laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  2000  


Беседа с Немоляевым и Нарезкой. Часть 1

Дата - 07.08.2000 г. Время - [0:15 - 4:00]

Александр Алексеевич Лаэртский - Лаэртский, Кирилл Всеволодович Немоляев - Немоляев, Валентина Агафоновна Нарезка - почётный железнодорожник

Для более полного и выпуклого восприятия данной программы необходимо в качестве фоновой музыки при чтении использовать запись allegro energico from Symphony No. 6 in A minor (Gustav Mahler), а в промежутках ставить записи песен с последнего альбома группы "Бони НеМ".

1. В мире животных
2. Livin' La Vida Loca
3. And I Love Her
4. Девочка с автоматом (исп. на нем. языке)
5. Strangers In The Night
6. Замок из дождя
7. You're My Heart You're My Soul
8. Jamaica (с Иваном Смирновым)
9. Уноси готовенького
10. We're The World
11. (Bonus) Unbreak My Heart (c "Белым днем")
12. (Bonus) I Was Made For Loving You


 

 1   2   3   4 

Лаэртский: Здравствуйте, здравствуйте. Это я два раза сказал "здравствуйте" именно потому, что больше-то мне особо и нечего сказать, да! Сегодня, в общем-то, у нас 7 августа случилось, и соответственно, год на дворе 2000-й - для тех, кто не помнит, или, в общем-то, с бодуна пребывает, или после травмы какой-то... Вы слушаете "Эхо Москвы" и, собственно, программу "Монморанси". У нас, конечно же, гости - одного я сразу же представлю, вернее одну, потому что она действительно одна по жизни - это Валентина Агафоновна Нарезка. Кто она - расскажет тот, кто её привёл, соответственно. Зачем он это сделал - тоже расскажет... я, честно говоря, еле сдерживаю слёзы... видя ЭТО... да. Ну, сейчас мы немного отвлечёмся, а потом начнём беседу с нашими гостями в студии!

[Композиция]

Лаэртский: И мы начинаем беседу с нашими гостями в студии. Прежде всего я, конечно же, представлю даму - это Валентина Агафоновна Нарезка. И Кирилл Немоляев, который и привёл ЭТО сюда. Здравствуй, Кирилл, и, конечно же, прежде всего хотелось бы задать вопрос: что это - очередной акт благотворительности? Я могу смело говорить этак, уважаемые радиослушатели, по отношению к Нарезке, потому что она всё равно не слышит и, по-моему, вряд ли как-то реагирует...

Немоляев: Дело в том, Саша... спасибо, что ты разрешил привести Валентину Николаевну, но дело в том, что за то время, что мы находимся в эфире, мне пришлось её временно вывести...

Лаэртский: Послушай, извини - давай сразу определимся: то есть, тут ещё и Валентина Николаевна у нас присутствует? Помимо Валентины Агафоновны...

Немоляев: У Валентины Агафоновны, соответственно, отца звали Агафон.

Лаэртский: Да...

Немоляев: Но в связи с тем, что с именем Агафон существовать достаточно проблематично...

Лаэртский: Вы между собой зовёте Николаевна.

Немоляев: И, начиная с 30 лет Агафон, отец Валентины Агафоновны, посчитал необходимым, даже это сказалось как-то и на судьбе дочери, просто поменять имя.

Лаэртский: Это безусловно, кармическое редактирование самое эффективное - это смена имени унд фамилии. Следующий тогда вопрос - скажи, пожалуйста, почему... Давай я просто её буду называть, всё равно ни черта не понимает - просто Валька, да? Почему Валька в такой странной форме, что это за форма и... эти шпалы какие-то на руках у неё маленькие. Нет, ну... НЕ СТАВЬ СЮДА! НЕ СТАВЬ!..

Немоляев: Дело в том, что она в типично железнодорожной форме, модной в этом сезоне. В прошлом сезоне, мне помнится, оранжевые тулупы были такие, в которых ходят укладчики путей. Просто Валентина Николаевна работает в этой сфере, поэтому мне показалось совершенно необходимым и достаточно органичным привести её сегодня сюда именно в этом виде прямо с места работы.

