laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  2000  


"Медицина и культура". Часть 2
 

 1   2   3   4 

Лаэртский: И для тех, кто только что подключился к нашим волнам, напоминаю, что в гостях у программы "Монморанси" сегодня Кирилл Всеволодович Немоляев, и тема нашей сегодняшней беседы - это медицина, культура, заусенцы и другие предметы, которые торчат откуда ни попадя, травмируя взгляды сограждан, идущих рядом, сидящих рядом, лежащих рядом особенно. Мы принимаем телефонные звонки с вашими идеями, но прежде я хочу обратиться к нашему пейджеру. Вот Сергей спрашивает: "Саша, скажите, что вы будете делать с ключами от джипа?" Сергей, я действительно коллекционирую ключи от чего не попадя, и ключи от джипа, подаренные мне Кириллом Всеволодовичем, займут почётное место в моей коллекции ключей. Причем, я коллекционирую не только ключи, которыми открывают двери, а любые ключи. Это могут быть ключи к каким-то кодовым системам, на бумажках записанные, могут быть гаечные ключи, могут быть, кстати, ключи в смысле родника...

Немоляев: Источник...

Лаэртский: Да, тоже коллекционирую. По крайней мере, много фотографий. То есть, всё, что связано со словом "ключи", мне близко и дорого по определённым причинам. Вот, тут нас похвалили: "Уважаемый Кирилл Всеволодович, Александр Алексеевич! Вы действительно гении своего музыкального дела. Это непостижимо, одновременно тискать девчонок и играть на музыкальных инструментах". (Звучит радостный смех Кирилла Всеволодовича)

Немоляев: Ну... Да.

Лаэртский: Вот тут... Сейчас, я зачитаю сообщение. "Александр, я врач, оторолодерматолог. Это новая область медицины, связанная с внутренней мозолью. У нас состоялось открытие. Я не могу вам дозвониться, но всё-таки буду пытаться, тогда всё объясню. Евгений Евгеньевич Шныров". Речь идёт о внутренней мозоли, в своё время проходила информация об этом виде заболевания. В принципе...

Немоляев: Это, скорее, очень личное что-то.

Лаэртский: Это личное, однако всё личное рано или поздно становится сугубо общественным. То есть, выплёскивается наружу.

Немоляев: Ты хочешь сказать, что может произойти некое движение мозоли по организму с последствующим...

Лаэртский: Выбросом, конечно. Так же было с сифилисом, когда в начале девятнадцатого века это было личным, а потом, глядишь, уже весь двор ходит без носа, поэтому здесь тоже любой очаг заболевания, который человек...

Немоляев: Если мы говорим о такой разновидности мозоли, как заусенец, то может ли быть внутренним заусенец?

Лаэртский: Я могу сказать, что бывает внутренняя ошерствлённость. Это мы совершенно чётко знаем, к нам поступали пациенты и, в частности, пациентки, у которых внутри полости рта конкретно росли волосы. Естественно, эпилировать и стричь мы их не могли, по причине боязни повредить слизистую, которая, как ни странно, находилась там. При этом язык больного таким заболеванием напоминал барсука, которого искупали в нефти. То есть...

Немоляев: Ну понятно.

Лаэртский: Да. Это страшное зрелище, я очень...

Немоляев: Взрослого барсука.

Лаэртский: Да! Да, конечно. Они так прилипали к слизистой... Это, конечно, страшное заболевание. Мы учили их с этим жить, и многие из них даже находили применение [этому]. Бывало, видишь зимой: идёт, руки засунул себе в рот, греет их. То есть, какая-никакая польза.

Немоляев: Ведь можно жить по принципу, что в любом, даже самом страшном, можно найти что-то приятное, полезное для себя. В то же время, когда всё казалось бы безоблачным, кто-то может найти и сказать, что всё очень плохо и рано или поздно пойдёт дождь. Поэтому здесь всё относительно.

Лаэртский: Да, да. Вы спросили также насчёт внутреннего заусенца.

Немоляев: Нельзя сказать, что я спросил. Это просто прозвучал вопрос, а такой вопрос мог возникнуть не только у меня, у многих наших радиослушателей, которые просто не решались его высказать публично и открыто.

Лаэртский: Кстати, Кирилл Всеволодович, вот это же тоже очень серьёзная проблема, когда человек чувствует, что у него какое-то заболевание, которое он считает срамным. Он стесняется спросить, что это у кого-то, и хорошо, что находятся люди...

Немоляев: Ты представляешь себе сцену, Александр Алексеевич, когда к тебе подходит человек и говорит: "Понимаешь, дело в том, что у меня есть внутренний заусенец..."

