laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1999  


Беседа с Александром Минаевым. Часть 2
 

 1   2 

Лаэртский: Напоминаю вам, что в гостях у программы "Монморанси" Александр Минаев из... мотологического ансамбля "Тайм-Аут", соответственно.

Минаев: Из ансамбля мотологической музыки "Тайм-Аут".

Лаэртский: Ну, и мотологический ансамбль.

Минаев: Ну, можно, в принципе, и так. Яркий представитель мотологического движения.

Лаэртский: Да вот... Сокращённо...

Минаев: Мотолог!

Лаэртский: Нет...

Минаев: Акакий Назарыч Зирнбирнштейн.

Лаэртский: ЯПМД.

Молчание... Главный Сашка через какое-то время говорит: "М-да. Чё-то он затих!"

Минаев: Ну ладно! Хе-хе.

Лаэртский: Такой вопрос тут, значит: "Пользуясь случаем, что у меня", но не у меня, а у него, кто спрашивает, "одновременно есть радиоприёмник и телефон", редкость, кстати, в наше время...

Минаев: А оно у него в одном корпусе, что ль, находится? Комбинированный такой. Комбайн.

Лаэртский: Спешит спросить, правда ли, что голубоглазые блондинки - ошибка природы, и что все женщины должны быть брюнетками, каштанками или, в крайнем случае - рыжими. Интересуется, чё на эту тему ты думаешь?

Минаев: Ну, лично я... мне всё равно! Лишь бы были, скажем так. А вот какого цвета - это уже зависит, наверное, от настроения.

Лаэртский: Нет, ну вот ты посуди сам, давай внедримся, как говорится, в корни! Уйдём в историю.

Минаев: Ну, в корни можно, конечно! Можно, давай, давай! Уйдём!

Лаэртский: Вот заметь, почему все женщины, скажем так...

Минаев: Весь мир - бардак?

Лаэртский: (похохатывает) Будьте здоровы. Почему они все пытаются краситься именно в блондинок?

Минаев: А я, наверное, тебе отвечу - это, по всей видимости, самая дешёвая краска!

Лаэртский: Это говорит о чём?

Минаев: О том, что экономическое положение в стране у нас не самое лучшее!

Лаэртский: Вот!

Минаев: И нельзя позволить себе купить более дорогую краску, чтоб покрасить себя совершенно в другой цвет, радикально противоположный чёрному.

Лаэртский: Совершенно верно. А...

Минаев: Опять же!..

Лаэртский: Вообще, конечно, хочется сказать, что люди будущего - лысые.

Минаев: А... да!

Лаэртский: Ну, вообще, то есть, не оволошённые вообще ничем.

Минаев: Нет, ну лысый, понимаешь, человек, он чист, он представляет собой такой, можно сказать, бильярдный шар, непорочный, и чистая слоновая кость - ни щёлочки, ни трещинки, ничего нет!

Лаэртский: Ничего нет!

Минаев: Вот, бери и катай!

Лаэртский: Патаму шта... любая шёрстка в наше время...

Минаев: Потому шта-а!

Лаэртский: ...это есть атавизм!

Минаев: Да! Ну, правильно.

Лаэртский: Кстати, у меня был знакомый Игорь Атавизм. Прямо фамилия была у него Игорь Атавизм.

Минаев: Ну, нам только на эту тему и рассуждать.

Лаэртский: Про атавизмы?

Минаев: (хихикнув, говорит) Нет, про то, что лысым надо быть.

Небольшая радость в студиии

Минаев: Да, я... это... хорошо! Хорошо, что не у всех есть радиоприёмнички "Сокол"! Дело... вот, это - понимаю!

Лаэртский: Да!

Минаев: Вот, дело в том, что радиоприёмничек "Сокол" если сейчас у вас бы находился, ну, это я мотологическую доктрину вкратце.

Лаэртский: Валяй.

Минаев: То, если взять радиоприёмник "Сокол" отечественного производства, старый, и заднюю стенку обильно смазать йодом, то вы бы сейчас смогли бы не только слушать, но и смотреть нашу радиопрограмму через диффузоры ваших радиоприёмничков, вот в этом, собственно-то, всё и дело.