Лаэртский: А ты вот уверен, что она работает? Проходила она очередное медицинское освидетельствование? Потому что все ведь локомотивные бригады либо по требованию врачей, насколько я знаю, администрации также поездных составов... Унд также по личной просьбе - но личную просьбу она вряд ли как-то, наверное, выразила? Но тем не менее меня терзают сомнения... я не говорю о предрейсовом медицинском осмотре, потому что в начале работы подлежат машинисты электропоездов, помощники - ну, она вряд ли помощница... Они вообще должны являться на медосмотр с маршрутом машиниста даже - а ей-то как там быть?

Немоляев: Ну, поскольку Валентине Николаевне больше 50 лет, она должна проходить освидетельствование ежегодно.

Лаэртский: Да-а-а!

Немоляев: Соответствующие документы имеются, а сегодня мы говорим об этом прежде всего потому, что сегодня День железнодорожника, Александр.

Лаэртский: Безусловно, сегодня День железнодорожника. И ты знаешь, Кирилл, с какой мыслью сегодня оторвал я голову от атласной подушки с чёрной наволочкой... с мыслью о том, что они же возят! Происходит в мире огромное количество изменений, да? Рождаются дети, дохнут, в общем-то, старички унд старушки... животные также повсюду убегают или их просто выпускают на волю... А они возят.

Немоляев: Ты знаешь, понятие "возить" - оно делится на составляющие, как мне кажется.

Лаэртский: ДА-А-А-А!

Немоляев: Первая составляющая, мне кажется - "ввозят"...

Лаэртский: Ввозят, и также вывозят.

Немоляев: И соответственно вывозят, да.

Лаэртский: Кстати, лингвистическая сама суть слова "возят" - она не до конца раскрыта.

Немоляев: Полностью, полностью согласен.

Лаэртский: Давай сейчас всё-таки сейчас заострим внимание наших уважаемых радиослушателей на вывозе.

Немоляев: Мне кажется, следует задать такой вопрос - что более полезно с точки зрения общепринятых каких-то канонов: ввозить или вывозить?

Лаэртский: Здесь, я думаю, мы упираемся в вопрос, скажем так, уже геополитический, как ни странно...

Немоляев: Если говорить о нашей стране в целом.

Лаэртский: Если говорить о нашей стране, то всё-таки с 92 года, я думаю, полезнее было вывозить. Потому что здесь могли просто и отнять, а так происходил вывоз, затем тщательное сохранение, и после этого, сейчас мы видим - опять ввозится. Другое дело, что ввозится уже несколько в изменённой форме - то есть, тогда они были слегка опушённые, сейчас это просто какие-то комки шерсти. Может быть, для нас это и хорошо. Может быть, но с другой стороны - они все просят. Попробуй не дать. А откуда взя-я-ять??? Ведь никто же не хочет, никто же не хочет - все хотят са-а-а-ми!

Немоляев: Но в то же время возят, понимаешь?

Лаэртский: А в то же время возят. Но с другой стороны, может, железнодорожные лингвисты, сокращённо ЖээЛы, упростили эту схему, поскольку ввоз и вывоз - это такое круговое движение, как круговорот каната внутри птицы.

Немоляев: То есть, можно сказать, что если ввезли - то рано или поздно всё равно вывезут.

Лаэртский: Конечно. Поэтому, видимо, у нас, у железнодорожников, принято говорить просто: "Мы возим".

Немоляев: Совершенно справедливо. Но в то же время из этого, как мне кажется, не стоит делать какого-то культа... заострять на этом внимание. То есть, люди возят, пусть они это делают так, как считают нужным. Скажем, нас с тобой тоже возят - мы садимся и нас везут. И рано или поздно привозят.

