laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1996


Беседа с Неизвестным Гостем. Часть 1

Дата - 12.05.1996 г. Лаэртский - Лаэртский, Гость - гость.

Распечатал Владимир.
 

 1   2   3 

Лаэртский: Я рад приветствовать тебя в этой уютной студии. Сразу хочу сказать, что... чтобы как бы ты не волновался, потому что я уже вижу какое-то волнение. На самом деле - я просто арендую это помещение для того, чтобы играть в радио. Это любимая моя игра. Раньше я играл в отдел кадров - устраивал людей на работу, увольнял с работы, заполнял там книжки трудовые. Сейчас я играю в радио. Естественно, никакого эфира никуда нет. Просто мы сидим в арендуемом мною помещении, совершенно изолированном от внешнего мира, но оборудованном под радиостанцию. И ведём мягкий разговор, поедая вот это замечательное блюдо - эти гребешки, которые нам приготовили мои товарищи, которых я сменил здесь и которые действительно выходили в эфир. Здравствуй.

Гость: Ага-ага... привет.

Лаэртский: Ну что, я знаю, что твои последние, так сказать... усилия по созданию новой реальности привели к неким совершенно неожиданным для тебя самого результатам. Пройденная первая ступень не является последней.

Гость: Ну, вообще - да. Это моя любимая игра тоже. Кстати, если об играх говорить - создавать новую реальность, это по-настоящему увлекает на сегодняшний момент.

Лаэртский: А вот мама, какую роль играет мама? Я имею в виду не ту маму, которая производит непосредственно вскармливание сосковым отростком грудника, а маму... именно... как маму.

Гость: Я маму очень люблю. Как настоящий герой, вообще, я считаю, что богу угоден союз мамы и сына. Сын с мамой богоугодны так же, как и муж с женой... и один тоже, кстати, может жить. Имеет право на этой планете. Планета - вообще женская.

Лаэртский: Вот наша планета жен...

Гость: Да, земля, которая... ну она...

Лаэртский: А Памир - это как бы грудь?

Гость: Хм... да, вообще-то, но ассоциации могут различные, конечно, возникнуть.

Лаэртский: Кстати, ты знаешь, что сейчас некоторые представители высокой моды... новомодного течения... туда же относится, скажем, в области искусства - собственным калом писать картины. Есть такое. И там рейв-дискотеки и новомодные пляски. Третья степень - это модельеры новой высокой моды, которые шьют самые удивительные наряды. Так вот, французский замечательный кутюрье Дмитрий Готье, известный в определённых кругах художник - он сшил замечательные лифчики на Памир. Ориентируясь как раз, что это есть как бы вымя нашей планеты.

Гость: Глухой коровы.

Лаэртский: Да. Я, кстати, знаю, что ты поддерживаешь близкие отношения с Дмитрием Готье и даже недавно вы с ним устраивали какие-то горячие споры. Потому что он, насколько я знаю его измышления на эту тему, считает, что ещё немаловажную роль всё-таки играет там и папа, и домашние животные. Но опять же не в том смысле, в котором могут подумать наши радиослушатели, глядя на свою кошку, попугайчика и пьяного хозяина, который поел пельмешей, и уже, может быть, даже спит или смотрит телевизор. А о тех папах и домашних животных, которых вы с Дмитрием причисляете, так сказать, к изображениям, верней - проекциям новой реальности.

Гость: Угу... (пауза)... Мне так хотелось бы, чтобы ты продолжал всё это говорить и говорить бесконечно. Потому что, то что ты сейчас сделал - ты как бы создал реальность сна.

Лаэртский: Нет. Просто это тебе Прохор прикрыла глаза ладошками.

Гость: Вот так обычно и происходит во сне. Твоя реальность - это мой сон.

Лаэртский: Расскажи об этом поподробнее.

Гость: Что особенно вам интересно в этом?

Лаэртский: Ну, прежде всего, конечно, самый интерес представляет участие во всём этом мамы. Ты же, я знаю, как великий создатель новой реальности, какую роль ты отдаёшь пуповине? Ведь в момент перегрыза этой нити жизни происходит, скажем так, физический разрыв между матерью и яблоком. Поскольку ты есть сперма... ну...

Гость: Я бы попросил...