Лаэртский: Ну, нужно всматриваться, всматриваться, безусловно.

Минаев: И если бы вы увидели бы щас меня, вы бы поняли, что я кривлю душой, лукавлю, насчёт всего того, что это лысое должно быть... что это такое? Чай! Я понимаю.

Лаэртский: Слушай, я тебе просто показал свой анализ, чтоб ты, всё-таки...

Минаев: Анализ мне не надо показывать.

Лаэртский: Как ты думаешь, стоит нести дОкторам, или сразу мне - фьють! (свистнул)

Минаев: Анализом меня... таким анализом меня не испугать! Убирай анализ.

Лаэртский: Ты страшнее видел?

Минаев: Я видел такой анализ, что... э-э-э... математический! Вот.

Лаэртский: Э-э-хе-хе... Ну, значит, не всё у меня так страшно?

Минаев: Вообще, я хотел бы ещё к этой теме, не уходить от этой темы.

Лаэртский: Конечно!

Минаев: Дело в том...

Лаэртский: Кстати, я хочу сказать, присылайте нам все ваши анализы, я могу даже адрес назвать...

Минаев: Я вот хотел по этому поводу!..

Лаэртский: Дай, дай назову!

Минаев: Ну давай.

Лаэртский: 121803, улица Новый Арбат, дом 11, радиостанция "Эхо Москвы", всем редакторам. Все анализы присылайте...

Минаев: Анализы.

Лаэртский: Да, мы будем ответы давать вам всегда. Только не перепутайте.

Минаев: Хотелось бы акцентировать... да! В майонезных баночках и спичечных коробках. Да. Вот! Я хотел бы сказать то, что вот в совремённых поликлиниках и вообще совремённых вот местах, где люди приходят сдавать анализы, пункт приёма анализов оборудован из рук вон плохо!

Лаэртский: Отвратительно.

Минаев: Из рук вон плохо.

Лаэртский: Никакой гигиёны.

Минаев: Он не автоматизирован, не компьютеризирован, там ничего нет, не модернизирован...

Лаэртский: И женщины все в каких-то халатах и свитерах по горло.

Минаев: Там женщины не найдёшь! Там все по горло в анализах!

Лаэртский: По го-хо-хо!

Минаев: Всё по горло! Бритвой по горлу - и в анализы.

Лаэртский: И в анализы.

Минаев: Вот. Поэтому я хотел бы сказать, что...

Лаэртский: Всё путают, расплёскивают, бывало, разобьют, соберут в ладони, назад сольют и уже везут.

Минаев: В чашку.

Лаэртский: В чашку, да.

Минаев: Ну, как: всё, что под руку попадётся, всё - в одну лоханку! И давайте, ставьте эксперимент.

Лаэртский: Но у них же тоже план по сбору анализов, то есть, например, люди боятся уже идти сдавать, поэтому приходится на улице делать отлов граждан, затаскивать насильно...

Минаев: Собаки! Кошки!

Лаэртский: Да всех подряд! Птиц тоже...

Минаев: Птицы, у них, понимаешь, у них очень своеобразно...

Лаэртский: Килевая система.

Минаев: У них анализы, я бы сказал, что...

Лаэртский: Называется - "отжимка".

Минаев: Ну, это даже и... ну, понимаешь, там не разберёшь - в банку надо или в спичечный коробок, у птиц-то.

Лаэртский: Ну, там... (похихикивает)

Минаев: Я тебе как вот доктор доктору. Если так вот разобрать, правильно? Она же что-то такое, субстанция какая-то у нее получается странная.

Лаэртский: Странная, как у змеи!

Минаев: Змеи... а змеиных я вообще и не видел!

Лаэртский: (хохочет) Я могу показать!

Минаев: Давай!

Лаэртский: Ты знаешь, у меня где-то завалялись, я тебе покажу. Кстати, это ответ на вопрос Сергея, он спрашивает, какую бы, какой бы предмет мы ввели в обязательную систему образования, - естественно, взятие анализов. То есть вы должны уметь брать анализы...

Минаев: Сдачи, сдачи...

Лаэртский: И сдавать анализы.

Минаев: Сдавать анализы и самое ещё главное - это приём анализа.

