laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
Черные ремни
laertsky.com  |  монморанси  |  2000  


"Медицина и культура". Часть 1

Дата - 24.01.2000 г.

Александр Алексеевич Лаэртский - Лаэртский, Кирилл Всеволодович Немоляев - Немоляев

Распечатка и комментарии (кроме помеченных В.К.) - Крысуцкий (дивный город Москва, берег реки Яузы, что в Таганском районе).
 

 1   2   3   4 

Лаэртский: И я рад приветствовать сегодня в нашей студии Кирилла Всеволодовича Немоляева. Здравствуй, Кирилл Всеволодович.

Немоляев: Алексей... Прошу прощения, Александр Алексеевич, также имею честь приветствовать вас, а также всех радиослушателей радио "Эхо Москвы".

Лаэртский: Сегодня я пригласил вас не просто так, я знаю, что вы являетесь одним из людей, интересующихся тем, что я делаю сейчас, в данный момент. Потому что очень много народа спрашивают: "Чем ты, Саша, занят? Откуда у тебя, Саша деньги? Ты вроде не ходишь на работу? На радиостанции вроде как тоже не ответственный, откуда же ты берёшь деньги?" Этот вопрос и вы мне задавали неоднократно, и я хочу публично отчитаться. Дело в том, что я сейчас занимаюсь таким бизнесом, как то составление слоганов для наглядной агитации в области медицины. Согласитесь, Кирилл Всеволодович, что по телевидению огромное количество программ с медицинским уклоном, но в чём главная отрицательная их особенность? В том, что ведущие данных программ уделяют очень много внимания своей персоне. То есть, происходит этакий нарциссизм своего рода, который присущ ведущим-аналитикам нашего телевидения. К примеру, Киселёву, потом человеку, который совершенно неожиданно стал выглядеть по сравнению со своими другими коллегами-ведущими телевизионных программ практически интеллектуалом, что говорит о резком снижении общего интеллектуального образа телевидения - это господин Новожёнов.

Немоляев: Ну это уже да.

Лаэртский: Согласитесь, что сейчас пришла та пора...

Немоляев: Ещё есть господин Воеводин.

Лаэртский: Да. Вот эти ребята сейчас выглядят как интеллектуалы в сравнении с остальной братвой своей. Исходя...

Немоляев: Согласитесь, эстетически производит наиблагоприятнейшее впечатление.

Лаэртский: Да, да. И это печалит. Да. И настораживает. Но самое главное, что я понял - что не доходит до основной массы населения эта серьёзная тематика, серьёзная проблематика - медицина. Людям не нужно объяснять научными тэрминами, как им лечиться, не нужно давать каких-то советов. Люди любят, чтобы обучение проходило в игровом жанре, да? Ну как вот первоклашек учат считать, например: "Давайте посчитаем орешки". И дети считают орешки, и таким образом учатся считать. Если мы будем заставлять их считать, например, какие-то скудные предметы, то это вызовет отторжение. Вы согласны?

Немоляев: Да, безусловно. С этим очень сложно спорить.

Лаэртский: Вот это выключите, пожалуйста. Это я не про вас, тут просто вошла женщина и стала жестами показывать, что мы тут что делаем якобы не то, и пришлось попросить ещё присутствующего тут господина выключить. Он это сделал достаточно бойко, оперативно и быстро.

Немоляев: Но со второго раза.

Лаэртский: И я хотел вам привести вам определённые предметы своего Искусства в области проповедования медицинских идей.

Немоляев: В области наглядной агитации?

Лаэртский: Да, да. В ближайшее время мы планируем разместить на центральных проспектах нашего города не только меня во всей красоте моего мускулистого тела, чтобы все видели здоровый образ жизни... Придется, конечно, заретушировать якоря и прочие издержки юности, но так всё останется. И рядом будут написаны слоганы, которые... Это по моему плану, я придумал, чтобы было весело, как в комиксах, знаете? У людей изо рта такие...

Немоляев: Да, облачко такое.