Лаэртский: В хорошем смысле... Есть же поговорка - "яблоко от яблони недалеко"... Что такое яблоня? Яблоня - что такое, скажи? Древо, да? А яблоко - это сперма дерева... всем вполне известно. Так же и ты получаешься - сперма своей астральной матери. Перегрыз пуповины в данном случае - как ты относишься к тому, кто это сделал и вот этот разрыв - насколько он полезен, на какой стадии...

Гость: Вообще, физиология - она не очень увлекает, на самом деле. Такие детали, как пуповина, мозги, особенно которые на стене, и сопли, которые ниже колена. Это какие-то такие детские замашки, вообще. Как бы твой голос не соответствует детской такой интонации.

Лаэртский: Ты постарайся от физиологии уйти, начни мыслить более образно. Да положи ты вилку, вилку положи... всё уже, доел всё.

Гость: Вообще-то я хочу сказать - знаешь что, на самом деле, спагетти - это самая лучшая жратва...

[ ... ]

Гость: ...когда мозг обладает уже настолько эфирным звучанием. Когда то, что я думаю, слышат миллионы людей. И то, что я сегодня думаю, они уже начинают говорить где-то через год, через два. И по настоящему жить так, понимаете? А Бог сказал, что над людьми смеяться нельзя. Надо всё делать серьёзно. Ну так вот, поэтому, конечно, смешно всё, что ты говоришь. На самом деле, к этому надо относиться серьёзно, не обманывая людей. Потому что люди очень не любят, когда над ними смеются. И различные всякие... прибамбасы, конечно. Опять же, я услышал сейчас твой фон. Вот каждый мозг, человек имеет свой фон. Я бы ещё хотел сказать о телепатии очень много. Наступает, наконец-то, время, а время как бы перестало быть троичным - "было, есть и будет". Оно стало единично, которое называется "всегда". То, что было и то, что есть - оно уже стало прямо в настоящем присутствовать Всегда. Мечты и воспоминания объединились в единый момент времени. А вот, кстати... ну да... Так вот, о чём это бишь я...

Лаэртский: Как ты считаешь - окончание, поскольку действительно Всегда, как бы настало наконец. К этому шло всё очень долго. Многие знали, что это настанет. Приход "Всегда", он положил... ну, ещё, правда, не до конца, ну к этому тоже подходит - наступает потихонечку конец информационного века. То есть, информация, которая передаётся такими примитивными средствами, как...

Гость: А, интересует всё-таки телепатия и телекинез?

Лаэртский: Да...

Гость: Я хотел сказать о том, что язык будущего - это не "дадудаду" всякие, не "авбвгд", абзацы и предложения...Это на самом деле обыкновенный свист будет. Мы будем такие когда нибудь...Ну я хотел, конечно, быть когда-нибудь таким пророком. Я хотел сказать, что будущее не знает никто. Но всё-таки в старинную игру всех рыб и эры прошлых рыб я хотел бы сыграть... В общем, язык будущего - это свист будет обыкновенный. Будем такие...

Свистит.

Лаэртский: Ну, не будет каких то перекличек с животным миром... или как бы животный мир, он эволюционирует по-своему?

Гость: Вы поймите правильно, телепатия располагает приём через гениталии, принимается информация. Как бы было не смешно и не странно - на самом деле это так. Информация моментально проходит сразу в мозг. Единственное, что это не передает чувств, как бы женщины скучали бы оттого, что проходит только голая информация в мозг. Из одного мозга в другой. Из одной личности в другую. Не присутствует при этом никаких эмоций и чувств. И для того, чтобы...

Лаэртский: То есть, ты имеешь в виду физическое раздражение?

Гость: Да-да. И чтобы это происходило, надо обязательно свистеть, потому что свист самодостаточен для того, чтобы передать чувства и настроение.

Лаэртский: Да, но в таком случае... Ты всё-таки не любишь, я так понял, физиологию. Но мы должны учитывать, что свист всё равно будет производиться человеческой особью. А известно, что неотъемлемой частью нормального дыхания человека и функционирования всех внутренних органов является речь. То есть, если человек перестаёт говорить, постепенно его лёгкие могут атрофироваться, если это в зрелом достаточно возрасте. Или ты имеешь в виду серьёзную эволюцию - тогда это может быть не очень скоро.

Гость: Вы посмотрите, экология такова, что лёгкие не понадобятся. Они скоро, вероятно, будут или исчезать вообще или перерождаться, потому что радиационный фон соответствует тому, чтобы происходили сдвиги на генетически-хромосомном уровне.