Лаэртский: Безусловно. Но бывает так, что это происходит слишком поздно - в таком случае я говорю себе, что на всё воля Божья. Ну, и они так же говорят - глядишь, привезли бы раньше, а там бомба, например, да? Или денег не дают. А так привозят с запозданием, глядишь - а уже все вышли. И очереди нет. Поэтому всё это, безусловно, делается к лучшему. Ну, я бы хотел затронуть тему, которая волнует всех железнодорожников унд, в общем-то, ремонтно-вагонный состав - это проблема некоторой, скажем так, дискриминации, неприкаянности жилищной унд в личной жизни тоже, в общем-то, неустроенности работников и бывших работников, особенно работниц подвижного состава.

Немоляев: Та-а-ак!

Лаэртский: Скажем, представляешь, было такое постановление, что любой пассажир имел полное право убедиться лично в отсутствии или наличии запаха алкоголя изо рта любого работника состава. И мы наблюдали, ставили, в общем-то... потом клали и сажали даже некоторых где ни попадя... на вокзалах, при прохождении билетного контроля проводник, значит, смотрит билет, а его хватают, что твоего коня, за лицо, открывают, засовывают туда ноздри эти пассажиры потенциальные, ПП мы их зовём... и нюхают, попросту говоря! И огромное количество было лживых вызовов, также попыток как-то закапать, подставить, попросту говоря...

Немоляев: Все мы прекрасно знаем, как сев в поезд и проехав какое-то время... поезд может неожиданно остановиться...

Лаэртский: Да, да, конечно!

Немоляев: Вот допустим, едем мы из Москвы в Санкт-Петербург. Вдруг поезд останавливается - не на станции, а останавливается просто в чистом поле. Почему это происходит? Это происходит с санкции так называемого... как ГАИ останавливает машины для проверки документов или для проверки, не пьян ли случайно водитель... То же самое - когда мы останавливаемся в поле, многие спрашивают: "Почему поезд"...

Лаэртский: Почему стоим?

Немоляев: "Почему стоим?" Даже если едем в купе - спрашивает один человек, который даже другого не знает, и потом, может быть, завязывается разговор.

Лаэртский: Более того, бывает даже, кто-то стучит в окно и спрашивает: "Отчего стоим?" Внутри - "Почему стоим?", а снаружи кто - они спрашивают "Отчего стоим?"

Немоляев: Отчего это происходит? Дело в том, что...

Лаэртский: И почему это происходит?

Немоляев: В непосредственной близости от путей возникает работник соответствующих органов с достаточно большой палкой... не такой, как у работников ГИБДД, а с гораздо большей палкой, которая...

Лаэртский: Имитирует, светится.

Немоляев: Она светится и в определённой степени имитирует.

Лаэртский: И имя этому человеку - дежурный фельдшер, ДФ сокращённо.

Немоляев: Совершенно справедливо. Сокращённо ДФ. Делает сигнал и поезд останавливается, выходит из кабины машинист и проходит небольшое медицинское освидетельствование. Это может быть связано прежде всего с проверкой документов, а может быть с тем, как едет поезд. Как машина - едет она...

Лаэртский: Туда-сюда.

Немоляев: Туда-сюда вихляет, да. То же самое может случиться с поездом.

Лаэртский: Конечно. Не притормозил там...

Немоляев: Проехал на жёлтый сигнал - это тоже...

Лаэртский: Карается, карается...

Немоляев: Это ещё более страшно - если одна машина проехала на жёлтый сигнал. Можно представить, что бы произошло, если бы поезд, который везёт с собой не трёх пассажиров, как любой автомобиль, а как бы до тысячи пассажиров...

Лаэртский: Каждый из которых меж тем поел сытно. Если позволишь, я зачитаю инструкцию, фрагмент инструкции, которая распространяется среди ДээФов. Достаточно драконовые меры. "Лиц, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии алкогольного опьянения, ДФ (то есть дежурный фельдшер) освидетельствует, используя индикаторные трубки..." - то есть представляешь, производится, попросту говоря, катетеризация, не то, что думают наши радиослушатели, когда как у сотрудников Госавтоинспекции на выдох, а здесь берётся и мазок, и всё прочее берётся, даже что не хочется. Всё равно берётся.