Лаэртский: Да, это должно происходить вежливо!

Минаев: Да, вежливо, непринуждённо, с улыбкой на устах.

Лаэртский: Вот медицинская тема как-то щас приоритет у нас имеет большой, вот Виталий интересуется, почему флюорографию разрешается делать только один раз в год. У тебя есть какие-нибудь на эту тему прям-таки знания?

Минаев: Э-э... у меня? У меня есть, конечно! Я только не знаю, стоит ли делиться своим таким опытом?

Лаэртский: Ну это наш долг - делиться знанием с людьми.

Минаев: Делиться знанием с людьми, да, я понимаю, понимаю... Но я вот не вижу смысла! Если... боюсь, что вот больше одного раза, если человек два раза сдаёт в год анализы на флюорографИю, вот, то он на это дело может подсесть - это как наркотик. Потому что если с иглы ещё соскочить можно, то с флюорографического аппарата соскочить просто невозможно, потому что человек на него надевается буквально как чехол, он просто не может...

Лаэртский: И всё, и торчит... на флюорографию.

Минаев: И торчит наглухо!

Лаэртский: Слушай, а это, вот при флюорографии дают алчно пожирать белую массу такую.

Минаев: Э-э... смотря какую!

Лаэртский: Потому что, я думаю, что многие ходят именно из-за того, что любят именно процесс пожирания этой белой массы ещё.

Минаев: Это нет, это не флюорографИя.

Лаэртский: Нет?

Минаев: Нет, это совершенно другое.

Лаэртский: Но я бы тут тоже ввёл обязательно, что не чаще трёх... ой, одного раза в три года. Потому что белая масса в дефиците.

Минаев: Можно, а то же торчат все. Где щас хорошего белого найду, белого яду!

Лаэртский: Так, что ещё, что ещё... щас я тут зачитаю, просто надо побольше вопросов...

Минаев: Давай-давай, давай, пока есть время, надо пользоваться случаем. Щас мы ответим.

Лаэртский: "Сейчас многие певцы практикуют резко крикнуть: "А теперь..." э-э, прошу прощения, тут перебивается немножечко, да. "А теперь - все вместе!" - замолчать и заставить зрителей петь за него. Расскажите, как с этим бороться, может быть, ввести оплату по каждому спетому слову?" Татьяна Буланова, наша постоянная радиослушательница интересуется.

Минаев: Нет, ну здесь бороться не надо!

Лаэртский: Не надо.

Минаев: Не надо просто ходить на концерты. Я считаю, что не надо посещать, а если вам навязывают эту молодёжную субкультуру по телевизору, надо выключать телевизор!

Лаэртский: Надо завешивать, завешивать ситцем!

Минаев: Весёленьким!

Лаэртский: Весёленьким...

Минаев: Ситчиком завесил экран, сидишь хохочешь. Вот, и всё нормально.

Лаэртский: Вот слушай, тут тебя отлупить хочет некто Таганский, вот ждёт внизу, а Любовь...

Минаев: Вообще-то это он тебе присылал сообщения...

Лаэртский: Да?

Минаев: Да!

Лаэртский: А вот это кому, смотри, "Александр, очень хотела бы заняться с вами сексом".

Минаев: Это мне!

Лаэртский: Угу... "Возможно ли это? Любовь Анатольевна, пятьдесят девять лет".

Минаев: Наверное, вряд ли!

Сашка закатывается диким неудержимым смехом

Минаев: Но... но... это лучше, всё равно, чем когда тебя бьют.

Лаэртский: Э-хе!.. конечно! Я... с этим... целиком согласен! Ну чё, пьеску?

Минаев: Произведение, конечно!

Лаэртский: Э-э, называется...

Минаев: "Песня про сосульку"!

Лаэртский: Жуткая вещь...

Минаев: А чем? Хороша песня об ушедшей зиме, так сказать, тоска лебединая... вот.

Пиеса, после - хорошая музыкальная заставка

Лаэртский: Ну, вот ещё тут...

Минаев: Очень свиристелка хорошая вот в этой вот щас была.

Лаэртский: Пиликалка!

Минаев: Ну, да!

Лаэртский: Попросту она называется...