Лаэртский: Я сегодня рассказывал в начале нашей встречи об одной девочке из Новогиреево, которая родилась с тремя головами, две вместо грудей - конкретный пример. Но это всё понятно, это всё мутация. А вот свист, о котором ты говорил - как, по твоему, он будет служить только способом привлечения внимания, поскольку необязательно... Ну, скажем, идёт толпа людей. Ты же можешь даже сейчас, я знаю, ты можешь в голову направить мысль конкретно кому-нибудь из них, можешь на всех, а этот посвист зачем? То есть, когда можно вообще не издавать никаких звуков, как рыбы. Рыбы, когда плывут - они же не плывут, а разговаривают.

Гость: Скажите, а дельфины относятся к рыбам или всё-таки к животным?

Лаэртский: Дельфин - это ни то, ни то. В принципе, дельфин и пингвин - одно и тоже. Уже учёными доказано и там и там...

Гость: А где-то у них даже генетический фон одинаков...

Лаэртский: Фон... конечно, совершенно правильно.

Гость: Кстати, я открытие недавно сделал. Я, как самый настоящий герой и победитель, недавно сделал настоящее открытие. В том смысле, что всё, что вокруг нас, состоит из одного вещества. Одно вещество - оно как бы делится на всякие таблицы Менделеева, на все элементы. На всякие земли, куски и клочки, всякие бумажки, штучки, брючки - всё это состоит из единого вещества, которым обладает великая вечность божественная, и она из него творит окружающий мир...

Лаэртский: На данный момент реальность...

Гость: Да. Я хотел сказать, что всё вообще вокруг, если мы оглянемся, всё вещество, которое вокруг нас, в нашем освещении люминесцентном, напоминает полиэтилен свежий.

Лаэртский: Кстати, ведь ещё тут наверняка наши радиослушатели задались вопросом - как же так, здесь всё не гладко. Я могу взять и потрогать свою куриную ногу, которую в данный момент ем. Или потрогать душ или бачок унитаза, чего угодно... На самом деле, действительно - видимо, даётся команда, даётся установка на визуальное восприятие. А если посмотреть их глазами - то получится, что он трогает пустоту или эту же плёнку.

Гость: Да, но когда всего этого нет, есть на самом деле свет. Он везде. Есть звук. Вот звук и свет - и есть ощущение одного и того же. Если себе это можно представить, то вот это истина.

Лаэртский: Угу... Ну, а в принципе - есть такое понятие - рудимент.

Гость: А я не знаю, что это такое.

Лаэртский: Это тот же аппендицит, ногти. Известно, что у людей будущего...

Гость: Хирургия...

Лаэртский: Да. Я имею смелость предположить, что в дальнейшем будет такое понятие, как личность-рудимент. Всегда кто-то совершенствуется, кто-то там остаётся. Как будет происходить общение с людьми-рудиментами?

Гость: Скажите, у вас как располагает движение в пространстве, вертикальное или горизонтальное?

Лаэртский: Вообще, конечно, нормальней горизонтальное. Это изначально было для... То есть вот то, что было - люди стоят перпендикулярно, то есть, даже животные делятся на твёрдых, перпендикулярных и параллельных. Перпендикулярные - это самые противоестественные для... Это в ходе того, что называется эволюцией, человек встал на ноги, стал ходить. В результате получается обвисание, выпадение, выделение... всё это из-за этого. Давление. Вот почему у животных не наблюдается давления, я имею животных параллельных.

Гость: Горизонтальное движение располагает к движению по кругу.

Лаэртский: Да.

Гость: Да-да. Две тысячи лет - да. Наконец это окончено, сегодня мы можем двигаться вертикально. Потому что движение по кругу - оно тоже где то правильно. Куча разных теорий - как да что. Всё правильно, мы всегда возвращаемся к началу. Зачем это нам надо, на самом деле? Надо всё время совершенствоваться.

Лаэртский: То есть, какой-то ход должен быть.

Гость: Да.

Лаэртский: А всё-таки вернуться к маме, вот...

Гость: Единственно, подождите... Хотел предупредить, что при движении в пространстве по вертикали существует опасность падения. Есть более могучие личности и обладающие злой волей, они могут сбить с дерева, как грушу ту же или яблоко. Палкой тебя... И сказать - это моё место.

Лаэртский: А могут даже не сказать. Это может произойти без всякого злого умысла.

