laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
Мебель станет комфортной, если заказать химчистку диванов и пуфов в Москве по выгодным ценам.
laertsky.com  |  монморанси  |  1999  


Беседа с Назаром Ефимовичем Клычком. Часть 3
 

 1   2   3 

Лаэртский: И я напоминаю вам, что в гостях у нашей программы заслуженный учитель России, наш гость из города Рязани Назар Ефимович Клычок. Здравствуйте ещё раз, Назар Ефимович, с облегчением вас, с удачным возвращением. И вот, всё-таки, хотелось бы уже так, у нас времени остаётся немного достаточно для общения, хотелось бы подвести всё-таки основные итоги ушедших вот этих трёх годов, которые, я знаю, у вас были объединены одним, то есть поиском альтернативы кефирного гриба, сокращённо К...

Клычок: Конечно. Эф.

Лаэртский: Да. Но, я знаю, что результаты равны нулю; тем не менее...

Клычок: Конечно, пойди вот, поди сейчас замену грибу. Понимаете, в это время гриб заменить нечем - вот сейчас, в три минуты пятого.

Лаэртский: Нечем.

Клычок: Поэтому, вместо того, чтобы искать идиотский выход из тупиковой ситуации, надо с ней смириться и жить, как жили раньше. Ведь проблема-то вся в чём заключается? Пиво-то ведь не подорожало! И водка в той же цене. Что же нам ещё надо? Раньше мы с вами могли купить на наши пять тысяч долларов сколько водки?

Лаэртский: Э-э-э...

Клычок: Приблизительно тысячу бутылок. Правильно?

Лаэртский: Да!

Клычок: Вот. Сейчас мы на пять тысяч долларов с вами можем купить приблизительно в четыре-пять раз больше.

Лаэртский: Да, это значит, что мы стали богаче.

Клычок: Конечно, конечно, и водка стала лучше. Почему, вы спросите меня, она стала лучше? Да потому что все спиртопроизводители смирились с наличием кефирного гриба и построили технологию дОбычи спирта, которая основывалась раньше на трудоёмком и мощном процессе выращивания ржи, её покоса, её обмолота...

Лаэртский: А потом валяния в ней...

Клычок: Да...

Лаэртский: Вот этот интересный обычай, когда всем селом приходили селяне, и был такой обряд по осени великого обваляния во ржи; то есть все, с домашним скотом, с детьми, и с котами и с псами, вся живность, с курами вываливались донельзя в этой помолотой ржи, тем самым... то есть это обряд равен обряду оплодотворения мужской частью крестьянского населения земли перед посевом.

Клычок: Ну, он сродни известному смоленскому обряду перекидывания сала через Днепр двумя палками.

Лаэртский: Или вот тверскому обряду топтания борщевых тряпок.

Клычок: Конечно, Рязань исстари славилась своими ржаными полями...

Лаэртский: И грибами, то есть не грибами, а плюшками - замечательные вот эти рязанские плюшки... кстати, пропали ведь они! Вы помните ли вот... да вы-то, конечно, помните...

Клычок: Конечно-конечно!

Лаэртский: Те давние семидесятые годы, когда были в продаже такие, так называемые РээСы, рязанские сметанники. Сейчас молодёжь, которая нас слушает, естественно, не в курсе, потому что, в общем-то, лишена многих благ: лишена мороженого эскимо за десять копеек маленького или большого за двадцать, вот, а вместо этого получает суррогаты химические, также лишена рязанских сметанников - резных таких плюшек, которые...

Клычок: Да, из ценных пород ржи делались...

Лаэртский: Из ценных пород ржи, и, в общем-то, валялись в ней кто ни попадя, всё население, тем самым ведь дух давался!

Клычок: Конечно, для нас главное...

Лаэртский: Ведь что есть хлеб, что есть хлеб?

Клычок: Хлеб - это запах пота хлебопёка, это давно известно.

Лаэртский: И хлебопёчки! Да-а-а!