Минаев: Poprostu! Ты по-фински, что ли, разговариваешь?

Лаэртский: Mi, estonzy, nazifaem eё poparostu!

Минаев: А-а, а мы всё больше с финнами

Собеседник издаёт по-лаэртски привычный звук

Минаев: Хэ! Хэ-хэ! Ну, тусуемся, я имел в виду.

Лаэртский: Ну, я понял, да... Так! Что тут, чё-то очень много вопросов.

Минаев: Ну, так нельзя! Я хотел бы просто обратить внимание, дорогие друзья...

Лаэртский: Нельзя, конечно!

Минаев: Да, нельзя так загружать! Мы же всё-таки люди учёные, не хухры-мухры, поэтому давайте ограничим что-нибудь.

Лаэртский: Вот тут тебе сообщение: "Александр, позвольте усомниться в вашем профессионализме. Вы не поёте, не играете, а судите о великих вещах очень опрометчиво. Мы не слышали вас на каналах нашего телевидения". Некто Абрамзон пишет тебе сентенцию. Обидел тебя!

Минаев: Я сам, между прочим, Зирнбирнштейн!

Лаэртский: Так что...

Минаев: Если так вот, да. И я хотел бы сказать, что... да! Что он там перечисляет, тебя не затруднит? Что я не делаю: не пою, не пишу, что я ещё не делаю?

Лаэртский: Ну, что ты не поёшь... да ну, в общем, честно говоря, ничего ты не делаешь!

Минаев: Я ничего не делаю. Согласен! Я уже неоднократно заявлял, что музыка как таковая не является самоцелью в моём творчестве. И люди, которые знакомы более-менее с творчеством ансамбля "Тайм-Аут", ярким представителем которого являюсь Я! Вот! Ха-ха! То они должны знать, что у нас хореография в первую голову ставится - мы все танцоры!

Лаэртский: Да.

Минаев: Вот. Мы, можно сказать, что последователи Маэстро Пластики! Вот, и один из главных маэстро пластики в нашем коллективе - это Гогей Гогеич Сикорский-Конченный, непревзойдённый мастер в написании и рассказывании сто-первых рассказок Гогея Гогеича Сикорского-Конченного, который является серебристым крабом, он три года миской брился, он ходит параллельно асфальту - от пафоса его раздувает. Торловбнор Петрович Пуздой - великолепный танцор, это исполнитель прыжка смерти, Архимандрей Кислородин, ну, кого ни возьми, да и я тоже, если ты помнишь, когда я был последний раз у тебя в эфире, я представлял премьеру балета, который...

Лаэртский: Да...

Минаев: Который, да, без аккомпанемента который должен был из... в... а-а... в полнейшей тишине и в темноте проходить на сцене Большого театра Мариинского.

Лаэртский: Да мало того, ты даже лямки срезал. Это было вообще...

Минаев: Там срезали всё, что можно было в темноте. Вот. Хе. Хе. А главную роль должна была исполнять, естественно, Майя Плисецкая, но мы не смогли с ней решить некоторых вопросов, поэтому мы танцевали сами. Во всех ролях выступали мы. Му, я бы даже сказал. Ну и всё, да. Так что не надо нам грозить! Да! Да!

Лаэртский: Да! Не надо!

Минаев: Не надо из-за угла нам грозить пальцем.

Лаэртский: Вот такой вопрос: "Дорогие ведущие, вы оба - Александры, скажите, пожалуйста, кто между вами сидит, и что именно он загадал, а также интересует, почему такие дорогие билеты на концерт "Тайм-Аута". Михаил интересуется. То есть, это так мы плавно перешли к теме грядущего, потому что ты же пришёл-то не просто, естественно...

Минаев: Между нами сидит пульт!

Лаэртский: Пульт. Сидит.

Минаев: Сидит пульт, даже стоит, я бы даже сказал.

Лаэртский: Ну, он так, полулёжа даже, я бы сказал.

Минаев: Ну, в принципе - да. А...

Лаэртский: Ну, в общем, пребывает, есть слово смешное у нас, у латышей - "пребывает".

Минаев: Да, у нас, у финнов, такого слова нет! Какие разные языки!