Лаэртский: Мозоль, например, внутри...

Немоляев: Да. Наверное, ты поднимешь такого человека на смех....

Лаэртский: Нет, ну я...

Немоляев: Зависит от того, в каком ты состоянии находишься, безусловно?

Лаэртский: Да, да. И зависит от пола человека, который подошёл. От возраста, от внешности. Но, с другой стороны, будучи тактичным и всё такое... И медик я... Не могу.

Немоляев: Ты хочешь сказать, что у меня тоже такое есть?

Лаэртский: Ну, в принципе, можно...

Немоляев: В какой-то степени уже облeгчит.

Лаэртский: С другой стороны, очень важно, очень важно, чтобы появилась в обществе такая инстанция, которая задавала бы вот эти, так называемые неудобные вопросы, за тех людей, которые не решаются...

Немоляев: Бесплатно.

Лаэртский: Бесплатно, да. И очень важно, чтобы была также инстанция или служба какая-то, которая на эти вопросы бы отвечала. Сегодня пока что мы, как величайшие гуманисты, потому что гуманнее нас вообще никого сейчас. Посмотрите вокруг, все думают только о себе. Смотришь на кого-нибудь теле- или радиоведущего, да? Сплошное самолюбование, никакой заботы о людях нет.

Немоляев: Мне кажется, было бы оптимально, если бы они не знали о существовании друг друга.

Лаэртский: (издаёт смешок) Да... Я думаю, послушаем телефонный... Вот... Сейчас тут интересное сообщение: "Лечение от мозолей через самонастрой очень помогает и благословение свыше, благословенный настрой. С уважением, Ананда Дасс".

Немоляев: Приятно.

Лаэртский: Приятно, во-первых. Во-вторых, действительно каждый из нас медитирует. Вот мы регулярно по двадцать минут. Садимся и медитируем перед эфиром. И после эфира медитируем, иногда зависаем на час, на два даже. Помогает очень... Я думаю, теперь звонок. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: Здравствуйте Александр, здравствуйте, Кирилл.

Лаэртский: Здравствуйте.

Немоляев: Доброй ночи.

Слушатель: Александр, а вы знаете, что в сочинении медицинских слоганов преуспел наш известный поэт Маяковский?

Лаэртский: А.... Я с трудом понял, о чём вы сказали, но на всякий случай говорю: "Да!"

Слушатель: Да! Вот у него такой есть слоган:

Нам eбля нужна, как китайцам рис,
Пусть хуй радиомачтой топорщится.
В обе дырки гляди, не поймай сифилИс,
А то будешь потом ты перед врачами корчиться.

Лаэртский: Угу...

Немоляев: Мне кажется, что музыкальное сопровождение, если сейчас громко вывести...

Лаэртский: Получше тогда будет... Дело в том, что мне, знаете, что мне немножко не понравилось?

Слушатель: Что вам не понравилось?

Лаэртский: Что это всё-таки не ваши слова. Не ваш слоган.

Слушатель: А я вам послал слоган про скарлатину.

Лаэртский: Вот тот - хороший слоган, а здесь у меня было ощущение, что вы поставили себе целью шокировать или эпатировать радиослушателей посредством Маяковского. Это не совсем правильно, мне так кажется, вы задумайтесь о том, что внутри вас делается.

Слушатель: Прошу прощения.

Лаэртский: Забудьте. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, да.

Слушатель: Здравствуйте.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Я работник ретрансляционного спутника...

Лаэртский: Очень хорошо.

Слушатель: Который ретранслирует различные радиостанции, в частности, и "Эхо Москвы".

Лаэртский: Выключите всех, кроме нас. Сейчас вы нам очень поможете.

Немоляев: Отключите нас, пожалуйста.

Лаэртский: Всех вообще нужно... Нет. Нас - нет.

Немоляев: Ну переключать тогда.

Лаэртский: А, да.

Слушатель: И что я могу сказать? Всё у вас вроде как, хорошо, радостно, да? Но я, когда последний раз был в Москве перед текущей командировкой, в которой я сейчас и нахожусь, видел весьма возмутительное зрелище. На стене салона дублёнок "Королева джунглей" - портрет Высоцкого, к которому приретушировали дублёнку из леопарда и надпись: "От жизни никогда не отстаю". Это варварское искажение текста песни поэта, в которой, на самом деле, слова звучат так: "От жизни никогда не устаю". Чем руководствовались эти безродные свиньи, а? Вот вам бы, Александр, понравилось бы, если б на плакате, допустим, медицинского содержания с вашим портретом красовалось бы искажённая строчка из вашей песни?