Клычок: Конечно, конечно. Ведь отличие белого хлеба от чёрного заключается вовсе не из того, из чего он сделан.

Лаэртский: Не в цвете.

Клычок: Пигментация батона хлеба даётся руками хлебопёка: чёрный хлеб пекут мужчины, белый - женщины, да, в этом состоит как бы основная диалектика нашего времени. Так всё-таки я бы хотел перейти к пояснению своей мысли о том...

Лаэртский: Предыдущей вот мысли, да.

Клычок: Да, о том, что почему же выгодней делать водку не из ржи, а непосредственно из кефирного гриба. Понимаете, человечество, в частности...

Лаэртский: Вы!

Клычок: ...россияне.

Лаэртский: Вы тоже вот.

Клычок: Да. В прошлом тысячелетии столкнулись с колоссальной проблемой: размножением в невиданных количествах жука кузьки хлебного. Этот мелкий жучишка размножается в едва начавших созревать семенах ржи.

Лаэртский: Кстати, извините, что я вас перебиваю, уважаемый Клычок, ещё был такой, то есть вы сказали - кузька хлебный.

Клычок: Да.

Лаэртский: Жучок, а ещё клоп...

Клычок: Черепашка.

Лаэртский: Клоп-черепашка, то есть пусть не путают наши радиослушатели одну с другой, потому что тот, он как таракан, ну, если взять с точки зрения, давайте представим себе, что хлеб - это дом. Значит, в доме что у нас живёт? У кого-то тараканы, у кого-то муравьи...

Клычок: У кого-то мыши!

Лаэртский: У кого-то мыши, да, вот клоп-черепашка вредный, которого тут недавно мы показывали, транслировали по телевизору, никто, правда, не понял, что это, мы прямо целыми сутками показывали, когда возникла угроза урожаю, это одна разновидность. Он, кстати, входит в полную гармонию с кузькой, и они друг другу не вредят.

Клычок: Не вредят, потому что один по верхам работает, а другой по низам.

Лаэртский: Другой по низам уже, да. А вот то, что в середине, нас интересует; этого-то не знает никто! Это скрывают, между прочим, от нас, покупателей, да-а-а!..

Клычок: Безусловно, но, понимаете, мы, рязанские хлеборобы, не можем раскрыть все свои секреты, иначе просто от рязанского крупнейшего урожая ничего не останется. Так в чём, так сказать, пикантность вкуса анисовой водки? Дело всё в том, что она приготовляется на семенах поражённого кузькой хлеба. В то же время водка перцовая основана как раз на тех семенах, которые поражены черепашкой.

Лаэртский: А из середины?

Клычок: Э... Меранцевая!

Лаэртский: Правильно. Поэтому её так и редко, потому что середину, середину портит специально выведенный в лабораториях...

Клычок: Да. Хрущак.

Лаэртский: Да, ну, это вот червяк. Червяк хрущак.

Клычок: Так вот, понимаете, всё это очень дорого. Процесс...

Лаэртский: Немеренно! Но, кстати, пытались же сторонники хрущака выбить кузю и вредного. Ну, каким-то образом, чтоб удешевить процесс...

Клычок: Поди кузю выбей!

Лаэртский: Поди выбей, он же непроизвольный, это ж тебе не хрущак там... Сейчас, в результате, хрущака-то нет нигде, поэтому вся вот эта вот, о чём вы сказали, она же поддельная.

Клычок: Конечно.

Лаэртский: И вообще всё это безумно дорого, например, один комбайн, который снимает только верхушку, потом серединку, потом в третьей проходит...

Клычок: Это три вида комбайна, а вы знаете, как тяжело?..

Лаэртский: Да-а-а, да-а-а!!

Клычок: При том количестве домен, которые у нас есть, на Рязанщине, невозможно обеспечить металлом потребности сельского хозяйства.

Лаэртский: Послушайте, но ведь Подольск как-то помогал раньше вам? И я знаю, что новгородский губернатор у вас, он как-то так заботился об этом всём.