Лаэртский: И там телега. Надписи такого плана:

Знает русский и араб,
Академик и прораб.
Англичане и евреи,
Что такое гонорея.

Немоляев: Прекрасно, прекрасно.

Лаэртский: И заметьте, заметьте, Кирилл Всеволодович, что здесь не происходит раскрытие понятия "гонорея". Но человек, который проезжает на автомобиле, почувствует какую-то срамоту, что, дескать, как же так? И евреи знаю, знают, а я не знаю. И это заставит его пойти в библиотеку наконец-то.

Немоляев: Это прекрасно, это прекрасно. Я смотрю, у вас целый список, Александр Алексеевич. Может быть, какой-либо ещё пример, чтобы нашим радиослушателям было более понятно и они сейчас смогли бы проучаствовать в этой игре и прислать свои версии. Может, что-то ещё...

Лаэртский: Да, да. Кстати, я хочу сказать, уважаемые радиослушатели - если у вас тоже появляются идеи, свежие мысли на тему наглядной агитации по любым вопросам, вы делитесь с нами. Мы, конечно, потом не будем с вами делиться, но вас должно удовлетворить то, что ваши творческие идеи найдут воплощение в практическом смысле. То есть, вы поможете людям страждущим и, как мы, будете все в гуманизме купаться. Да, ещё слоган. Здесь, я думаю, я буду изображен тоже в обнажённом виде, тоже на всех центральных проспектах, но в туристических ботинках. Фирма будет закамуфлирована, либо, наоборот, ярко выделена, в зависимости от количества денег, которые мне уплатят за рекламу. Через плечо у меня будет сачок или какой-нибудь другой мирный предмет, связанный если и с уничтожением, то не более чем насекомых.

Немоляев: Ну тогда это только сачок.

Лаэртский: Да! И такой слоган будет выходить:

Знает Петя и Сергей,
Зинаида и Матвей.
Знает Витя, знает Оля,
Как порой болят мозоли.

Лаэртский: Я вижу, что понравилось, да. Я знал, что это произведёт сильнейшее впечатление, ведь люди, понимаете, Кирилл Всеволодович, люди, очень невнимательно относятся к таким мелким, казалось бы, деталям своей тушки, как то: волосы, растущие из родинок, так называемый одинокий родинковый волос, сокращённо ОРВ.

Немоляев: Есть такой, ОРВ, да, да.

Лаэртский: В случае насильственного выдера оного мы что можем видеть? Вспух и даже порой...

Немоляев: Это может привести к необратимым последствиям.

Лаэртский: Да. И к печальным.

Немоляев: К печальным. У меня у отца знакомый выдернул волосок из носа и...

Лаэртский: Знакомая ситуация.

Немоляев: И всё.

Лаэртский: Ещё очень многие любят из ушей выдёргивать, женщины - из бровей... Это, напомним вам, уважаемые радиослушатели, должны делать только...

Немоляев: Это необратимо ведь.

Лаэртский: Конечно, конечно. И должны делать это только специалисты, вы не пожалеете. Уплатите денег, и мы вам выдерем всё чего не попадя, в любом месте, в котором укажете. Главное, не делайте это сами, потому что потом нужно продезинфицировать, а что значит дезинфикация? Многие думают, что смазал спиртом и йодом и всё, типа, ниш... Всё, типа, хорошо. Ничего подобного! Самая лучшая дезинфискация - это слюна близкого человека. У нас в штате есть специальные люди, откормленные спецпродуктами...

Немоляев: Ну, как доноры.

Лаэртский: Да, да. Которые зализывают все раны. Лизальня, так и называются у нас сейчас на "Эхе Москвы" специальные комнаты. Все раненые туда, у которых выдрали, мы их туда, и там активно зализывают. Это стоит недорого, так что приходите, спрашивайте.

Немоляев: Здесь ещё имеет значение, как выделяется слюна, ведь эти люди должны постоянно выделять слюну. Соответственно, на что может возникать слюна? На какой-то неожиданный экзотический фрукт, который ещё не был попробован в этом году или какое-то деликатесное блюдо. Поэтому здесь с большей активностью и в совершенно ином режиме работает кухня. Существуют повара, которые готовят эти блюда, но готовят их в какой-то степени как муляжи некие, поскольку их всё равно нельзя есть, на эти блюда должна только выделяться слюна.