Лаэртский: Понятно. Тут даже вопрос не в искажении строчки, а в использовании определённой реально культовой фигуры в таких целях. Вы же дали характеристику данным... Данным этим... Коммерсантам.

Немоляев: Мы же не можем сравнить с Винокуром Высоцкого.

Лаэртский: Да, да. Поэтому здесь комментарий, я думаю, излишен. Спасибо. Пришло интересное сообщение, очень хорошее, от Карлоса, слоган. Я с трудом пока представляю, что должно быть нарисовано на плакате. Может быть, вы, Кирилл Всеволодович, после это скажете?

Вася, Федя, Эдик, Лена
Костя, даже Виолетта -
Прошлым летом все узнали,
Что такое спирохета.

Просто замечательный, я считаю, слоган.

Немоляев: Сколько народа уже знает.

Лаэртский: Сейчас мне пришла мысль о видеоряде. Все наши радиослушатели наверняка видели рекламу кофе, где неестественного поведения молодые люди фотографируются. Сперва он там сонный, а потом уже такой. Они прямо милашки, каждый из наших граждан хотел бы именно таких детей.

Немоляев: Выращенных, выращенных. Специально.

Лаэртский: Мне, кажется, что именно люди, которые снимались в этом ролике должны этот ролик тоже как-то озвучивать, и он должен плавно перетекать в другой. У них сперва действие происходит зимой - это кофейная, а потом уже летом происходит... У вас есть какое-то, может, альтернативное?..

Кирилл Всеволодович издаёт звук, напоминающий громкий выдох und высмаркивание соплей

Лаэртский: Понятно. Понятно. Ещё, может, телефонный звонок?

Немоляев: Было бы нелишне.

Лаэртский: Может быть у вас какой-то слоган, Кирилл Всеволодович?

Немоляев: Пока нет. Дело в том, что...

Лаэртский: Я понимаю. Всё-таки ответственность большая и так с налёта....

Немоляев: С кондачка... Поэтому я думаю, что будет более приятным на данном временном отрезке послушать наших дорогих радиослушателей.

Лаэртский: Можно, я прежде расскажу, откуда всё-таки... Такая небольшая историческая справка, откуда всё-таки пошло это выражение "с кондачка"?

Немоляев: Было бы неплохо.

Лаэртский: Арсений Кондачок, это в сороковых годах был...

Немоляев: Арсений Валерьевич...

Лаэртский: Валерьевич. Но тогда он был ещё достаточно молодым, и в то время в своём поселке, известным под именем Апрелевка, там крупнейшая фирма по изготовлению грампластинок, Арсений был самым толстым человеком. Его размер был какой-то нереальный, и все так его и узнавали и называли даже не Арсений, а просто: "Кондачок идет". Местная детвора забавлялась тем, что прыгала с него в лужи, в речки... Вообще, куда ни попадя. Он их поднимал, и это называлось: "Прыгнем с Кондачка".

Немоляев: Я хотел бы добавить и, прошу прощения, перебить. Ведь настоящая его фамилия была Кондач. Кондачок - это было как бы уменьшительно-ласкательное, потому что надо сказать, что он позволял достаточно многое, с себя прыгать, и не только. Соответственно, он был человеком очень добрым.

Лаэртский: Конечно. Все толстые люди в какой-то степени добрые.

Немоляев: Поэтому Кондачок - это все-таки уменьшительно-ласкательное, и здесь надо говорить... Потом, "с Кондача" ведь не очень звучит.

Лаэртский: Ну как-то странно. Поэтому так, типа, с Кондачка пошло. А поскольку он живой был, то прыгать с него было безопасно, в том смысле, что куда ни прыгни, он успевал скорректировать твой прыжок в мягкую область. Вот ещё пришел замечательный слоган от Владислава, тоже позволю его себе зачитать:

Знает Ленин и Тенгиз,
Свиноматка и киргиз.
Гинеколог и Тарас,
Что такое ишиас.

Немоляев: Интересный набор личностей, осведомлённых об этом предмете.

Лаэртский: Да. Согласитесь, по крайней мере, стремление у населения после прочтения данного рекламного ролика к изучению...

Немоляев: Особенно рифма Тенгиз - киргиз.

Лаэртский: Да. Да, да. Также ещё вопрос от Васи: "Саша, получил ли ты три моих акварельки?" Да, Василий, я их получил, но мне единственное, я скажу честно, немножечко не понравилось то, что они чересчур политизированы. Очевидно, что ты слишком много смотришь диапроектор и все эти странные создания со смешными фамилиями, там Чубайс или кто-то ещё, все герои твоих картин плотно сидят в твоём подсознании. Это очень плохо, это может привести тебя в политику, а это значит, что ты очутишься, попросту говоря, на детском горшке.