Клычок: Нет, ну подольские мартеновцы оказывали дружескую помощь нам, рязанским доменщикам. Но, вы понимаете, в связи с известными событиями конца лета прошлого года, все наши хозяйственные связи порушились.

Лаэртский: Порушились.

Клычок: Да.

Лаэртский: Вот, кстати, тут Валентин, он задаёт, правда, несколько такой неграмотный вопрос, но, тем не менее, интересный; он просит, чтобы мы рассказали что-нибудь о говорящей жучке луковой пищалке. То есть, ну, говорящей её прозвали уже у нас на родине, в Болгарии, вот, на самом деле, конечно же, она не говорит; то есть, что есть луковая пищалка? Это такое насекомое, которое портит внешний вид лука, тем самым, имеется в виду...

Клычок: Но, в то же время, она придаёт ему ту прелестную золотистость.

Лаэртский: Безусловно, но когда ты достаёшь из земли золотистое нечто, которое ни по вкусу, ни по внешнему виду никак не сравнивается с луком, вряд ли это как-то порадует; а всё потому, что обогрев!

Клычок: Конечно! Вы же ещё не учитываете ведь одну пикантную особенность лука. Сам по себе лук, выращенный, скажем так, в некотором роде, в тепличных условиях, он не обладает...

Лаэртский: То есть, вы имеете в виду, под простынёй под прозрачной целофанной?

Клычок: В парнике.

Лаэртский: В парнике, да.

Клычок: Он не обладает тем...

Лаэртский: Или когда специальные дыхуны приходят, то есть дышат постоянно на него...

Клычок: Он не обладает тем богатством фитанстидов...

Лаэртский: А есть, кстати, просто такие луковые бабы специальные в деревнях, которые садятся в случае заморозков на грядки и...

Клычок: Безусловно, подогревают. Так вот тот лук, на который они сели, он обладает тем - так называемый краснодарский лук... Вот он красный такой, красный.

Лаэртский: Краснодарский лук, он сла-адок; приходишь, бывалоча, на рынок и спрашиваешь: "Краснодарский есть?" Берёшь и он прямо луковой бабой пахнет. А все остальные - такие маленькие, вот ма-аленькие такие луковки, нам их ещё выдают: "Да это семенной хороший, берите, последний!"

Клычок: Сувок, дескать.

Лаэртский: Да, ничего подобного, это он целиком поражён пищалкой луковой.

Клычок: Это лук-потоптыш.

Лаэртский: Потоптыш!

Клычок: А как он, вы думаете, появляется? Луковые поля вообще, у нас, на Рязанщине, они как бы на отшибе находятся, то есть мы луком засеваем поймы рек, как наиболее бросовые земли.

Лаэртский: То есть, да, он потому что неприхотлив что твоя рыба гуппи.

Клычок: Да, да. Так, понимаете, в чём вся как бы дилемма-то заключается? Стада-то надо выпасывать тоже на лугах, там же самые лучшие травы... (поют) Травы, травы, травы не успе-ели от росы серебряной согну-уться-а-а-а. Так вот. Понимаете, когда стадо идёт по луковому полю, то крупные луковицы дробятся, и, если бы мы непосредственно в этот момент их выкапывали, мы получали бы клейстерообразную массу; это никому не нужно.

Лаэртский: А мелкие застревают между пальцами парнокопытных.

Клычок: Да, и за то время, что остаётся до сбора...

Лаэртский: Происходит сей!

Клычок: ...до сбора они обрастают скорлупой.

Лаэртский: Ну, такой, ну, не совсем скорлупой.

Клычок: Ну, это я так образно выразился...

Лаэртский: Шелушкой!

Клычок: Шелушкой.

Лаэртский: Шелушкой, а те, которые застревают между пальцами свинок и прочих пасущихся... тем самым, происходит самораспространение его по пойме, то есть, бывало уже, например, приходит молодёжь - парубки и дивчины, из Посада, бывало, подъедут, ну, на пляже, чтобы, значит - раз, а он уже весь, вот уже луковое поле.