Гость: Да-да. Причём во сне.

Лаэртский: Во сне. Причём их движение во сне...

Гость: Для вас-то это игра, а я по-настоящему так живу.

Лаэртский: Да-да. Кстати, в этом смысле у тебя великий дар гуманиста. То есть, ты не используешь знания, чтобы каким то образом подчинить себе окружающих.

Гость: Менять ничего нельзя.

Лаэртский: Да, менять ничего нельзя. Был ли соблазн? Соблазн же должен быть.

Гость: Конечно. Можно, я сыграю в Иисуса Христа... Я хотел бы рассказать притчу про одного попа, который жил очень скучно. Бывший музыкант. Однажды он услышал, что одним звуком может всем приказывать делать то, что он захочет. Он стал издавать такие звуки, при которых человек, услышавший их второй раз, мог просто умереть или вообще могло не стать его. И на Мир опустился мрак. Он смеялся над всеми и глумился. И они ему приносили всё, что он хотел. Но однажды, всё то вещество, о котором я уже упоминал, вдруг отодвинулось, как штора в театре - и он стал падать в бездонную яму. А сверху на него налетел указующий перст с чёрным ногтём и хотел его раздавить. Вот... Этого дурака очень любила мама, кстати о маме. Сын как бы являлся продолжением мамы. Он всегда мог о себе сказать - "я мама".

Лаэртский: Кстати, в принципе... извини, что я перебиваю. Получается, что в данном случае он был подвержен постоянному насилию. Всеподавляющему насилию со стороны мамы. Ведь мама же знает всё. Если мама его любит, то он находится под постоянным жимом. Если мама кого-то не любит - то он теряет с мамой связь, он куда-то идёт не вертикально.

Гость: На сегодня существует ещё теория о том, что мама может всё и может быть всем и всеми. Как в отдельности, так и сразу. Кстати, я ещё хотел сказать, что смерти нету, в том смысле, что смерть - это фантом, а фантомы - такие существа, придумки людей уродливые. У них есть своя планета. Они питаются энергией наших мыслей и воспоминаниями о них. Так вот, смерть как явление - это фантом, егопридумала мама. Она решила в один прекрасный момент... Да вообще, они между собой посовещались и решили, раз они могут подарить жизнь человеку, родить - стало быть, они могут и отобрать её. То есть, наоборот, что-то там такое...

Лаэртский: Ну да.

Гость: Об этом можно размышлять.

Лаэртский: Меня это натолкнуло на такую мысль...

Гость: А ещё надо добавить - мечты-то сбываются. О чём мы сегодня мечтаем, это всё случается. Так вот, поклонение гробу, существующее на сегодня... Эра эта сегодня окончена. Фантом этот надо уничтожить в каждом. Человек должен о себе думать, что смерти нет. И это случится, так как мечты сбываются.

Лаэртский: Да, но ещё хотелось сказать, что некому маме сказать, что она всего лишь занимается репродуцированием. Как считаешь, откуда у неё уверенность, что она не понимает, что это всего лишь ксерокопирование? Что она - это ксерокс, иногда хороший ксерокс, иногда плохой.

Гость: М-м-м...

Лаэртский: Её функция, это как колба...

Гость: Я бы не стал так говорить о маме, что она - функция.

Лаэртский: Нет, но тут можно сказать как... Скажем, представьте, пробирка...

Гость: Она же находится у себя дома. Это её планета. Пойми ты правильно. Каждый мужчина, пришедший на планету Земля, каждый мужчина, пришедший из других миров, галактик - его энергетический объём существует всегда и везде. Как, впрочем, и женский. Женщина на этой планете, это её дом. Здесь планета женщин.

Лаэртский: Но всё-таки существует теория пробирки и дроздофилы... ну, мушки. Винная мушка.

Гость: Кислотница.

Лаэртский: Да. Они же целиком зависят от этой пробирки. И для них, для их самосознания, мама для них всё. Ситуация, может быть, похожа здесь. Ведь зависла же где-то она? Она же не просто так, у неё нет подставок.

Гость: Это двоичность всё той же эры Рыб прошедшей. Палка о двух концах. Всё время рассматривается две стороны медали. Плохое и хорошее - всё делится на два. Сегодня людей делят на аудиалов и визуалов. На тех, кто лучше слышит и на тех, кто лучше видит. На самом деле, это ощущение одного и того же. Вот что я хотел сказать.