Немоляев: Мы отвлеклись от заусенцев.

Лаэртский: Да, безусловно. Вот интересное ещё сообщение: "Уважаемый Кирилл, я... - ну это не я, а тут на пейджер, да...

Немоляев: Но Кирилл - я.

Лаэртский: Да! "...я художник с шестилетним стажем. Хочу расписать ваш автомобиль в стиле модерн лозунгами, за определённую плату" - и дальше даны координаты. "Если у тебя будет интерес, то..."

Немоляев: Слоганами какими-то?

Лаэртский: Да, да, да.

Немоляев: Это интересно. У меня автомобиль чёрный, так что...

Лаэртский: Чёрный, то есть, получится лубок.

Немоляев: Своеобразный.

Лаэртский: Ну что, телефонный ещё звонок? Я напомню сейчас номер эфира.

Тётька: Телефон прямого эфира: 203, 19, 22.

Лаэртский: Вернее даже не лубок, а вот эта.... Ну шкатулки эти, как они?

Немоляев: Малахит.

Лаэртский: Нет. Это...

Немоляев: Палех?

Лаэртский: О! Да! Совершенно верно. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания.

Слушатель: Здравствуйте, Александр и Кирилл.

Лаэртский: Здравствуйте.

Немоляев: Доброй ночи.

Слушатель: Сергей Александрович Нянечка звонит.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Я тоже придумал четверостишие. Можно прочитать?

Лаэртский: Конечно.

Слушатель:

И монтажник, и сантехник,
Пекарь, дворник и электрик,
Машинист и плотник Жора,
Знают, что такое пяточная шпора.

Немоляев: (смеётся вместе с Александром) Прекрасно. Представляете, я думаю, что...

Лаэртский: Извините, это не смех, это просто такие...

Немоляев: Эмоциональные выплески. Надо призы, мне кажется, учреждать.

Лаэртский: Спасибо.

Слушатель: Мне очень приятно.

Лаэртский: Очень замечательно, замечательно. Кстати, это же...

Немоляев: А что это?

Лаэртский: Кирилл Всеволодович, это гигазаусенец попросту. Это то, во что перерастает неухоженный, запущенный заусенизм.

Немоляев: Да. Да-да-да. Мы так исподволь, незаметно, подошли к главной теме нашего сегодняшнего разговора, разговора медицинского, интересного, требующего не одного часа обсуждения. И как раз этот вот гигантский мозолистый заусенец, который...

Лаэртский: Пяточная шпора.

Немоляев: Да.

Лаэртский: Вроде бы, с одной стороны, это атрибутика гусарства: "У моего милого шпора на пятке", - говорит Лиза своей подружке Элеоноре. С другой стороны, это же петух какой-то. Нет слов.

Немоляев: Считается, что шпора - это отложение солей.

Лаэртский: В пятке?

Немоляев: Да. Отложение солей. Но это сомнительно, визуально сложно себе представить.

Лаэртский: Насколько я знаю, соли откладываются под ногтями, на зубах и костях.

Немоляев: Да.

Лаэртский: С другой стороны, вполне возможно, если данный индивидуум не любит гигиенические процедуры, то вполне возможно, что они откладываются и на ступнях и при стремительной походке происходит обтекание, и они назад как-то концентрируются. (На этих словах в студии раздается писк то ли пейджера, то ли сигнализации) Машину угоняют! Ай!

Звучит пьеса "В мире животных", которую исполняет Кирилл Всеволодович

Немоляев: "В мире животных".

Лаэртский: Да, бессомненно. Но я бы не стал обсуждать это прямо так, в открытую, хотя тема интересная. Вот такое пришло сообщение. Надежда Сергеевна очень просила вас: "Скажите четверостишие и лозунги для росписи блинов вкруговую, - пишет Михаил Михайлович".

Немоляев: Если так каждый из нас будет рассказывать такие вещи, то...

Лаэртский: Это же семейная традиция, Михал Михалыч. В каждой семье росписи блинов свои. Я знаю, что, например, у моих соседей принято не расписывать блины какими-либо...

Немоляев: А поднимать блины, потому что в семье, допустим, Юрия Варданяна или Захаревича или штангиста Жаботинского принято поднимать.