Клычок: Лук-потоптыш, да.

Лаэртский: Потоптышем всё забито; кстати, особая особенность, приособленная обособленность лука-потоптыша в том, что он не даёт так называемого пучка, вернее, даёт, но этот пучок лишён сочности, сочности, так сказать, лука-ядрёнки или, попросту, в простонародье так...

Клычок: (неразборчиво)

Лаэртский: Да-а! Или лук-репка. Поэтому мы, как правило, потоптыш всегда потом сравниваем...

Клычок: Нет, ну его в суп вообще. Лучше всего лук-потоптыш в суп класть, то есть это так называемый суповой лук. Вы знаете, есть суп-набор?

Лаэртский: Как набор суповой, да, туда же можно.

Клычок: Да, а он туда же как бы, это специально... ведь где, собственно говоря, родился суп? У нас, на Рязанщине. Самые лучше супы в мире готовим мы - рязанские хлеборобы.

Лаэртский: Ну, я предлагаю в столь ранний час послушать телефонный звонок, ваши вопросы Ефиму Назаровичу Клычку, нашему гостю из Твери. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемая.

Слушатель: С Новым годом, с Восьмым и с Днём Победы.

Лаэртский: А ещё с днем конституции, вот он грядёт, я имею в виду, в Марокко наконец-то приняли первые конституционные законы: первый - о том, что нельзя ездить на рикшах бесплатно, и второй - что нельзя устраивать гонки на рикшах. Да-да-да.

Слушатель: Меня зовут Максим.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: У меня вопрос к Назару Ефримовичу.

Лаэртский: Да? Он слушает.

Слушатель: Существует ли метод воздействия на подсознание с помощью радио по примеру двадцать пятого кадра, используемого на телевидении? Спасибо.

Лаэртский: Понятно, спасибо, Максим. Кстати, бывает ведь - назовут же! Вот в честь вас, Назар, только деревню назвали Назаровка, а в честь звонящего только что Максима - пулемёт.

Клычок: Да, и не только, не только пулемёт. Как, например, первая швейная машинка...

Лаэртский: Тоже Максим называлась.

Клычок: ...была отнюдь не Зингер.

Лаэртский: Не Зингер, нет! Ну-у-у!..

Клычок: А Максимка.

Лаэртский: Максимка!

Клычок: А сколько художественных фильмов было снято на заре становления звукового кино...

Лаэртский: Вот, кстати, тут прямо вопрос, непосредственно тоже связанный с вопросом, который нам только что задавал звонящий, вот: "Ефимыч, я тупой и, когда чешется спина, то, кроме как об угол шкафа, ничего не знаю, научи".

Клычок: О радиоприёмник можно.

Лаэртский: Совершенно верно, а что касается двадцать пятого кадра?

Клычок: Ну, вы понимаете, проблема раскадровки, она, в общем, стоит довольно остро сейчас, почему, потому что луковая гряда вообще классическая - она состоит из двадцати четырёх луковиц.

Лаэртский: Ну, вообще чётное количество. Может и из двух состоять - и уже гряда, потому что, когда, например... помните ведь такой конкурс в детских садах - я же тоже был учителем... "Вырасти свою луковицу" он назывался, каждый к Новому году должен был вырастить луковицу.

Клычок: Да-а-а.... Конечно! Чтобы подарить её воспитательнице, а она тем самым избавлялась от нелёгкой задачи заведения чернозёма в домашнем хозяйстве, и, как бы сказать, загребала жар чужими руками.

Лаэртский: Так же, как выращивание петрушечки и укропчика на подоконнике.

Клычок: Конечно, это всё достаточно субъективно, и Министерство Просвещения официально не рекомендует...

Лаэртский: Оно против, безусловно, но с другой стороны...

Клычок: Да, то есть, нет единой установки, что же выращивать детям в детских садах. Всё это зависит...