Лаэртский: Практически, раздражитель внешний.

Немоляев: Да, совершенно справедливо, внешний раздражитель. Получается целый механизм: лучшие повара готовят лучшие блюда, на которые выделяется слюна, которая, соответственно, зализывает раны.

Лаэртский: Мало того, я уже открою секрет, но в этом нет ничего страшного, наоборот, я думаю, это стимулирует наших радиослушателей приходить и лечиться в лизальне. Специальные люди непосредственно перед началом процесса зализывания, люди, которые только-только, мы их, как правило, ловим вот тут на Арбате, поддатеньких, которые идут из дорогих ресторанов. Они специально дышат этим аппетитным запахом, который сохранили их бивни, в лицо донорам. То есть, идёт визуальное раздражение на уровне зрительных рефлексов - вот эти продукты, которые, как вы правильно сказали, приготовили, но не дали съесть, плюс запах этой пищи вкусной, идущий от пойманных.

Немоляев: Важно ещё, сколь плотен и длителен поток страждущих людей, которые хотят, чтоб им зализали раны, потому что если в день всего два или три посетителя, то слюны хватает. Но в наиболее плотные часы приёма, когда поток нескончаем, тогда приходится призывать на помощь внешние раздражители. Я бы хотел ещё, уж коль мы об этом заговорили, поговорить о наглядной агитации, которую я видел сегодня. Александр Алексеевич, я просто возмущён.

Лаэртский: Что такое?

Немоляев: Потому что мы должны с этим бороться...

Лаэртский: Да!

Немоляев: Мы сейчас говорим об очень важных вещах, о наглядной агитации, а сегодня, буквально час назад, проезжая по Варшавскому шоссе, стал свидетелем с правой стороны гигантских размеров транспаранта, где был изображён Владимир Винокур и было написано: "Продукты от Винокура". Я считаю, что, ну...

Лаэртский: Продукты могут быть от фэрмера, крэстьянина, но вряд ли они могут быть от трубача и от музыканта духовой секции...

Немоляев: Во-первых, что такое или кто такой Винокур? Ведь Винокур - это человек-пародист, но одновременно это фамилия, которая состоит из двух совершенно составляющих, которые не могут стать составляющими человека, ведущего здоровый образ жизни. То есть, вино и курение, правильно? Вино-кур.

Лаэртский: Да, с этим сложно не согласиться.

Немоляев: И как же мы можем тогда есть продукты от Винокура, вы понимаете меня, Александр? Это получается вообще...

Лаэртский: С филологической точки зрения я согласен, но меня тут больше удивляет, конечно, экономическая часть проблемы, потому что я не уверен, что сам великий гитарист, например, ездит и закупает туши или яйца где-то и следит за их...

Немоляев: Есть сомнение, потому что во время выступлений на эстраде он не может следить за закупкой тех или иных продуктов. Соответственно, это делают другие люди.

Лаэртский: Согласен.

Немоляев: Получается, что продукты уже не от него, а от каких-то других людей. А кто они?

Лаэртский: Совершенно непонятно, моют ли они руки перед едой и после, мы этого не знаем.

Немоляев: Ведь мы знаем, что Винокур имеет фамилию Винокур не потому, что он так захотел, а потому, что...

Лаэртский: Сложилось.

Немоляев: Сложилась судьба. Заметьте, Александр Алексеевич, так сложилась судьба, и поэтому то, что эти составляющие, вино и бесконечное курение, в этом ведь Винокур не виноват.

Лаэртский: Да. Тут, кстати, пришло на пейджер сообщение. Я говорил вам, Кирилл Всеволодович, в самом начале беседы... Сейчас, зачту его. "Александр, в своём письме к вам я затронул очень важную тему о здоровье женщины. Почему вы не откликнулись на него, неужели вы не считаете эту проблему актуальной" - пишет Лариса Степановна Гершман. Лариса Степановна, я буквально перед началом эфира рассказывал Кириллу Всеволодовичу о том, что я положил ваше письмо на видное место, но просто...