Лаэртский: В принципе, можно рассматривать палку как одну точку.

Гость: Да. Как единое целое, конечно. И это правильно.

Лаэртский: А вот весы, страсть к взвешиванию... Некоторые взвешиваются сами. Идя по улице, она ставит сумки, забывает про бигуди и про фены. Видит весы и мчится взвешиваться. Это ладно, это случай медицинский. А вот те, кто разрабатывает методику взвешивания... Вообще, эта теория весов - она какое место занимает в новой реальности?

Гость: Всё те же дела, касающиеся денег. Но если я сделаю ещё одно открытие, что деньги вскоре станут не нужны только потому, что по ним передаются не только инфекционные заболевания, как-то бактерии различные друг другу. Но с деньгами можно отдавать всякие энергетические фоны нежизнеспособные.

Лаэртский: Ведь любые деньги имеют несколько степеней защиты. Даже можно объяснить химически эти степени защиты. Сделанные из каких то металлов, из каких то веществ, которые способны впитывать не только грязь с пальцев, потовыделение. Если взять и обсосать кончики пальцев у больного гриппом - то точно заболеешь. Это уже доказано.

Гость: Ну да. К ногтям можно привязаться всегда.

Лаэртский: Конечно. А это самые замечательные, самый загадочные части тела человека.

Гость: Да, за ними всё время приходится ухаживать. Стричь, вычищать траурную каёмку, всякие заусенчики. А некоторые их любят посасывать или отгрызать.

Лаэртский: А ты знаешь, что разработана новая теория? В принципе, ногти - это рудиментарный отросток, во многом зависящий от содержания в крови человека кальция. Сейчас самое модное нововведение - выращивать ноготь на голове. То есть, голова выглядит как палец. Такой ноготь ото лба идёт, практически как козырёк.

Гость: "А я бейсболист всегда"... "а я бейсболист!"

Лаэртский: Во первых твердый покров, это защита. Удобно и красиво. Что ж, я предлагаю послушать композицию. У нас впереди длинный разговор, а мне хотелось бы узнать подробнее о маме...

[ ... ]

Гость: Я хотел бы задать тебе вопрос, Александр. В продолжение того, что смерти нет. И опять же - говорить о ней, потому что многие люди верят в то, что это должно в их жизни свершиться. Многие боятся этого, некоторые даже ждут. А кто-то к этому с интересом относится. Я бы хотел сказать, что вот я как бы Бог, и я сказал, что смерти нет. Верьте мне и быть посему отныне и всегда. Но всё же существуют люди, которые верят в это. Не порождаю ли я, моя как бы божественная личность, фантом - не дает ли она фантому смерти подпитки...

Лаэртский: То есть, это называется установка.

Гость: Да нет. Кашпировские дела эти - они уже не хиляют.

Лаэртский: Ну, понимаешь...

Гость: Установка, это как бы - сейчас поговорим и это будет в последний раз. И все об этом поймут. И, наконец, я в эфире, я разговариваю сло всеми.

Лаэртский: Ты понимаешь, в чём дело. Смерть - она уже сейчас. То есть, она везде, всегда. Вот, например, смотри. Вот я говорю слово "например". С произношением мной буквы "р" она уже пришла.

Гость: Вот так вот прям...

Лаэртский: Конечно. А вот это же, что это?...Это постоянная...

Гость: Я об этом в дальнейшем скажу. Я это запомнил, в память записал. Типа того, что закинул за плечо. Потому что память - это единственное, что останется после того, когда мой скафандр станет непригоден для условий земного существования. Когда, к примеру, он перестанет нравиться женщинам, и мне захочется покинуть его. И трансформироваться в другую жизнь.

Лаэртский: А зачем в другой жизни память?

Гость: Дело в том, что не всем дана память прошлых воплощений. Понимаете, некоторые и встречают смерть только для того, чтобы что-то забыть. И настолько, чтобы в следующий раз он родился и забыл, что в прошлый раз он жил и существовал. А для людей великих - даже сегодня я встречаю таких людей, которые обладают памятью прошлых воплощений. Это идёт из поклонения господу Кришне. Богоугодно сегодня поклонение вообще. Форма общества следующей эры Водолея располагает к поклонению. С элементами такими, как фараонские дела, какие-то расклады вот такие, приколы там. Да, ты знаешь, почему фараону построили такой дом треугольный? Потому что он был героем настоящим. В такой жаре, в Египте, он отдал последний глоток воды просящему. Стал героем народным и ему построили такой дом.