Лаэртский: Или Бубкина прыгуна. Их поднимают, блины. Мало того, я знаю, что в семье эстонского правозащитника Каламяки Йо принято кидаться блинами. Это обычай, который они переняли у нас, у русских, обычай перебрасываться выпечкой. Но наши-то перебрасываются сухой выпечкой, а блины всё-таки жирные и тонкие. А так лучше, конечно, расписать блины по кругу портретами своих родственников, любимых домашних животных, растений. Тут уже, как говорится, на вкус и цвет товарища нет.

Немоляев: Кому-то просто могут не нравиться блины.

Лаэртский: Да, безусловно, безусловно. Сейчас ещё пришли несколько слоганов медицинских. Очень, на мой взгляд, короткое, но яркое предостережение:

Знает Вася и Марина,
То, что в мире есть ангина,

Немоляев: Достаточно безобидно.

Лаэртский: И вот вопрос от Захара. "Можно ли использовать срезанные мозоли и заусенцы в кулинарии и вообще везде?"

Немоляев: Да, конечно.

Лаэртский: Везде можно. Что касается кулинарии, то это, конечно, сильно на любителя, но мне тут подсказывают, что многие женщины срезанные мозоли и заусенцы используют как присыпку для лица.

Немоляев: Ну, как маски своеобразные.

Лаэртский: Да. Налепляют на крем, а сверху эти самые предметы. Объясним, почему. Дело в том, что мозоли и заусенцы вырастают на людях, которые не следят за своим здоровьем. На людях, которые целиком отданы какой-то работе, на людях с позитивной энергетикой.

Немоляев: Да. Поэтому можно сказать, что это творческие люди.

Лаэртский: Да, да, да. Поэтому срезанный с них рудимент, как то заусенцы и мозоли, обладают...

Немоляев: Энергетикой...

Лаэртский: Женщины это очень чувствуют и пользуются активно. Если позволите, я зачту ещё слоган?

Немоляев: Да, безусловно.

Лаэртский: Я пока тоже не могу себе представить визуальный характер картины, которая должна расположена быть на Кутузовском проспекте, и какую роль я там смогу играть. Может быть, я буду стоять... Сейчас, я сперва прочту слоган, может, вы уже и придумаете что-то... У меня только появилась мысль насчёт оформления.

Знает Витя и Алина,
Анастас и Катерина.
Дед Валерий и Егор,
Что такое есть запор.

Немоляев: Знаете, здесь тонкий момент. Ведь людей с именем Анастас очень мало, и мы знаем только одного человека, которого зовут Анастас. Вы знаете его?

Лаэртский: Анастас Катышек. Это известный художник-авангардист, лепник. Он лепит и рисует... Безусловно, известная личность.

Немоляев: Есть ещё один Анастас, который скрывается под псевдонимом Стас.

Лаэртский: (после паузы) То есть, Стасик.

Немоляев: Так, наверное, уменьшительно-ласкательно его зовут. Я понимаю, что затронул такую очень...

Лаэртский: Кирилл Всеволодович, давайте так. Стасик - это женщина?

Немоляев: Та-ак...

Лаэртский: Нет! (Смеётся) Нет, вы говорите, как есть.

Немоляев: Я предлагаю сменить тему, я понимаю, я понимаю.

Лаэртский: Ну ладно. Значит, что тут ещё? Ну, это какие-то такие странные послания. Ну, я зачитаю его, но всё-таки оно не касается медицины.

Знает Нюра Иванова,
Знает Маша Пирогова.
Знает Вика Цыганова,
Что такое Казанова.

Харрис пишет. Харрис, это не...

Немоляев: Во-первых, я не уверен, что знает Вика Цыганова.

Лаэртский: А во-вторых, какое это отношение имеет? Это я просто зачитал как пример небрежного...

Немоляев: Небрежного подхода.

Лаэртский: К нашей сегодняшней теме.

Немоляев: А может, начинать не с имён перечислений, а с перечисления именно заболеваний? Что такое простатит, знает...

Лаэртский: Тара-та-та... Каждый Ипполит.

Немоляев: Да. Знает каждый Ипполит

Лаэртский: Кстати, новая вещь.

Немоляев: Потому что перечисление бесконечное может длиться очень долго.

Лаэртский: Кирилл Всеволодович, тут есть один маленький нюанс. Слоган должен быть рассчитан всё-таки на восприятие широким слоем населения. И если в первых строках данного письма будет стоять болезнь, это не так. А так - когда человек едет и видит: перечисляются имена. Вдруг там ещё и его имя будет! Если его имени там нет, естественно, он будет думать: "Как так, эти лохи знают, а я чего, в натуре?" Естественно, будет тяга к изучению. Мне кажется, всё-таки правильней с имён начинать.