Немоляев: Не положил на ваше письмо, а положил ваше письмо на видное место.

Лаэртский: Да, письмо. А получилось просто, выбегая из дома, дело в том, что я сейчас скрываюсь ото всех, тёмной тенью так проскочил и забыл его дома. На самом деле, письмо интереснейшее, я обещаю вам, что в следующем эфире мы его зачитаем. Письмо действительно актуальное, но сейчас... Это моя ошибка, моя вина, извините. Ну я хотел бы вернуться к теме мозолей. Дело в том, что мы обсудили родинки...

Немоляев: Немножко ушли, ушли от мозолей к Винокуру, а сейчас надо вернуться обратно.

Лаэртский: А тем не менее мозоль, к сожалению, в современном обществе, обычная мозоль, не считается изъяном, люди её не стыдятся. Если, например, у хорошенькой девушки на пятке мозоль - это ни в коей мере не считается чем-то из ряда вон выходящим.

Немоляев: Александр, ведь дело в том, что мозоль может быть временной, а может быть постоянной.

Лаэртский: Вот! Вот это и важно. Главное - найти эту грань, когда из временной мозоль становится постоянной. Именно на это я и направляю агитацию свою.

Немоляев: Заметьте, когда мозоль становится постоянной, она перестаёт приносить те мучения.

Лаэртский: Конечно, конечно. Мало того, люди начинают ходить по углям и вообще где ни попадя ходить. Кстати, я ещё хочу сказать, что покрытие мозолью большей части тела в конце концов приводит практически к негибкости, то есть мы...

Немоляев: К некой заскорузлости.

Лаэртский: Да. К нам приходил человек, у которого девяносто процентов тела представляло из себя мозоль...

Немоляев: А десять оставшихся?

Лаэртский: Глаза. Прекрасные женские глаза.

Немоляев: Ведь многие путают мозоли и заусенцы.

Лаэртский: Заусенцы - это вообще страшная вещь.

Немоляев: Заусенцы - это одна из сложнейших, сложнейших проблем. Если мы сейчас говорим о мозолях, то появление мозолей возможно объяснить теми или иными побочными факторами, как то: узкая обувь или какое-то бесконечное трение того или иного участка тела о другой участок тела или...

Лаэртский: Или туризм.

Немоляев: Да, например. То появление заусенцев - оно совершенно не поддаётся каким-либо обычным объяснениям. Мне кажется, что нужно спросить у наших слушателей, какова природа заусенца и как бороться с заусенцем и заусенцами.

Лаэртский: И вообще, ваши идеи на тему наглядной агитации и касающиеся именно медицинских вопросов. Сейчас я напомню телефон.

Тётька: Телефон прямого эфира: 203, 19, 22.

Лаэртский: Доброй ночи, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушательница: Добрый вечер.

Лаэртский: Здравствуйте, здравствуйте.

Слушательница: Затронули тему, которая меня не касается. Ваши заусенцы - тем более.

Лаэртский: Вот вы счастливый человек.

Слушательница: Я бы хотела, чтоб вы мне пожелали хорошей охоты, я сейчас выхожу...

Лаэртский: А-а-а.

Слушательница: Буду искать тех, у кого мозоли. Но, если не найду, то это хорошо будет. Беру плеер...

Немоляев: Зря.

Слушательница: Нет, беру плеер, чтобы слушать Лаэртского и, прямо я думаю, фарт пойдёт...

Лаэртский: Спасибо

Слушательница: Да-а-а. Пожелайте мне счастливой охоты...

Лаэртский: Счастливой вам, конечно же, охоты и не садитесь в автомобиль, где больше двух человек.

Слушательница: А, да-да-да-да, это я уже... Да вы что, это у меня намётано всё уже.

Лаэртский: Хорошо.

Слушательница: Всё, пока.