Лаэртский: Ну, я думаю, Максим уже всё понял, давайте следующий звонок. Здравствуйте, вы в прямом эфире. Мы полны к вам внимания.

Слушатель: Алё?

Лаэртский: Да!

Слушатель: Здравствуйте.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Дело в том, что я вчера катался на санках в лесу, уже уставший, приготовил гречневую кашу и взбивал им виски, вот, и ещё ел болгарские маслины.

Лаэртский: О-о-о, понятно, вопрос ясен. Вы знаете...

Клычок: Вы знаете, болгарские маслины вообще лучше не есть. Я вам объясню. Дело всё в том, что...

Лаэртский: Они не растут в Болгарии, начнём с этого.

Клычок: Нет, нет, да нет, подождите.

Лаэртский: Нет! Клычок!..

Клычок: Пожилому человеку надо высказаться.

Лаэртский: А, давайте, да, да.

Клычок: Понимаете, с некоторых пор овечий помёт стали называть болгарскими маслинами - с чем это связано? Да дело в том, что экономика Болгарии, моей родины, она так или иначе вся завязана на овцах; и овец развелось величайшее просто множество, благодаря современной технологии откорма, что перед Болгарией, как единым государством, встала проблема утилизации овечьего помёта. Традиционные способы переработки уже не работали, и было предложено мною в болгарскую Думу, проект я внёс о консервации овечьего помёта и продаже его на экспорт под видом болгарских маслин. Видите, учитывая этот телефонный звонок, я могу сказать, что моя идея прошла и получила реальное подтверждение. Жизнью, так сказать.

Лаэртский: Кстати, что касаемо гречихи, дело в том, что изначально, например, гречиху люди ели в чистом виде, во-первых, без молока, без масла...

Клычок: Безусловно, как можно!

Лаэртский: Да, причём ели её, зачёрпывая прямо всей вот этой пятернёй, это было такое блюдо братания всеобщего, любви и радости.

Клычок: Ну, тут надо вернуться к корням, понимаете, как вы думаете...

Лаэртский: Осторожней, осторожней, что ж вы так...

Клычок: Как же эта гречиха, по-вашему...

Лаэртский: Не больно, нет?

Клычок: Нет, н-н-ничего.

Лаэртский: Ну, это она у нас такая сегодня агрессивная после Нового года.

Клычок: Нет, вы поймите одну вещь, что гречиха вообще культурно возделываться началась только в пятидесятые года.

Лаэртский: До того она где ни попадя росла, и...

Клычок: И очень тяжело. Вообще, основной проверкой...

Лаэртский: Было ведь замечено, что на гречичных полях особо жирные появляются скоты...

Клычок: Конечно, а как бы вы думали? В североуральских народах была такая традиция: подтверждением половой зрелости юношей и вступлением его в касту воинов, то есть, ему ставилась задача принести ведро гречихи, и он, бедный, колесил по Уралу на своём велосипеде, в общем-то, годами, и некоторые так доживали до старости. Ну, то есть вот... вы понимаете, что я хочу сказать.

Лаэртский: Причём даже иногда некоторые не хотели этого.

Клычок: Конечно, но обряд таков, что, хошь - не хошь, а ведро гречихи привези, и поэтому теперь гречиха возделывается просто по всему Среднеуралью.

Лаэртский: Причём мы пытались как-то заставить гостей из других... пшённые регионы ведь существуют, манные регионы - везде ж своя крупа. Кое-где, например, выращивают вермишель, все думают, что это мучное изделие, на самом деле совершенно другое.

Клычок: А вот, кстати, интересная ситуация с макаронами. Вы понимаете, ведь до сих пор никто - никто! - так толком и не задался вопросом, какое сложное станкоинструментальное оборудование для макаронной промышленности изготовляется ведущими предприятиями мира.

Лаэртский: Сложное, что твой боинг.

Клычок: Дело в том, что ведь дырка в макароне, она же просверливается.