Немоляев: Возможно, возможно, но если там будет чудовищное количество перечислений и будет очень много имён, то есть шанс, что человек, проезжающий на машине мимо такого стенда, может просто недочитать до самой болезни. Он может запутаться в именах и где-то в середине бросить читать.

Лаэртский: А здесь всё упирается в размер рекламной площади. Дело в том, что мы разработали такие плакаты, чтобы от одной стороны Кутузовского до другой этот плакат читался. К примеру, если вы стоите около нашего здания, вы видите то, что там творится у глобуса на плакате. Если будут мельче буквы - значит, больше информации, он уже будет нечитабельным. Конечно, можно целый дом снять и расписать его именами... Кстати, мы так и планируем сделать в ближайшее время. Все граждане, которые захотят, чтобы их имена участвовали в слогане рекламном, касающемся той или иной болезни, придут, заплатят деньги... Мы во весь дом повесим щит, на котором будет мощнейший этот слоган. Жильцы будут терпеть, конечно, потому что окна у них будут загорожены, но их имена будут бесплатно туда внесены за это. Так что всё предусмотрено.

Немоляев: Я хотел бы всё-таки поговорить о заусенцах. Существует...

Лаэртский: Извините, извините, Кирилл Всеволодович. Просто сообщение.

Что такое облысение,
Знает даже твоя Ксения.

Немоляев: Как раз пример того, как сразу можно начать уже с проблемы.

Лаэртский: Очень, очень хороший. Вот здесь вот очень удачный слоган, на мой взгляд.

Немоляев: Другое дело, что здесь употреблено слово "даже" Получается, что это перечисление имён как бы подразумевается и остается только разве что Ксения, но и она знает.

Лаэртский: А это уже вообще срам.

Немоляев: Совершенно справедливо. Здесь можно не перечислять и не брать перечислением, а просто употребить слово "даже".

Лаэртский: Сильное слово.

Немоляев: Да. Оно одно самодостаточно, да?

Лаэртский: Конечно. Я даже подумал о том, Кирилл Всеволодович, что нам поставить один плакат здесь на Кутузовском просто с большой надписью "даже" и троеточием.

Немоляев: Можно. Можно и начать с точек, потом "даже" и ещё точка.

Лаэртский: Да, да. Вы знаете, хорошая идея, я запишу её. Сейчас я предлагаю опять же обратиться к телефонным звонкам, вдруг у кого-то снова возникли идеи.

Немоляев: Было бы нелишне.

Лаэртский: Доброй ночи, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушательница: Добрый вечер.

Лаэртский: Здравствуйте.

Немоляев: О, прекрасно, прекрасно.

Слушательница: Здравствуйте, Александр,

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушательница: Вас очень плохо слышно, к сожалению. Я не могу вас порадовать слоганом медицинским, что-то ничего не лезет в голову в столь поздний час. Я так поняла, что у вас Кирилл Немоляев рядом, да?

Лаэртский: Кирилл Всеволодович Немоляев.

Слушательница: Кирилл Всеволодович...

Лаэртский: Не рядом, конечно, напротив, потому что рядом со мной я никого не сажаю, потому что карманы мои набиты деньгами и ценностями.

Слушательница: Понятно, это логично. Я ему хотела передать привет от девушек, которые помогали ему в записи альбома. Помнит это Кирилл Всеволодович или нет, это было несколько лет назад...

Немоляев: Так...

Слушательница: Альбом "Бони Нем", там были такие нетленки, как "Афа-на-на" и тому подобное.

Немоляев: Так-так-так-так-так.... Кто же эти женщины?

Слушательница: Девушки эти были на подпевках, там был такой женский хор...

Немоляев: Да, у нас был женский хор, я даже могу всех-всех женщин сейчас перечислить...

Слушательница: Да. Соня, Марина...

Немоляев: Соня, Марина, Катерина и...

Слушательница: Лариса

Немоляев: И Лариса Крутова.

Слушательница: Да, да. Вам от них большой привет.

Немоляев: Вот как интересно.

Слушательница: Правда, они сейчас не в стране находятся, по-моему, кроме Марины.

Немоляев: Все уже не в стране находятся?

Слушательница: Да.

Немоляев: Интересное сообщение. А как вот насчёт... Как вас зовут?

Слушательница: Меня зовут Юля.

Немоляев: Юля. Вот как интересно. Мир тесен... Ну, Юля, что же насчёт ушных внутренних заусенцев?

Слушательница: Насчёт заусенцев? Это больной вопрос.

Немоляев: Вот. Александр Алексеевич...