Лаэртский: Удачи. Есть люди определённые, которые незнакомы с этими проблемами.

Немоляев: Ведь здесь всё-таки мы выслушали женщину.

Лаэртский: Да. Да!

Немоляев: Было бы нелепо, если б она начала свой разговор с нами, с красавцами...

Лаэртский: С мозолей.

Немоляев: С мозолей и заусенцев. Поэтому сложно сказать, может быть, количество заусенцев и мозолей как раз доминирует на этой прекрасной особе, но, может быть, и нет.

Лаэртский: Давайте послушаем, Кирилл Всеволодович, следующий звонок.

Немоляев: С удовольствием, Александр Алексеевич.

Лаэртский: Доброй ночи, вы в прямом эфире и мы полны к вам внимания.

Слушатель: Здравствуйте.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Сразу ближе к делу я начну.

Лаэртский: Давайте, конечно.

Слушатель: Относительно мозолей маленько попозже, а сейчас зачитаю маленькую идейку относительно рекламы насчёт сбережения нервных клеток нервного населения.

Лаэртский: Давайте.

Слушатель: Представляете, такой большой щит, на нём изображено некое существо с изнемождёнными глазами...

Лаэртский: Подождите. Извините, что я вас перебиваю, давайте только не будем называть вещи как-то непонятно. Давайте их будем называть своими именами. Изображён я, богатырский, с весёлыми глазами, да.

Слушатель: Вы очень толково, Александр, перевели мои слова, то есть, это было в контексте...

Лаэртский: Я вообще смышлёный!

Слушатель: Вы, конечно, сказали для тех, кто это не понимает.

Лаэртский: Да!

Слушатель: А теперь, значит, слоган:

Когда приходит грусть и тоска,
Когда плохое настроение у меня,
Ухожу из дома с железной палкой,
Потому что родных домочадцев мне жалко.

Хожу по незнакомым подворотням
В поисках бездомных людей и зверей.
И, опустив глаза, их избиваю,
Таким образом сам себя развлекаю. (Кр-рутой стих!)

Лаэртский: Замечательные стихи.

Слушатель: А теперь относительно мозолей. Тоже ваше громадное изображение...

Лаэртский: Да!

Слушатель: Причём со спины и чуть пониже поясницы.

Лаэртский: Ну там, кстати, зато не нужно будет выводить и ретушировать всякие...

Слушатель: Не, не. Ну зачем, не надо ни в коем случае.

Лаэртский: Да. Да.

Слушатель: А стиль - такой совдеповский плакат, как бы "Рабочий у станка".

Лаэртский: Понятно.

Слушатель: И слоган.

Знает труженик любой,
Что такое геморрой.

Лаэртский: Замечательно.

Немоляев: Прекрасно.

Лаэртский: Вот это замечательно.

Слушатель: И вот ещё.

Лаэртский: Да. Да.

Немоляев: Я прошу прощения, ведь геморрой - это профессиональная болезнь таксистов, тут можно было бы...

Лаэртский: Водителя.

Слушатель: Любого труженика, любого труженика.

Лаэртский: Да, да. Согласен, да.

Слушатель: Или вот ещё. Тут тоже крупным планом, но не со спины, а спереди и пониже пупка такие трусики и там изображён...

Лаэртский: Трусики - это бикини называются.

Слушатель: Нет, не бикини. Вы ошиблись.

Лаэртский: А, семейный трусняк?

Слушатель: Нет.

Лаэртский: (Думает)

Слушатель: Там слоник такой изображён с ушками...

Лаэртский: (Издаёт смешок) Да.

Слушатель: И текст:

Знает Фёдор и Матвей,
Константин и Ипполит.
Знает каждый дуралей,
Что такое простатит.

Лаэртский: Замечательный какой! Вы знаете, спасибо.

Слушатель: Пожалуйста.

Немоляев: И с той стороны и с другой зашёл.

Лаэртский: И с той и с другой стороны и затронул сразу огромное количество проблем. Первая проблема - это проблема...

Немоляев: В принципе, это очень близко.