Лаэртский: Угу. Проводились ведь эксперименты очень серьёзные над пирамидами, чем объясняется такая архитектура. Брали несколько картонок и из них делали пирамиду. Подвешивали на ниточке кусок мяса на иголке, так чтобы кусок висел чётко.

Гость: Да, я смотрел сию передачу.

Лаэртский: И он же не протухал.

Гость: Вообще, конус - жизнеспособная форма, если говорить о пространстве. В пространстве существуют различные формы, имеющие свои фигуры. Пластик, из чего всё состоит, располагает к определённым формам. Бывают бесформенные фигуры, а бывают правильные, как конус. Даже сегодня на Земле можно видеть людей, которые обладают конической энергетической оболочкой.

Лаэртский: А как ты считаешь - зависит ли... ведь конус может смотреть вниз или вверх, если убрать понятие устойчивость...

Гость: Это от воли хозяина зависит.

Лаэртский: Наиболее продуктивная конструкция - это вниз или вверх?

Гость: Лучше об этом никому не говорить. Обладая такой формой, нужно где то спать. На сегодня я заметил, что человек, который не хочет быть правителем, но на самом деле им является, как-то должен выбирать место и настроение поспать.

Лаэртский: А ведь, по идее, сон должен стать рудиментарной функцией в ближайшее время. Что такое сон? Сон это же... его же нет на самом деле. То есть, когда мы видим рядом с собой спящего человека - это же вовсе не он. Как только вы его разбудите - это он. А то, что называется сном, то, что спит перед вами - это не он.

Гость: Победив на сегодня смерть, я хочу сказать, что скоро и сна не будет. Спать скоро станет не нужно совсем.

Лаэртский: А каким образом будет происходить, на твой взгляд, эмоциональная разрядка? Или она будет не нужна, потому что не будет и зарядки?

Гость: Я думаю, это будет из какого то общения с людьми.

Лаэртский: Ну, такой вампиризьм же...

Гость: Нет, нет. Это будет знаете что? Сегодня это называется медитация. Вот на что это будет похоже. Человек будет впадать в чувство, свою энергетическую оболочку приобретать. Конус, у кого то даже куб есть, у кого то шары, овал, цилиндры.

Лаэртский: А как ты считаешь такое явление, как массовая медитация - такое достаточно беспонтовое и в тоже время сильно понтовое мероприятие. Ведь...

Гость: Так вот, телепатия располагает к передаче информации. На самом деле, что есть сон? Это подавление одной воли сегодняшнего ложного правительства. Сегодняшнему правительству выгодно, чтобы люди ночью спали. Есть такие комедии божественные, где говорят о том, что сейчас ночь, надо спать, говорит Бог. На самом деле-то это не так.

Лаэртский: (после паузы) То есть...

Гость: Подавление более интеллектуальной развитой личности, энергетически более сильной. Когда более энергетически сильные личности надоедают. Когда все остальные ниже их ростом... Если такую модель создать...

Лаэртский: Это называется... извини, что перебиваю. Это называется по-другому - модель "кыш".

Гость: "Кыш". Правильно, правильно.

Лаэртский: Ну вот обычно он идёт, и когда они... он им так - кыш!

Гость: Да. Правитель всегда форму пугала огородного имеет. Это тот человек, над которым все смеются. Потому что сегодняшние правители лживые. Они все пришли из лжи. Зло, сила, убийство никогда не рождали настоящей жизни. И любые фантазии, как-то эротические или ночные, как-то спать, или телевизионные. Кстати, то, что сегодня по ящику показывают...

Лаэртский: Ты сразу пытаешься адаптировать свои слова и свои мысли.

Гость: Ну конечно.

Лаэртский: На самом деле там ничего не показывают, если смотреть глазами реальными. Это просто совершенно пустой ящик, в котором нет даже деталей. И даже ящика-то нет - может, иногда для людей со слабым визуальным восприятием...

Гость: Люди, которые уже вышли на приём телепатии, телекинеза не нуждаются в телевизорах. Человек, который уже обладает даром телепатии, способностью к приёму и передаче своих мыслей на огромные расстояния, телевизор прекращает видеть. Он видит ультрафиолетовые излучения, как пчёлка начинает видеть.