Лаэртский: Безусловно! И мало кто интересовался тем, куда утилизируется стружка потом.

Клычок: Да, да, она идёт на переработку.

Лаэртский: Во-от, а куда дальше девается? Из неё делается что?

Клычок: Помёт.

Лаэртский: Совершенно верно, так называемый макароний помёт.

Клычок: Тот самый птичий помёт, который под видом удобрений продаётся на всех колхозных рынках.

Лаэртский: Ну, что? Следующий телефонный звонок, видимо. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно. Это отрывки из наших первых программ, это когда мы ещё работали в Лондоне на одной из известных радиостанций, вы, наверное, узнали мой голос, я был тогда молод и ещё... популярен. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания! Алё, не молчите уже.

Слушательница: Алё!

Лаэртский: Да!

Слушательница: Доброе утро!

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушательница: Господа, ваша высокоинтеллектуальная беседа сподвигла меня на некоторые, э-э... воспоминания из личного производственного опыта.

Клычок: А кем же вы работали?

Слушательница: А?

Клычок: Кем же вы работали?

Слушательница: Понимаете ли, я заслуженная арбузолитейщица.

Клычок: У-у-у... Из чего же вы их, уважаемая, лили?

Слушательница: Как это из чего? Из соответствующего сырья. Понимаете ли, но вопрос арбузолитейного производства на самом деле столь широк и всеобъемлющ, но основным там является моё личное изобретение по поводу повышенной полосатости данного продукта. Вы меня понимаете.

Клычок: Нет.

Слушательница: Нет. Я хотела бы вам задать вопрос, есть ли у вас какие-нибудь новаторские идеи по поводу расширения арбузолитейного производства за границей и в так называемом ближнем зарубежье?

Лаэртский: Да-а-а.

Слушательница: Это первый вопрос, который я бы хотела вам задать.

Клычок: Так задавайте.

Слушательница: А?

Клычок: Так задавайте.

Слушательница: Ну... щас... А второй вопрос - меня очень интересует, известно ли вам, что человеком, который изобрёл вот это самое сало и игру по поводу перебрасывания сала через Дон и Днепр, является, собственно говоря, товарищ по фамилии Сальери? Мне хотелось бы, чтобы вы поподробнее остановились на этом вопросе.

Лаэртский: Спасибо, спасибо.

Клычок: Фамилия основателя этого коренного обряда Смоленщины - Клычок.

Лаэртский: Это во-первых, во-вторых - изначально всё-таки, мы упоминали в нашей программе такого сошедшего с ума моряка, как-то Ефим Пояс. Ой, извиняюсь, Евдоким - Ефим тут передо мной сидит. Ефим Назарович, простите.

Клычок: Ничего страшного.

Лаэртский: Евдоким Пояс, который первым кинул сало и сказал: "Жри, сволочь!", вот, и попал сразу под пулю снайпера с той стороны.

Клычок: Конечно!

Лаэртский: А по идее, что касается, кстати, арбузолитейного производства...

Клычок: Там как раз на том берегу арбузное поле было, бахча, кстати говоря, оно называется.

Лаэртский: Бахча. По-нашему, по...

Клычок: Да. Это совершенно нормальное слово, бахча, и этого бояться не надо, понимаете?

Лаэртский: Нет, просто многие же действительно до сих пор думают, что арбуз...

Клычок: На станке точат, дескать.

Лаэртский: На станке, дескать, точат. Не надо путать его, в общем, с купатами.

Клычок: Конечно. Потому что купаты растут на деревьях, а арбузы - исключительно в поле.

Лаэртский: Да, и это разные совершенно вещи. Что касается полос, то, наоборот, сейчас в моде то, что без полос, насколько я знаю, бесполосые арбузы.

Клычок: Конечно, однотонные.

Лаэртский: Однотонные, они попросту называются дыня.

Клычок: Да-а-а...

Лаэртский: Да! Ну, что? Следующий звоночек?