Лаэртский: Ты подумай, да? А живём рядом! Соседи, считай!

Минаев: Живём рядом, буквально через пульт!

Лаэртский: Бок о бок!

Минаев: Да! Так. И ничего он не загадывал, он не может загадывать - он же этот, неодушевлённый, так сказать, предмет. По поводу дороговизны билетов, да? Значит, что я хотел бы сказать. Могу лазейку вам приоткрыть, дорогие друзья: с понедельника можно купить билеты дешевле непосредственно в кассах Малой спортивной арены, а также, если у кого есть под рукой ручка, я могу телефон сказать? Ну телефон просто, номер телефона!

Лаэртский: Ну, скажи...

Минаев: Да! Двести шестьдесят... ой! Двести шестьдесят три, да, двести шестьдесят три, а-а, сор-рок... я, по-моему, забыл... а, сорок шесть, да, сорок шесть, семьдесят семь. Вот: двести шестьдесят три, сорок шесть, семьдесят семь...

Лаэртский: Спросить Веронику!

Минаев: Можно никого не спрашивать...

Лаэртский: А...

Минаев: Там скидка двадцать пять процентов, кстати, на билеты. А так, кому лень будет звонить, с понедельника можете приезжать на Малую спортивную арену и покупать билеты значительно дешевле, нежели они есть в театральных кассах. Ну а ежели нет, то покупать в театральных кассах - они, в принципе, щас дешевле-то вроде как и нет.

Лаэртский: А какая-нибудь есть маза пролезть так, там наверняка же какие-нибудь щели...

Минаев: Это ты спрашиваешь? Я тебе уже дал пригласительный билет.

Лаэртский: Нет, нет, это тут спрашивают, естественно. Там через пожарный вход...

Минаев: Я по щелям не лазаю... а попробуйте! Попробуйте, вот это попробуйте, рекомендую даже. Но если вас повяжут - я ни за что ответственности не несу.

Лаэртский: Кстати, вот обрати внимание, то есть, ну, ты же сам, я знаю, постоянно на велосипеде, на лодке выступаешь и так далее, и всегда приходится давать взятку работникам гиб..б..б..б..бэдэ. Правильно?

Минаев: Да!

Лаэртский: Вот, а таким же образом... вот людям никому в голову не доходит, например: приходите вы на концерт дорогого исполнителя, там стоит билет, скажем, двести рублей, да? Вам влом платить такие деньги, вы подходите к бабушке-билетёрше...

Минаев: Даёте ей взятку - триста!

Лаэртский: Дать ей полтинничек и сказать: "Милая, пропусти!" Всё! Всё, вопрос будет улажен. Вы как прям дети малые. Подходите к бабушке.

Минаев: Чему ты учишь? Ты подрываешь экономику коллектива "Тайм-Аут", я так понимаю? Но я бы сам так тоже сделал, если честно говорить.

Лаэртский: Ну чё, ещё пьеса?

Минаев: Да! Это с нового или со старого альбома?

Лаэртский: С нового, называется она "Коровье Вымя".

Минаев: А-а-а, буквально...

Лаэртский: Хорошая...

Минаев: Буквально два слова. Дело в том, что мы никому не показывали этого произведения, это совершенно новейшее произведение, мы хотели премьеру этого устроить десятого апреля на Малой спортивной арене, о чём, собственно, речь, о билетах, идёт, но вот развёл меня мой собеседник и сказал, что неплохо бы сегодня всё-таки крутануть эту новейшую песню, так что у вас есть шанс быть первыми слушателями, которые песню "Коровье Вымя" услышат сейчас.

Лаэртский: То есть, премьера песни!

Минаев: Совершенно верно!

Лаэртский: Сокращённо ПыПы.

Минаев: Да!

Лаэртский: Слушаем.

Соответствующая пиеса звучит

Птицей быть - мечта людей реальностью не стала.
Ты - не птица, человек, не какай, где попало!

Лаэртский: И подходит к концу наша сегодняшняя встреча с руководителем группы "Тайм-Аут"...

Минаев: Художественным!..

Лаэртский: Да-а-а...

Минаев: Ты всё шепчешь, шепчешь...

Лаэртский: А я подавился опять чебуречной костью. Нет, тут нет ничего, Сань.