Лаэртский: Но, с другой стороны, текст я...

Немоляев: Это, в принципе, сообщающиеся, даже не то что сообщающиеся сосуды, это какие-то параллели такие, если экономически рассматривать организм. Можно пойти лучше вверх или вниз, потому что эта точка, мне кажется, уже достаточно сейчас...

Лаэртский: То есть, нельзя вращать объект изучаемый вокруг оси, но на одном уровне изучая срез. Либо нужно дальше по спирали, подобно как мы сегодня морковку, потом эпилировали её, либо можно её положить и начать изучение оттуда.

Немоляев: Сейчас у нас получается некий центр, уже достаточно изученный.

Лаэртский: Я могу, кстати, ещё прочесть одно своё произведение, слоган, немножко спустившись ниже упомянутых нашим радиослушателем органов. Ситуация следующая. Картинка, я во всей своей красе на паруснике в коротких шортах и на переднем плане мои колени. Естественно, все звёзды ретушированы, чтобы не было видно следов молодости, и такой слоган:

Знает Галя и Антон,
Знает Гмыря и Гордон.
Знает Саша и Елена,
Как болит мениск в колене.

Немоляев: Это спортивно-балетное.

Лаэртский: Я потому про яхту и сказал, что на яхте и в шарцах. Это как предостережение, что, дескать, спортсмены - вы берегите мениск. Ну я предлагаю опять обратиться к звонкам наших радиослушателей.

Немоляев: Было бы нелишне.

Лаэртский: Здравствуйте, (вместо звонка звучал какой-то гудок) о-о... Здравствуйте, (вместо звонка звучал какой-то гудок) о-о... Тогда не будем обращаться, у нас что-то тут все дико за... А, вот опять. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые, Олег это.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Знаете...

Лаэртский: Нет.

Слушатель: Была реклама. Я недавно проезжал в троллейбусе возле Смоленской площади и смотрел в окно и вижу там рекламный плакат. И на нём нарисован такой волосатый чеченец и надпись "Президент". Вот это вот к чему, я не понял? Может быть, вы мне истолкуете это. И там ещё какое-то слово мелким шрифтом было написано, наверное, тут всё кроется.

Лаэртский: Спасибо. Я сегодня, кстати, наблюдал аналогичный плакат: нарисован человек, такой европейской внешности с круглым лицом и написана какая-то смешная фамилия, типа там Тимошенко.

Немоляев: Титов, по-моему. Титов...

Лаэртский: Голос России...

Немоляев: Голос России. Титова я видел.

Лаэртский: Я подумал о том, что у Титова может быть голос максимум Титова, но не более того.

Немоляев: Здесь - смотря сколько стоит.

Лаэртский: А! Понятно, Кирилл Всеволодович. Ещё тогда телефонный звонок, да?

Немоляев: Да, я думаю, что стоит.

Лаэртский: Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания.

Слушатель: Здравствуйте, вам звонит Сергей Александрович, Севастополь.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Я никаких стихов не придумал.

Немоляев: Угу, прекрасно.

Слушатель: Да. Хотел бы спросить Александра.

Лаэртский: Да.

Слушатель: Какие типы мозолей находятся на твоей тушке?

Лаэртский: Спасибо, спасибо. Я могу сказать честно, что до недавнего времени, до открытия нашего медицинского центра, я, конечно же, страдал данными рудиментарными наростами на кожице, но в данный момент, воспользовавшись служебным положением, полностью избавился от этого и кожица на моей тушке нежно-розового цвета. Ровно, кстати, в четыре утра мы с Кириллом обнажимся, с Кириллом Всеволодовичем, и встанем в окно. Вы можете подойти снизу и разглядывать нас в специальную трубу, которую снесёт наш человек, за деньги чтоб вы могли наблюдать нас во всей красе и видеть, что на нас нет ни мозолей, ни рубцов...

Немоляев: Мы будем медленно вращаться.

Лаэртский: Да! Да, да. Сейчас я предлагаю немножко прерваться.

Немоляев: Музыкальный некий?