Клычок: Конечно.

Лаэртский: Ну, вообще, очень хороший был звонок, и...

Клычок: Полнокровный.

Лаэртский: Полнокровный. А Сальери вот этот другой, он, по-моему...

Клычок: Это финский правозащитник.

Лаэртский: Да, да. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: У меня назрело два вопроса: вот вы некоторое время назад говорили, что чёрный хлеб производят лица мужского пола, а белый хлеб - женского, а, вследствие этого, вопрос: ведь существуют же и другие как бы сорта, есть серый хлеб, есть бородинский хлеб, то есть вопрос в следующем, что кто его изготавливает. А второй вопрос такой: существует ли сорт лука, который не доставляет покупателю неприятных этих выделений из глаз, когда покупатель его режет.

Лаэртский: Понятно. Вы знаете, я сперва на второй вопрос отвечу, если позволите, потом мы спросим клычково мнение, нашего Клычка. Вообще, опытная хозяйка, у нас, например, на курсах молодых домохозяек и матерей мы учим лук чистить под водой всегда, чтобы избежать этого. Таким же образом мы советуем обрабатывать кастеты, которые вы сами делаете из свинца, мечи и также свинцовые дубины, которые вы выплавляете посредством заливания оного металла в земляное клише.

Клычок: Домн.

Лаэртский: Да, чтобы не было, так сказать, дыхания этой стружкой. Поэтому необходимость в таком специальном сорте лука нет, но мы, бывало, подсовывали некоторым, кто не понимает, всякие ягоды, как-то, например, землянику и прочие такие клубни, вот...

Клычок: Картошку.

Лаэртский: Да...

Клычок: Рязань-то, вообще, всегда картошкой славилась.

Лаэртский: Ну, а вы - на первый тогда вопрос.

Клычок: Понимаете, ведь всё равно что в Тулу со своей самоварой, всё равно что в Рязань со своей картошкой ехать. А что касается, значит, хлебов. Семью хлебами накормить мир невозможно.

Лаэртский: Не-ет!

Клычок: Поэтому современные хлеборобы работают с основными пятью сортами хлеба.

Лаэртский: Это - белый...

Клычок: Основные... да.

Лаэртский: Чёрный.

Клычок: Да. Серый.

Лаэртский: Серый. Буханка.

Клычок: Сизый. Сизый хлеб.

Лаэртский: А, сизый хлеб. Ну, сизый хлеб - это уже, по-моему, пережиток...

Клычок: И хлеб диетический.

Лаэртский: Диетический, с отрубями ещё. Там ещё идёт целый ряд подразделений...

Клычок: Ещё у некоторых народностей в большом...

Лаэртский: С изюмом! С изюмом.

Клычок: ...фаворе так называемый хлебец.

Лаэртский: Ну... или булочка французская.

Клычок: Да-а. Так вот. В принципе, пекутся всё это одними и теми же руками.

Лаэртский: В одной и той же печи.

Клычок: Просто кто-то моет руки перед...

Лаэртский: Кто-то - нет.

Клычок: Кто-то - нет. Вот если баба, которая печёт белый хлеб, не помыла руки, он получается серый. Ведь, понимаете, на этом деле можно этнически, в общем-то, изучить, где баба чистоплотней. Так, например, в Краснодарском крае, в основном, серый хлеб, белого нет. Это говорит о чём? Что крестьянка, казачка, руки не моет. Как бы это ни было прискорбно.

Лаэртский: А вот в городе Боброве - белей не бывает. Кстати, ещё хотелось сказать, что это связано не столько даже с чистоплотностью бабы, сколько с традициями. То есть, поскольку известно, что на руках налепляется, скажем так, та энергия, которая выходит вон из тушки, и её нельзя смывать. Хлебопёк в некоторых местах, некоторых регионах нашей необъятной просто обязан не мыть руки, чтобы своей энергией, вот, как плов, например.

Клычок: А как, по-вашему, берётся бородинский хлеб.