Минаев: Нет ничего? Ну ладно...

Лаэртский: Ничего нет...

Минаев: А я могу щас более так рассказать, что мы там готовим?

Лаэртский: Да, потому что ничего конкретного ты так и не сказал...

Минаев: Пришёл, вообще-то, я совершенно за другим, а сижу и гоню целый час совершенно про другое - всё как положено.

Лаэртский: А мне-то классно! Я ж слушаю, служба идёт...

Минаев: Да, да...

Лаэртский: Я-то весь - внимание!

Минаев: Ясно! Значит так, дорогие друзья, я, собственно, пришёл вас пригласить всех на яркое ослепительное шоу, которое посвящается выходу нашей новой пластинки под названием "Погоня за длинным рублём". Несколько произведений мы сегодня слышали из этой самой пластинки. Всё это дело будет происходить десятого числа, десятого апреля, на Малой спортивной арене "Лужники", начало в девятнадцать ноль ноль. Помимо пластинки мы ещё выпустили духи французского производства, му-хе-хе, мужские и женские, на самом деле, хорошие - "Тайм-Аут" называются.

Лаэртский: Ой, слушай, а я думал - это стебалово, тут вопрос был - "чем они, интересно, могут пахнуть?" прям.

Минаев: Это настоящие французские духи, которые, собственно, будут стоить очень дёшево, и там это дело можно без обмана, здесь я даже...

Лаэртский: Ну, ты подгонишь?

Минаев: Тебе?

Лаэртский: Да!

Минаев: Подгоню!

Лаэртский: Не, ящичек!

Минаев: Ну, правильно, и кружку к ним ещё! (Лаэртский смеётся) Вот. Там мужские и женские. Значит, про духи я сказал. Про само яркое и ослепительное шоу - что не только ансамбль "Тайм-Аут" там будет выступать, мы пригласили в нашу программу клоунов настоящих, у нас будут клоуны, у нас будут куклы огромные такие, где-то под два с половиной метра куклы кенгуру...

Лаэртский: А потом они будут раздаваться на растерзание мне и публике?..

Минаев: Не, ну кукла кенгуру, у неё будет выскакивать кенгурёнок из этой, из сумки и писать на первые ряды.

Лаэртский: Это замечательно! (с душой)

Минаев: Вот. Я тебе билет в первый ряд дал.

Лаэртский: Спасибо!

Минаев: Пожалуйста!

Лаэртский: А писать будет пивом?

Минаев: Не-ет! Хе-хе!

Лаэртский: Хе-хе!

Минаев: Будет писать чем, чем по... анализами!

Лаэртский: А-ха, ха!

Минаев: Да. Значит, вот кенгурёнок описает первые ряды. (А.Л. всё похохатывает) А также выйдет коза вот таких огромных размеров, она писать не будет.

Лаэртский: Это, кстати, плохо, потому что коза писает забавно: она поднимает, как собака, заднюю ногу!

Минаев: Ну, извините, не предусмотрено это, пожарники не разрешают. Вот. А также выйдет ещё свинья. Тоже здоровенная свинья, которая показывать будет стриптиз.

Лаэртский: Вот это интересно! А они там как, они меж собой будут как-то что-то?

Минаев: Ну, они и меж собой будут! Ну, как положено! Вот ты когда-нибудь стриптиз видел? (молчание) Вот приходи - посмотришь! (Сашка хихикнул) Вот. Это, потом что у нас... Там экран здоровенный мы ещё будем ставить, сорок восемь квадратных метров.

Лаэртский: Кран?

Минаев: Да, экран!

Лаэртский: А...

Минаев: И на экране там ещё...

Лаэртский: А, я думал поднимать чё-то будете...

Минаев: И на экране там ещё отдельная тусовка будет идти там, сама по себе.

Лаэртский: То будет трансляция, видимо, с улицы или какой-нибудь... съёмки скрытой камерой, наверное, откуда-нибудь.

Минаев: Да! Да! Компромат будут показывать.

Лаэртский: Компромат, в общем, собранный где ни попадя на кого попало.

Минаев: Прямо в туалете "Лужников", прямо в туалете Малой спортивной...