Немоляев: Согласись, ответственность значительно выше.

Лаэртский: Да, безусловно!

Немоляев: Потому что один машинист ведёт целый состав.

Лаэртский: А за ним тысячи людей.

Немоляев: За ним тысячи людей, даже не столько, сколько в самолёте.

Лаэртский: Целую Москву защищали 12 панфиловцев, а тут... да. Ну вот, соответственно, используя индикаторные и прочие... тут так и написано: "Используя индикаторные трубки или другие специальные технические средства..." - заметь, инструкция не является секретной, она для служебного пользования и эти "другие специальные технические средства" тут не расшифровываются, что под этим подразумевается. "Основаниями для этого являются признаки опьянения: запах алкоголя, неустойчивость позы, нарушение речи, выраженное дрожание пальцев рук, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке". На всё это можно возразить. Конечно, да - запах алкоголя - это существенно, ты согласен, да?

Немоляев: Ты понимаешь, Александр, дело в том что один из распространённых вопросов, который задаётся машинистам поездов соответствующими работниками - это вопрос: "Куда едем?" И вот если не может машинист ответить на этот вопрос - то после этого сразу начинается всестороннее медицинское обследование. Более того. Если поезд опаздывает - как обычно говорят "Поезд задерживается" - что это значит? Это значит, произошло что-то с составом, с экипажем...

Лаэртский: С пилотом!

Немоляев: С машинистом, да. С пилотом. Соответственно, здесь может быть либо замена машиниста помощником машиниста...

Лаэртский: Либо расформирование поезда.

Немоляев: Либо расформирование поезда во избежание каких-либо инцидентов. Поэтому когда мы все с вами слышим "Поезд задерживается" на час или на два - можно сделать определённые выводы, что произошло. Потому что говорить о какой-либо пробке или почему он опаздывает... это глупо.

Лаэртский: По меньшей мере глупо. Вот ты совершенно правильно объяснил, насколько просто придраться к такому моменту, как нарушение речи. Что касается неустойчивой позы - здесь сказано: "запах алкоголя, неустойчивость позы"... Представьте, себе, ДФ этой палкой светящейся останавливает состав. По правилам, по внутренним инструкциям пилот...

Немоляев: Я прошу прощения, Александр... Пилот поезда, машинист... будем более точно выражаться "Пилот поезда"... должен вести состав стоя.

Лаэртский: Безу-сло-вно!

Немоляев: Это известное абсолютно правило. И если вдруг работник органа видит, что пилот сидит - это уже нарушение.

Лаэртский: Мало того - когда пилот должен выйти из поезда в момент его остановки, дабы предъявить ДээФу всё, что ни попадя - то соответственно, насколько все мы знаем, мы, старые поездники унд ездители - что рельсы лежат на такой штуке типа гравия. В момент соскока пилота вниз хочешь-не хочешь... там же высота большая, он не может сойти как вот эти, что около Мавзолея ходили раньше. Так и так оступится, поскользнётся. Мы часто наблюдаем пилотов подвижного состава прыгающих по гравию. Где стройка, там прыгают - это пилоты тренируются на устойчивость.

Немоляев: ДФ, или дежурный фэльдшер... дежурный фэльдшер...

Лаэртский: Да-а-а!

Немоляев: При помощи своих коллег производит оперативную съёмку. Скрытой камерой происходит съёмка, чтобы потом можно было доказать то, что поведение пилота подвижного состава было... мягко говоря, не соответствовало каким-то требованиям и канонам.

Лаэртский: Было недостойно, в общем-то, пилота.

Немоляев: Вот, совершенно верно. Правильная фраза. Недостойно. А под словом "недостойно" может подразумеваться практически всё что угодно.