Лаэртский: Пауза.

Звучит пьеса "Strangers in the night", которую исполняет Кирилл Всеволодович

Тётька: 913-29-29, абонент "Монморанси".

Лаэртский: Замечательно прозвучала композиция, хочу сказать, что Кирилл Всеволодович исполнял её прямо вживую, в прямом эфире. Все, кто тут остался, задержались, чтобы посмотреть на нас. Дело в том, что в последнее время, Кирилл Всеволодович, эта тенденция распространяется. Сотрудники, которые работают днём, остаются после, чтобы увидеть нас, посмотреть, как мы работаем легко, непринуждённо, на девок наших посмотреть.

Немоляев: Вы правы, Александр. Но согласитесь, что никто из нас не остаётся утром, чтобы посмотреть на приходящих сотрудников.

Лаэртский: Мало того, мы даже уходим чуть-чуть раньше, чтобы не столкнуться с ними в лифте, потому что та оргтехника и деньги, и личные вещи, которые мы выносим, может кому-то из них что-то напомнить. Ну, сейчас почитаем сообщения, которые пришли на наш пейджер.

Немоляев: Меня волнует проблема заусенцев, которая пока не находит отклика.

Лаэртский: Да, может быть, сейчас кто-нибудь и позвонит. Ты знаешь... Извините, Кирилл Всеволодович...

Немоляев: Я попросил бы, Александр Алексеевич....

Лаэртский: Пришёл замечательный, замечательный слоган на наш пейджер:

Знает Лёха и Андрей,
Знает Женя и Сергей.
Знает Вася и Полина,
Что такое скарлатина.

Просто замечательно.

Немоляев: Особенно Полина.

Лаэртский: Да, да. Я даже не подозревал, насколько наши граждане сознательны и насколько стремление помочь ближнему всё-таки глубоко в крови русского народа. Сейчас, может, телефонный звонок? Сейчас я посмотрю, что тут ещё... (В процессе чтения пейджера Александр издаёт носовые звуки, внешне напоминающие угуканье und урчание жрущего кота. Вскоре к Александру присоединяется и Кирилл Всеволодович) Тут про типы и виды заусенцев интересуются.

Немоляев: Я бы хотел выслушать, потому что это же...

Лаэртский: Может, кто-то поделится своим печальным опытом.

Немоляев: Дело в том, мы знаем все, что можем зайти к ухо-горло-носу, да?

Лаэртский: Да. Можем выйти от ухо-горло-носа.

Немоляев: Даже не заходя, лучше сразу выйти.

Лаэртский: Тоже да, а можно и вообще обойти его.

Немоляев: Мы можем зайти к зубному врачу, к ортопеду...

Лаэртский: Можем выйти от зубного врача, а можем, кстати, не заходить туда.

Немоляев: Можем сразу зайти к проктологу и остаться там. Но проблема заусенцев, в каком плане она волнует меня? Дело в том, что если возникает большое количество заусенцев, то... Даже если возникает один заусенец, потом второй, третий и так далее, то поход к врачу затруднён. Во-первых, заусенцы на ногах мешают ходить, а, во-вторых, непонятно, к кому нужно идти.

Лаэртский: Я даже помню, что в давние годы, когда ещё не было квалифицированных заусенщиков-специалистов, но и сейчас их нет, это я просто сказал про давние годы, сейчас тоже такие не появились. И люди бегали ко всем, как вы сказали выше, стучались, обнажались, говорили: "Я весь в заусенцах", но не находили отклика. Кстати, небольшая историческая справка. Заусенец открыл рижский учёный Харолд Заусенец, именно его именем и назван этот рудиментарны когтевой отросток на теле человека. Это произошло в 1903 году. Сейчас я предлагаю телефонный звонок...

Немоляев: Александр Алексеевич, вы говорили, что какой-то из наших радиослушателей откликнулся на заусенцы и что-то такое... Или уже всё?