Лаэртский: Самые выдающиеся люди, все их это...

Минаев: Да, да, те, кто будет удаляться, всё это дело будет проецироваться на экране, и люди, которые сидят в зале, будут видеть, что творится в этом одновременно, в туалете.

Лаэртский: Это хорошая!

Минаев: Это вот такая находка наша новая, изобретение... а также планируется выступление человека-змеи, флейтиста Антонио, кстати, твоего же друга, вот, ну и там масса ещё всевозможных фишек - новые майки к этому мероприятию подготовлены, новые там всякие банданы-значки-рюкзаки, вплоть до нижнего белья.

Лаэртский: А бесплатное нанесение татуировок, побоев...

Минаев: Э-э... топо... топором!

Лаэртский: Ну, понятно, то есть, естественно...

Минаев: Да, конечно! Из-за угла причём, ночью! Вот. Прямо после мероприятия.

Лаэртский: Да-а-а!

Минаев: И ещё такая пользительная информация - те, кто хочет билеты купить подешевле, вы их сможете купить с понедельника в кассах непосредственно Малой спортивной арены "Лужников", либо позвонив по телефону двести шестьдесят три, сорок... э... какой же там... семьдесят семь...

Лаэртский: Да называй любой уже, какая разница! Пусть звонят!

Минаев: Не-не, сорок шесть, семьдесят семь, вот, двести шестьдесят три, сорок шесть, семьдесят семь, по этому телефону, и ещё такой вот подарок от ансамбля "Тайм-Аут" - у кого зависли билеты на группу "Кисс", (Лаэртский смеётся, по-видимому, приняв за шутку) то их можно будет, не, на самом деле, поменять на билеты на наш концерт, ну, кому лень ездить менять их в "Олимпийский", можно поменять в этом же офисе, кстати, телефоны, если я вдруг ошибся - на афишах, которые по городу висят, есть эти телефоны. И билеты на "Кисс" можно поменять - допустим, если билет на "Кисс" стоит двести рублей, вы меняете на аналогичный тоже на двести рублей, если билет на "Кисс" стоит четыреста, вам предложат либо два на "Тайм-Аут", либо сделают просто часть возврата денег, поняли, да?

Лаэртский: Хорошая у тебя фишка!

Минаев: Вот такая вот фишка, ну, это помощь, мы решили хоть как-то людям компенсировать отсутствие зарубежной звезды, хоть таким образом. Так что можете приезжать туда и с билетами на "Кисс".

Лаэртский: А ещё последний такой вопрос: будешь ли ты на сцене биться в падучей и выпрыгивать в зал, как ты обычно делаешь в ночных закрытых клубах?

Минаев: Я только вот ночью прыгаю в зал, вечером не прыгаю!..

Лаэртский: А!

Минаев: А биться буду!

Лаэртский: Это хорошо!

Минаев: Биться буду так!.. ха!.. Что штын из глаз потом такой и слёзы ТАКИЕ! Вот так примерно я буду биться.

Лаэртский: Я обязательно посмотрю.

Минаев: Да, у тебя, кстати, проблем нет - билет у тебя в кармане, а вам, дорогие друзья, советую всё-таки поторопиться с покупкой.

Лаэртский: И запасайтесь дензнаками! (и жутко прихохотнул)

Минаев: Там будет хорошо, когда мы подожгём нефть. Всё! Ну что, наверно, откланяться пора?

Лаэртский: Да!

Минаев: Пора! Вот меня опять вышибают отсюда! Я пришёл, как к другу, а меня гонят отсюда! Вот так вот и живу, мучаюсь, не жизнь, а сплошная какая-то у меня эта, как она называется...

Слышен голос Торловбнора Петровича Пуздого в записи, читающего про Буратину текст

Минаев: О-о! Это Торловбнор... я представлю! Давай её щас сначала поставь. Мы поставим под фонограмму выступление Торловбнора Петровича Пуздого - кстати, и стихи новые там будут читаться...

Лаэртский: Вот!

Минаев: Это "Повесть о Деревянном Человеке либо трактат о Буратино". Торловбнор Петрович Пуздой, ансамбль "Тайм-Аут", слушаем.
 

 1   2 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1999
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017