Лаэртский: Что ДФ захочет. Далее. "Нарушение речи" ты сказал, "неустойчивость позы" тоже вроде бы достаточно серьёзно... Дальше - "выраженное дрожание пальцев рук". Заметьте, уважаемые радиослушатели, если мы возьмём в расчёт все те факторы, о которых мы говорили выше - то в момент, когда он даёт свою ксиву, соответственно, ДээФу, пилот... чтоб у него не дрожали руки, когда он знает, что за ним следит ещё скрытая камера, что ему сейчас будут тыкать катетерами куда ни попадя, что он по гравию спотыкнулся... чтоб тут уже не дрожали руки... это вообще бред.

Немоляев: Потом, Александр, давай представим себе ситуацию, когда машинист или, как мы говорим, пилот, забыл документы. Забыл документы.

Лаэртский: Считай, семья голодная.

Немоляев: Безусловно. Документы - это как права на вождение электропоездом, так и техпаспорт.

Лаэртский: Конечно.

Немоляев: Вождение по доверенности - очень интересный момент. Потому что получить доверенность на вождение очень сложно - это не то, что ты, скажем, взял у друга машину, написал от руки - это совершенно другая история, потому что ответственность значительно больше. Мы уже говорили об ответственности.

Лаэртский: Конечно!

Немоляев: Поэтому сегодня, в День железнодорожника, эти вопросы... мне кажется, о них нужно говорить. Не нужно молчать!

Лаэртский: А люди ведь ещё ругаются. Они сядут в поезд, ещё пять минут не прошло - они уже яишки унд курошку достали и едят. Всё это воняет, и помидорами, огурцами свежими... им в голову не приходит о тех закулисных вещах, которые происходят там, у подвижного состава. У людей, от которых зависит жизнь пассажиров! Сокращённо ЖП.

Немоляев: Ты затронул очень важный момент. Дело в том, что сейчас с 1 сентября вводится закон, по которому пассажир не может входить в состав, в вагон, занимать место с каким-либо продовольствием.

Лаэртский: Это очень правильно.

Немоляев: Это вредит напрямую - прежде всего с коммерческой точки зрения страдает вагон-ресторан. Просто в вагон-ресторан никто не ходит, если каждый приходит со своей едой. Мы же не приходим в клуб отдыхать...

Лаэртский: Со своим пивом.

Немоляев: Со своим пивом, правильно. Мы покупаем...

Лаэртский: Секьюрити выгоняют...

Немоляев: Поэтому этот закон - он двоякий. С одной стороны, мы все привыкли сесть в поезд и выпить пива, взять его с собой. С другой стороны, понять железнодорожников можно. Цены на билеты не растут, как были, так и остаются. Москва - Питер поезд 90 рублей всего-навсего плацкартный вагон. Всего-навсего 90 рублей. Не всегда в Москве на такси проедешь...

Лаэртский: Это меньше, чем бутылка хорошего кагора!

Немоляев: Совершенно справедливо! И поэтому входить в поезд теперь придётся нам, скажем так, пустыми. Пустыми.

Лаэртский: Порожнячком.

Немоляев: Порожнячком, да.

Лаэртский: Кстати, тут надо сказать нашим уважаемым радиослушателям - это не является мерой совсем уж тоталитарной. То есть, на первых порах, с сентября по октябрь и даже ноябрь - это будет пока что на добровольной основе. То есть проводник может так с укором смотреть и как-то намекать - дескать, ну что ж вы, дескать, свиньи-то такие. С укором, да...

Немоляев: Глупо говорить: "Что ж вы не думаете о государстве, о железнодорожном транспорте, о проблемах, которые стоят, о заработной плате работников ресторана..." Но с другой стороны, рано или поздно это подействует.