Лаэртский: Извините, я выходил. О чём речь?

Немоляев: Понятие ушного заусенца и слогана - это больной вопрос. Прекрасно звучит. Допустим, мы читаем плакат: "Ушной заусенец - больной вопрос".

Лаэртский: Это серьёзно.

Немоляев: Это же привлечет внимание стопроцентно.

Лаэртский: А можно сделать наоборот: "Большой вопрос". Точка. "Ушной заусенец" - мельче. Потому что надпись "большой" - она очень цепляет.

Немоляев: Водителей особенно.

Лаэртский: Спасибо. Спасибо, Юля, вам.

Немоляев: Очень приятно, я пользуюсь случаем, хочу также передать привет вышеупомянутым особам, было очень мило работать вместе.

Лаэртский: Знаете ли вы, Кирилл Всеволодович, что очень модно сейчас применять в рекламах всё-таки известных людей?

Немоляев: Да, конечно.

Лаэртский: Нас тоже с вами, как весьма популярных, тоже предложили. Хороший, на мой взгляд, слоган:

Знают Саша и Кирюха,
Что такое золотуха
А также воспаление
Среднего уха.

Сильно.

Немоляев: На "ха" потянуло: Кирю-ха, у-ха, ту-ха.

Лаэртский: Да, серьёзно.

Немоляев: Муха-цокотуха. (Смеются).

Лаэртский: Я предлагаю отвлечься на прослушивание композиции.

Немоляев: Было бы нелишним.

Песня

Лаэртский: Пока звучала композиция, пришло огромное количество слоганов на наш пейджер, и сейчас мы их зачитаем. Как просили, это то, о чём вы говорили, Кирилл Всеволодович, когда вначале идёт перечисление болезней, затем имена. Вернее, одно увесистое имя.

Грипп и острый хондроз, 1
Малярия и цирроз,
Ревматизм, чесотка, вши,
Аллергия и прыщи,
Скарлатина, позитин,
Камни и метеоризм,
Диарея, кашель, ВИЧ -
Этим всем страдал Ильич.

1 Остеохондроз, блин... И Базетизм, а не "позитин". Luxcom-пейджинг... - В.К.

Немоляев: Это немножко с подтекстом...

Лаэртский: С политическим... Что у нас ещё? Тут какое-то было очень хорошее, одно мне понравилось, сейчас...

Немоляев: Мне кажется, что мы сегодня сконцентрировались на мозолях, да?

Лаэртский: И заусенцах.

Немоляев: И заусенцах. Но ведь существует, как существует почти неразрешимая проблема внутреннего заусенца, мы говорили о внутренних мозолях, существует ещё такое отклонение от нормы, как ячмень Да?

Лаэртский: Да, да!

Немоляев: И ведь многие страдают не только ячменём, который возникает в области глаза, на внутренней части, вылезая впоследствии наружу. Но ячмень может возникать в других местах.

Лаэртский: Безусловно. Безусловно, в самых неожиданных и... Причём не один.

Немоляев: Да, да. Ведь существуют так называемые групповые ячмени, которых выскакивает сразу несколько, как бы целой группой, Александр.

Лаэртский: Да. Я просто, извините, зачитываю...

Немоляев: Я не понимаю вас.

Лаэртский: (Смеётся) Я отвлёкся.

Немоляев: Я говорю, что...

Лаэртский: Нет, ну вы как-то так переводите со слоганов... К этой теме мы должны подойти серьёзно, её нельзя обсуждать всуе, тему ячменизма. (Молчание) Давайте сейчас...

Немоляев: Мне нечего возразить.

Лаэртский: (Смеётся) Давайте ещё...

Немоляев: Особенно насчет группового ячменизма.

Лаэртский: Вот... Сейчас...

Знает Вера и Никандр,
И Лаэртский Александр,
Знает русский и чеченец,
Что такое заусенец.

Лаэртский: Вот такой слоган нам прислали.

Немоляев: "Заусенец" рифмуется с "чеченец"... Достаточно сложная рифма для заусенца.

Лаэртский: Ну, сложная...

Немоляев: С чем можно срифмовать "заусенец"? 2

2 "Извращенец" - самая лучшая рифма, по-моему. - В.К.

Лаэртский: А-а...

Немоляев: Младенец.

Лаэртский: Младенец. Младенец... Куча полениц...

Немоляев: Ну да.

Лаэртский: ЯчмЕнец, бубЕнец...

Немоляев: ЛедЕнeц.

Лаэртский: ЛедЕнец. Да, конечно. (Издал смешок) Извините, Кирилл Всеволодович, тут...