Лаэртский: Один плововик сделает плов совершенно вкусный, другой плововик сделает - и даже жрать его, с позволения сказать, не станешь. А всё почему? Потому что тот плововик, как родился, не мыл руки. И вся энергия его предков, коней, понимаешь, его женщин - вся на этих руках. Всё это смешалось в его плове. Так же вот и в его хлебе.

Клычок: А бородинский сорт, бородинский, он произошёл каким образом? Трактористы после работы не всегда обеспечивались готовым хлебом и были вынуждены печь его в поле. И для того чтобы отбить запах соляра, они обмокали кисти в тмине. И так получился сорт хлеба бородинский, потому что...

Лаэртский: Причём кисти они обмокали гигантского размера, поскольку тмин, он рос повсюду там.

Клычок: Да. А это же...

Лаэртский: Им приходилось по двое - по трое бегать, тут даже не пойми как они обмокали. Они бегали с этой с потной кистью, собирали, как наркобароны собирают с помощью коней...

Клычок: Свою коноплю.

Лаэртский: Фыфечки. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемый.

Слушатель: Это вот Василий. Из Солнцева.

Лаэртский: Да.

Слушатель: Я хочу небольшое объявление сделать.

Лаэртский: Нет.

Слушатель: Ну, а тогда вопрос, можно?

Лаэртский: Да!

Слушатель: Посоветуйте моему отцу, как профилактику делать.

Лаэртский: Понятно... какую профилактику сделать отцу?

Клычок: Ну... через десять тысяч масло надо поменять, а через пятнадцать - ещё и в коробке.

Лаэртский: А колодки?

Клычок: По мере износа.

Лаэртский: Спасибо. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания.

Слушатель: Доброе утро, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемый.

Слушатель: Здравствуйте. С Новым годом вас всех...

Клычок: Спасибо!

Слушатель: ...хотел бы поздравить...

Лаэртский: Вас также.

Слушатель: ...уважаемый Александр Алексеевич и не менее уважаемый... забыл от волнения.

Лаэртский: Э-э... Ефим Назарович.

Слушатель: Ефим Назарович, да. У меня к вам такой вопрос к обоим. В начале программы, в начале передачи была упомянута азбука Морзе, и хотелось бы, коли, дескать, её уже так собираются вырубать мощнейшим образом, хотелось бы историю создания её напомнить. Значит, как известно, Морзе сидел - или сидела, неизвестно, были ли это мамзель или мужик, - в мужской бане, и мимо него ходили разные мужчины. И длина их пенисов, соответственно, была разная: у кого-то - подлинней, у кого-то - покороче. И, в результате наблюдения вышеупомянутых органов, Морзе пришёл к выводу, дескать, два длинных - один короткий; два коротких - один длинный. Так вот родилась азбука Морзе. У меня вопрос первый к вам. Ваше отношение, в общем, к азбуке Морзе. А второй вопрос у меня с небольшим музыкальным уклоном: Александр, в самом начале вы упомянули некоего Якова Лукича...

Лаэртский: Да-а!

Слушатель: Да. И вот такую я песенку вспомнил, можно, спою?

Лаэртский: Конечно.

Слушатель: Спасибо.

Как Егору Кузьмичу
В жопу вставили свечу;
Ты гори, гори, свеча
У Егора Кузьмича.

Лаэртский: Спасибо. Спасибо.

Слушатель: И вот такой у меня вопрос: ваше отношение к народным четверостишьям, а грубо говоря - частушкам. Спасибо.

Лаэртский: Спасибо. Ну, я думаю, что на второй вопрос, наверное, мы ответим в следующей нашей программе, ежели таковая состоится, а на первый вот исчерпывающий ответ, я вижу, у Клычка.

Клычок: Да... Понимаете, азбука-то - она у всех разная. Мы можем сейчас с вами сделать свою азбуку, Морзе - свою сделал. И, вообще, был ли этот Морзе?..
 

 1   2   3 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1999
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017