Лаэртский: Конечно! Конечно, ведь люди у нас сознательные. Далее, я бы хотел перейти к следующему пункту, если ты не возражаешь. Соответственно, про нарушение речи мы сказали, выраженное дрожание тоже... Но больше всего меня тут возмутил следующий пункт: "Резкое изменение окраски кожных покровов лица". Ну уважаемые, ну представьте себе, что пилот подвижного состава, завидев ДээФа, то есть дежурного фельдшера, спрыгивает всё-таки вниз на гравий. А это физическое действие, это физическая нагрузка! Рожа хочешь-не хочешь покраснеет. (Взволнованно) Кстати, заметьте, что этот пункт - он наравне с пунктом о запахе алкоголя! То есть достаточно ДээФу сказать: "Э, парень, да у тебя лицо покраснело" - и это практически то же, что от тебя пахнет спиртным.

Немоляев: Давай разберём.

Лаэртский: Давай.

Немоляев: Или ты вышел из машины... "Ваши документы!"... Или ты спрыгнул с подножки поезда. Это совершенно разные действия. Может выскочить мениск там, может быть сломана нога...

Лаэртский: Может даже произойти непроизвольное извержение газа, сокращённо ИГ.

Немоляев: Ну, это может произойти и при подъёме в электропоезд...

Лаэртский: Да-а-а!

Немоляев: Это может произойти при поглощении пищи... мы не будем заострять на этом...

Лаэртский: И даже в бассейне!

Немоляев: Совершенно справедливо. Хотелось бы поговорить об интересном моменте - что при уклонении работника локомотивной бригады от так называемого освидетельствования...

Лаэртский: Да-да-да, вот это интересно!..

Немоляев: ... в присутствии двух свидетелей - заметь, освидетельствование в присутствии двух свидетелей.

Лаэртский: Извини, Кирилл, тут я должен обязательно сказать, что свидетели не обговариваются и очень часто ДФ берёт в свидетели либо друзей, либо, что ещё ху-у-уже, своих ближайших родственников.

Немоляев: Это так называемые понятые, чтобы было понятно.

Лаэртский: Конечно, конечно! Он берёт свою тёщу и свою жену. Вот, говорит - это у меня понятые, у вас, извините, руки дрожат и лицо покраснело - сейчас мы вас будем катетеризировать. Что остаётся пилоту? Давать бабки... На всю семью! Да... И вот следующий пункт, самый смешной: "Поведение, не соответствующее обстановке". То есть если пилот выпрыгивает, завидя фельдшера, и пытается как-то шутить или улыбается шире, чем это нужно и чем это покажется приемлемым в данной ситуации ДээФу, ДФ может конкретно отправить на катетеризацию...

Немоляев: ДээФы - ведь это же... они хитрые!

Лаэртский: Конечно!..

Немоляев: Они хитрые, они не всегда стоят прямо рядом с путями. Подчас они прячутся, как это делают работники ГИБДД. Они выходят из-за кустов неожиданно и очень сложно бывает затормозить. Пилоту бывает очень сложно затормозить, потому что если бы он видел появление ДээФа за километр... а ДээФы прячутся, соответственно, когда они выходят неожиданно из кустов и начинают махать этой гигантской фосфоресцирующей палкой...

Лаэртский: Да, да-а-а...

Немоляев: То уже возможно резкое торможение, исключительно резкое. Соответственно, стрессовая ситуация у пилота.

Лаэртский: Кстати, я хочу ещё сказать следующее, предвидя благородный гнев наших радиослушателей, они будут вопрошать просто и возопить на тему: есть ли какая-то служба внутреннего расследования. Контролировать уже действия этих ДээФов, дежурных фельдшеров. Нет, уважаемые, на данный момент такой службы нет. Такой службы нет, да и дежурных фельдшеров по всей нашей необъятной стране всего четыре.

Немоляев: И можно ведь говорить о том... дежурные фельдшеры с так называемой лицензией на работу и просто дежурные фельдшеры - это совершенно разные люди. И это безобидное слово "фельдшер", которое встречается в лексиконе буквально каждого человека...

Лаэртский: Конечно...

Немоляев: ... оно не имеет ничего общего с этой страшной профессией, как ДФ, дежурный фельдшер именно на железной дороге.