У Кирилла всё болит,
У него энцефалит.

Замечательный слоган.

Немоляев: Радостно.

Лаэртский: А-а...

Знает Александр, и знает Кирилл
Препарат чудесный, волшебный -
Мескалин.

Лаэртский: Это прям зам... (Звучит смех Кирилла Всеволодовича)

Знать должны Кирюха, Маня,
Шурик, Нюрка, Славка, Женька...

Перебили, извините...

Немоляев: (С интонацией стиховного декламатора) Перебили, извините...

Лаэртский: Тра-та-та-та... И всё-таки девчонки наши тоже, прервав стриптиз, тоже проучаствовали в нашем конкурсе медицинских...

Что такое аденома,
Знает Петя, друг Артёма.

Лаэртский: Это чёрненькая придумала. Хорошая... Вот ещё, это уже беленькая придумала...

Немоляев: Не совсем она уж беленькая, ну светлая.

Лаэртский: Ну, крашеная, крашеная... Но она ничего, а?

Немоляев: Ну, ладно, читай.

Что такое гематома,
Знает Толик, Витя, Рома.

Немоляев: Прекрасно. Уже трое.

Лаэртский: А вот которая с короткой стрижкой совсем, вышла которая сейчас, вот чего придумала:

Что такое простатит,
Знает крепенький джигит.

Немоляев: Тема простатита доминирует. Видимо, не все знают, да?

Лаэртский: Ну... Болезнь страшная, да.

Немоляев: Своеобразный внутренний ячмень.

Лаэртский: Так, так... Вот про ячмени пошли сообщения... А, вот такой вопрос от Василия: "Ребята, а вы в детстве книжки читали и вообще, учились ли чему-нибудь?" - интересуется Василий. Василий, безусловно. Я понимаю, что вас удивляет наша высокая эрудированность и в связи с этим мы не будем, конечно же, перечислять все те многочисленные образования, дипломы о которых сложены у нас, куплены и повсюду раскиданы. Но вы не должны ни в коем случае комплексовать на эту тему. Всё достижимо, мы тоже... Это был тяжёлый путь до того уровня совершенства, которым мы обладаем сейчас.

Немоляев: И, согласитесь, Александр Алексеевич, мы ещё не остановились.

Лаэртский: Да! Мы всегда в движении. Так, ещё сейчас слоганы...

Немоляев: В движении от эфира к эфиру...

И мозоль и заусенец
Не кусает зубом немец.

Лаэртский: Подпись: "Немоляев". Кстати, я вот о чём хотел сказать. Действительно, очень многие радиослушатели грызут.

Немоляев: Да.

Лаэртский: Пытаясь тем самым как-то избавиться. Не поможет, уважаемый радиослушатель, не поможет.

Немоляев: Нет, нет. Откус или какой-то...

Лаэртский: Ни в коем случае, да.

Немоляев: Попытка вгрызться - это... А вот ты говорил, что пошли ячмени. Это интересно.

Лаэртский: Тут пока ещё в стадии разработки, я пока не считаю это законченной литературной формой. Вот от Лысого замечательное сообщение, правда, тоже с партийным уклоном неким. Может быть, как-то воздействует такая вывеска.

Что такое анурез,
Знал весь съезд КПСС.

Немоляев: Ну...

Лаэртский: В принципе...

Немоляев: Не весь, но кто-то знал, наверное.

Лаэртский: Кто-то, видимо знал.

Немоляев: Телефонные звонки наших?

Лаэртский: Нет... Пойду потискаю...

Немоляев: Хорошо, да, да, да. Тогда музыкальный?..

Лаэртский: Да! Да!

Немоляев: Да.

Опять звучит пьеса "Jamaica", которую исполняет Кирилл Всеволодович, после которой идет дэбильная мелодия, плавно переходящая в новости про всяких там украинских шахтёров, после которых звучит программа "Ну и денёк". Конец второго часа беседы.

Крысуцкий: Как это ни тупо, но позволю предложить свои варианты медицинских слоганов, написанные мною в процессе данного эфира.

Знает Петя и Иван,
Знает Саша и Степан,
Знают Джон и Мануэлла,
Что такое сальмонелла.

Знают Лена и Наташа,
Знают Таня с тётей Машей,
Знают Женя, Петя, Вовка,
Знают, что такое ломка.

Знают Моня и Зиновий,
Знают Витя и Антоний,
Знает даже Вешняков,
Что такое спазм мозгов.

Сопли вязкие, понос
И когда в мозолях нос,
Заусенцы над ушами -
Это образ тёти Мани.


 

 1   2   3   4 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  2000
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017