Лаэртский: Что? (Раздается смех Кирилла Всеволодовича, к которому присоединяется Александр) Я отвлёкся, я просто загляделся на нашу девчонку-стриптизёршу, просто я... Не все, наверное знают, что в последнее время ночью перед нами выступает стрип-шоу и тут вот я.... Нравится вам, кстати?

Немоляев: Ну, вот та.

Лаэртский: Ну, она всем нравится, восточная женщина всё-таки.

Немоляев: Нужно распределить их выступления в момент музыкальной паузы.

Лаэртский: Да, но сейчас сообщение пришло от Натальи Николаевны, слоган такой: "Думаю о твоём". Замечательный слоган. Также тебя тут обозвали нехорошим человеком.

Немоляев: Ну, это правильно.

Лаэртский: Да. Я могу зачитать причину, хочешь?

Немоляев: Ну-ка?

Лаэртский: Сейчас. "Немоляев, только нехороший человек мог забыть про Шляпникову". Видимо, забыл ты про некоторую Шляпникову.

Немоляев: Да, я за... Нет, я про неё помню.

Лаэртский: Но просто не подаёте вида, чтобы не грузить женщину.

Немоляев: Я про неё помню очень много.

Лаэртский: (Издал тихий смешок) Я напоминаю вам, уважаемые, что вы можете присылать ваши медицинского плана слоганы на наш пейджер, также в эфире. Я предлагаю послушать быстренько телефонный звонок.

Немоляев: Да, это было бы нелишне.

Лаэртский: Да. Здравствуйте, вы в прямом эфире и наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: (пьяным голосом) Алло!

Лаэртский: Да-да-да. Вы знаете, вы как-то волнуетесь, я боюсь, что вдруг...

Слушатель: Да не, я не волнуюсь!

Лаэртский: Нет, чётко волнуетесь, вдруг с вами чего-то случится, а нам отвечать потом. Может быть, вы... Подождите, подождите. Вдохните поглубже.

Слушатель: (издаёт вдыхательный звук)

Лаэртский: Нет, чётко человек. Вы извините, я не могу в таком состоянии человека выводить в эфир. Случись что, а нам потом отвечать, я уже и так на адвокатов истратил... (Вздыхает) Половину компьютеров "Эха Москвы" пришлось продать, чтоб меня отбить (издаёт гордый смешок). Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к нам беспредельно.

Слушатель: Здравствуйте, Александр.

Лаэртский: Вот видно. Человек...

Немоляев: Другое дело.

Слушатель: Я бы хотел вас поздравить с прошедшим днём рождения.

Лаэртский: Спасибо!

Слушатель: Хотел узнать, как вы его справляли, кто вас поздравлял, какие подарки вы получили? Конкретно от вашего гостя было ли поздравление и подарок? И всё в таком духе.

Лаэртский: Я понял. Спасибо. Наш гость Кирилл Всеволодович подарил мне ключи от "Джипа-Ранглер" чёрного цвета, спасибо, Кирилл Всеволодович, я рад такому подарку. Девчонки принесли замечательный японский синтезатор, который, я так понял они спи... своровали в одном кабаков, где им не заплатили за стрип-шоу. Также мне была подарена ворованная оргтехника, дикое количество сворованных с припаркованных автомобилей модных колёс и газовые пистолеты, отнятые у сутенёров, у которых его отняли вместе с проституткой.

Немоляев: Прекрасный набор!

Лаэртский: Да. Я теперь счастлив. Как я провёл день рождения? Я был на радиостанции, но мало кто понял из наших радиослушателей, я говорил голосом Владимира Ильинского и пытался стилизоваться под него. Я думаю, у меня это получилось очень удачно в прошлый раз, по крайней мере, никто не заподозрил, что меня не было или что я был... Ну, неважно. Сейчас я предлагаю пойти потискать, потискать женские тела, потому что сейчас будет песня, потом новости будут, а мы пойдём тогда.

Немоляев: Да.

Лаэртский: Да.

Звучит пьеса "Jamaica", которую исполняет Кирилл Всеволодович, после которой идут новости про всяких там испанских депутатов. Конец первого часа беседы.
 

 1   2   3   4 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  2000
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017