Лаэртский: На путях!

Немоляев: На путях. Это не просто врач...

Лаэртский: Или добрый путеец...

Немоляев: Добрый путеец... Совершенно справедливо. Это работник, скажем так, инспекции - то есть это не просто работа медицинская.

Лаэртский: Это даже с элементами инквизиции.

Немоляев: Совершенно справедливо.

Лаэртский: Ну, сейчас мы на пять минут прервёмся.

[Композиция]

Лаэртский: Я, кстати, предлагаю вам, уважаемые радиослушатели, присоединяться к нашему разговору...

Немоляев: Тем более в такой день, Александр!

Лаэртский: Ты знаешь, кстати, не то что огорчает даже, а несколько настораживает послание такое вот от человека по имени Аркадия... Аркадий, да. "Александр, твоими проблемами должен заниматься далеко не Тельсон"... не знаю, что такое Тельсон... "а скорее, врач-психиатр при поддержке дюжины санитаров. Желаю удачи". Аркадий, конечно, спасибо, что вы считаете меня таким сильным, что дюжина санитаров не сможет меня свинтить, но я попросил бы вас всё-таки посерьёзнее подойти к нашему разговору.

Немоляев: Дело в том, что вполне возможно, что радиус действия, вообще радиус действия в жизни Аркадия не так широк, и соответственно он не пользуется, может быть, железнодорожным транспортом, поэтому проблемы, о которых мы сейчас говорим, День железнодорожника... может его не так волновать. В частности, проблема питания в поезде - я думаю, многие наши радиослушатели сейчас как-то насторожились, поскольку закон был принят в Государственной Думе всего лишь два дня назад...

Лаэртский: Да, да, да...

Немоляев: ... и это будет в какой-то степени шоком, когда будет производиться... я не хочу сказать, обыск - досмотр. Будет производиться досмотр перед тем, как любой пассажир входит в состав.

Лаэртский: Кстати, хотелось ещё сказать, что именно тогда, когда настанет это время...

Немоляев: Я хочу повторить для тех, кто только что подключился к нашему разговору - мы говорим о железной дороге, в частности, о том, что для того, чтобы с большей отдачей работал вагон-ресторан, с 1 сентября вводится закон о том, что каждый посетитель, каждый пассажир не может проникнуть в состав и занять своё место, будь то купе, плацкарт или СВ, если он взял с собой какую-либо еду или какие-либо напитки.

Лаэртский: Сюда, кстати, не входят, скажем так, консервы долгого пользования...

Немоляев: Сюда не входят консервы долгого пользования...

Лаэртский: И сало!

Немоляев: В какой-то степени на первых порах сало...

Лаэртский: Это в киевском направлении.

Немоляев: И крупы.

Лаэртский: Не входят крупы, конечно. То, что требует всё-таки приготовления. Ну вот, уважаемые, присоединяйтесь к нашему разговору, если у вас есть какие-либо вопросы... да, я мысль-то не закончил. Как только этот закон на себе люди почувствуют, они начнут звонить сюда в дневное время нам на радиостанцию, дико волноваться - "что же это такое?"

Немоляев: Да. "Как же так?"

Лаэртский: Когда Аркадий поедет наконец-то навещать свою тётю, ему скажут: "Аркаша, огурец-то оставь, пожалуйста. А на обратном пути заберёшь"... Вот тут-то Аркаша и взвоет...

Немоляев: Вполне возможно, что Аркаша будет один на вокзале, на перроне - и соответственно, отдать огурец на сохранение ему придётся...

Лаэртский: ... ему придётся только этому самому, так скажем, кулинарному ДээФу... Здравствуйте, вы в прямом эфире и наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: Алло!

Лаэртский: Да-да-да.

Немоляев: Доброй ночи.

Слушатель: Доброй ночи. Скажите пожалуйста, если что-нибудь живое с собой везти...

Лаэртский: Вы имеете в виду куру или голубя, собственно?

