечно, в бюджет.

Лаэртский: Спасибо за ваш звонок, спасибо.

Слушатель: До свидания.

Лаэртский: До свидания. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Алё-ё? "Монморанси"?

Лаэртский: Безусловно. Нет! Это я Монморанси.

Слушатель: Хочу передать Александру: он всегда прав, в какие бы формы свою мысль он не облекал. Чуть больше, чуть меньше, но он всегда прав. Подпись: Ладоцкие.

Лаэртский: Спасибо. И телефонный звонок следующий. Доброй ночи, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания.

Слушатель: Привет, Сань.

Лаэртский: Привет.

Слушатель: По-моему, предыдущая перепутала пейджер с телефоном.

Лаэртский: Я тебе честно скажу. Я сейчас подрабатываю, потому несколько компаний позакрывалось, ну что сделаешь... (Звучат гудки) И тут тоже, кажется... Может быть, упала Башенка. Ладно, тогда пьеса.

Хорошая пьеса звучит

Лаэртский: Меж тем, на пейджер для всех продолжают приходить сообщения. Одно из них я зачитаю: "Нижегородцы!" - это, скорее, сообщение-призыв. - "Давайте позаботимся о нижегородской телебашне", - пишет Элвис.

Ну Элвис! Я всё-таки вас прошу. Дело в том, что пока что не проведена экспертиза насчёт Останкинской телебашни, будем надеяться, что это не поджог. А если подожжёте нижегородскую башню, то вы можете пострадать. Действительно. Вас посадят в тюрьму попросту. (Читает...) Много сообщений... (Читает...)

"Саша, вы со своими пердящими козлами и..." - дальше тут, судя по всему было написано "мандавошками", это на пейджер пришло сообщение, но три буковки... - "и в подмётки не годитесь Чаку Норрису. Противно слушать, неостроумно", - пишет Ольга Александровна".

Тоже УП, утрирующая пафосом... Ольга Александровна, во-первых, если вы, конечно, врач, только в этом случае можете поставить мне диагноз, это насчёт насекомых. Но, смею вас заверить, что я очень чистенький. Я в связях, порочащих себя, замечен не был. Насчёт, конечно, Чака Норриса согласен. Я не смогу так прыгать, но и такую шляпу носить не буду, это уж совершенно точно. А вот то, что вы попытались эпатировать девушек ни в чём не виновных, которые работают операторами пейджинговой компании, это я могу списать только на ломку (имеется в виду ломка от отсутствия диапроектора), действительно. Надеюсь, что через неделю отсутствия чудовища под кличкой Телевизор вы как-то опомнитесь. (Читает...) Много чего-то сообщений, я так теряюсь прямо.

"Александр, к сожалению, никакого, как вы выражаетесь, возрождения не будет. Пример наркоманов показывает, что ломка и синдром - понятия, лишь стимулирующие увеличение дозы и подсаживание вновь", - пишет Кирилл. Кирилл, ты пойми такую ситуацию. Скажем, если человека, который долго торчит, зовут в тюрьму и там он не особо при деньгах и не может доставать, то хочешь-не хочешь, переломаешься. Конечно, конечно, Дэмон вернётся, ему просто не дадут умереть, но есть надежда, что хотя бы несколько светлых людей, детей, не будут безнадежно убиты этим жутким сатанизмом за этот благостный перерыв.

"Если говорить о фрейдизме, то помимо существующих аналогий, Останкинская башня очень сильно напоминает иглу наркомана", - следующее сообщение. Да, совершенно верно.

"Александр, ты не обижайся на моё сообщение по поводу бабушек, сидящих на лавочках около подъездов. Я действительно риэлтор..." Ну да. Дело в том, что пришло сообщение от человека, который работает риэлтором, он просит показать дома, где бабушки сидят у подъездов. Вспомните, что раньше, когда было всего три официальных канала и в полдесятого показывали дэбильный фильм, много было бабушек. Как было много этих нежных созданий. (Читает...)

"Зачем нужно было, - пишет Сергей Поляков. - восстанавливать Храм Христа Спасителя? О нём помнили только историки и патриархия", - о как! - "а башню, если нельзя спасти, то надо восстанавливать, потому что это символ Москвы, второй после Кремля", - пишет Сергей Поляков. Серёж! Мы ж не против. Конечно, конечно, надо её восстановить, но только, наружный ремонт [сделать[, чтобы это как памятник просто был. Но функционировать, конечно, она... Мало, маловероятно, что будет.

Вот от Мудрого Строителя послание: "Построим ещё лучше, новую. А внутри сделаем евроремонт на деньги, выделенные МВФ". Отлично. А деньги, кстати, не вернём, тут стоит ещё добавить. (Читает...)

Во как: "Есть на "Эхо" специалисты, изучающие поведение людей в кризисных ситуациях, в рамках аудитории вещания?" Безусловно, но на данный момент они все тут сидят. Потому что я-то сам в экстренном... И кто пятки мне мнёт, кто ставит банки и так далее. Кто веером на меня машет... И поэтому вам они в данный момент помочь не могут. Сейчас снова в эфире выпуск информации, затем мы продолжим наше обсуждение мощного Бенгальского Огня.
 

 1   2   3 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  2000
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017