Слушатель: Да, с тем, чтобы... Или там поросёнка. Чтобы вот зарезать и съесть.

Лаэртский: Понятно.

Немоляев: Зависит, я скажу сразу, зависит от того, насколько длительная поездка. Если это поезд Москва - Улан-Удэ, скажем, или Москва - Хабаровск, то нет - потому что можно в этот промежуток, а это неделя и больше, зарезать не только поросёнка, а то и двух. Соответственно, если вы едете в Санкт-Петербург или в Бологое, то пожалуйста, берите.

Лаэртский: Берите, конечно. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: Алло, здравствуйте, Александр - это Антон Петрович Берг.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, а предусматривает ли инструкция ДээФу постановку поезда на площадку в случае обнаружения признаков алкогольного опьянения машиниста?

Лаэртский: Понятен, понятен вопрос. Тут ситуация следующая - конечно же, ни о каких штрафных площадках речи не идёт, либо состав расформируется - если все остальные водители поездов тоже находятся в неадекватном состоянии и не способны экстренно примчаться на замену. Этот пострадавший, обвинённый, уличённый пишет доверенность, нотариально она заверяется на месте ДээФом унд всеми членами его семьи, того забирают и дисквалифицируют, этого нового сажают и он везёт дальше. Если этого не происходит, то всех пассажиров (а это наверняка с кем-нибудь да случалось) высаживают и сажают на следующий поезд. Либо по частям, да? Конечно же, никто не объясняет, что там, дескать, нажрался наш водила, так никто не говорит. Просто - "технические причины".

Немоляев: Не объявляют же по вокзалу: "В связи с тем, что машинист в нетрезвом состоянии управлял поездом, произошла замена"... Ты знаешь, Александр, я уверен - сейчас возникнет совершенно резонный вопрос. Если каждый пассажир поезда не имеет права проносить с собой в вагон какую-либо еду или напитки - то каковы же будут гигантские очереди? Я уже ответил на этот вопрос - они же будут гигантские в вагон-ресторан. Поэтому с октября месяца вагонов-ресторанов в каждом поезде будет шесть.

Лаэртский: Вот именно. Я слышал это же число. При этом не будет предоставляться такой вид услуг, как разнос еды по купе - то есть все должны будут топать в вагон-ресторан. Почему - потому что если из шести вагонов-ресторанов будут бегать туда-сюда девочки с подносами, то между ними возникнет конкуренция. А вагоны-рестораны - это будет единая поездная сеть. Мы не можем себе позволить никакой конкуренции.

Немоляев: Цены на билеты не будут повышаться так, как они должны были по всем признакам давно уже повыситься ещё до дефолта - столько же и стоили билеты...

Лаэртский: Да!

Немоляев: За счёт чего, почему это происходит? Потому что будут работать вагоны-рестораны, определённая отдача достаточно большая будет от этой коммерческой структуры.

Лаэртский: Ещё хотелось сказать о большом плюсе такого размножения - сейчас мы имеем один вагон-ресторан, где предлагается довольно скудное меню, по мнению, например, нас, олигархов унд банкиров... А там будет, например, вагон-ресторан для...

Немоляев: ... вегетарианцев...

Лаэртский: ... вегетарианцев, диетический вагон-ресторан, вагон-ресторан даже для кормящих матерей, где они могут прийти, сцедить... Если, например, она везёт ребёнка, у неё молоко пропало - то другая мать кормящая там же даст пососать.

Немоляев: Проблема необычная...

Лаэртский: Да-а-а-а-а!!!

Немоляев: ... неоднозначная. Мне кажется, Александр, стоит послушать мнение наших радиослушателей, потому что...

Лаэртский: Щас, ты знаешь, что-то не хочется... Давай сейчас прервёмся на пять минут...

Немоляев: С удовольствием!

Лаэртский: ... потому что надо пойти выгрузить.

Молодой красивый Птиц
Снёс корзиночку яиц...

[Композиция]
 

 1   2   3   4 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  2000
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017