Лаэртский: Практически такой... Ну, это очень приблизительно. Все приблизительно знают, как это выглядит.

Гость: Все великие мысли должны ассоциироваться сегодня... Опять же, параллель проводить, как бы эра Рыб всё ещё только-только...

Лаэртский: Только-только. Да.

Гость: Ещё правила то те остались.

Лаэртский: Вот, кстати, очень сложно достаточно быстро правила изменить. Опять же - из-за рудиментов. Я к этому слову прицепился, но это действительно так.

Гость: Ты видишь во мне великую бестолочь. Великая божья милость может являть великую божью бестолковщину. Я хотел бы спросить - а что есть рудимент?

Лаэртский: Ну, это то, что, скажем ногти, зубы. Ведь зубы уже не нужны.

Гость: Нет, сегодня это очень актуально, зубы.

Лаэртский: Сегодня, думаешь, нужны? А ты знаешь, что зубы раньше выглядели не так у человека, было всего два зуба - верхний и нижний. Этих щелей между зубами не было. Зачем щели между зубами? Чтобы там мясо застревало?

Гость: Чтобы за ними ухаживать. И всегда, когда люди улыбаются друг другу, говорить - у тебя получше, у тебя похуже. А иногда говорить "О! У тебя хороший дантист!"

Лаэртский: Ну вот. А в принципе, это никому не нужно. Ты мне скажи вот, пожалуйста, что хотел я у тебя узнать...

Гость: Нет, сегодня просто модно - красивые зубы.

Лаэртский: Да, даже некоторые делают искусственную резьбу по зубам. Портреты близких, семьи там на них выполняются...

Гость: Алмазы.

Лаэртский: Зеркало делают, кстати... зеркала.

Гость: А вы знаете, что в эру Рыб модны были волосы?

Лаэртский: На зубах, да?

Гость: Между зубами. Человек, его скафандр располагает к любованию им. Человек же красив, вы понимаете?

Лаэртский: Ты несколько не прав, потому что его же не существует. Это как бы целлофан...

Гость: Пластик.

Лаэртский: Пластик, да. Это зависит от того, какая команда придёт на восприятие этого комка синтетики. Ты же идёшь по улице и говоришь: "Какой некрасивый баба". Или говоришь: "Какой красивый". На самом деле, там ничего нет. Если ты посмотришь нормальным своим взглядом, тем взглядом очень редким, который у тебя бывает в моменты дежавю, это истинный взгляд. Тогда ты вообще ничего не увидишь.

Гость: Александр, ты уверен, что дежавю - то, что называется момент истины?

Лаэртский: Да, конечно, это естественное состояние организьма.

Гость: Это то, чем ты становишься на самом деле как бы?

Лаэртский: Я знаю, что ты считаешь по другому. Считаешь тот момент дежавю, когда на твою волю кто-то воздействует. Понятный перец, что никакой воли ни у кого нет.

Гость: Вот даже так!?

Лаэртский: Конечно.

Гость: Спасибо, ты мне подарил новые...

Лаэртский: Знания...

Гость: Да, новые знания. Я буду потом об этом размышлять. Мне будет приятно об этом мечтать.

Лаэртский: А ты мне расскажи о своей гениальной способности к генерации стереозвука.

Гость: Ах, ну да...

Лаэртский: Это будет интересно, потому что я в экспериментах над своим мозгом как раз подошёл к этой черте, но в последний момент испугался. Это же неприятное и неожиданное открытие. Потом оно даёт большие преимущества, но...

Гость: Развивая в себе талант всеслышанья, я наконец пришёл к такому выводу - что однажды надо выбрать, видеть или слышать. Так как я музыкант с большой буквы - решил, что слышать профессионально необходимо. Я решил в дальнейшем отказаться от видения света и от ощущения различных светоспектров.

Лаэртский: Правильно. Опять же, нужно поправить тебя - извини, что перебил. Понятие видеоспектра в данном случае применимо к очень узкому кругу людей, потому что, например, у той же пчёлки свой спектр световой, у каждого существа свой спектр. Вот я знаю, что у тебя свечение чёрное с разными оттенками.

Гость: Да-да, можно себе представить и такую картину. Рассказывая о смерти и о той притче великой, которую рассказала женщина о мужчине, можно сказать, что в аду свет существует чёрный. Всё, что мы видим сегодня, сейчас, здесь - освещение, из лампы льётся свет радужный, дарящий нам радость, восторг и божественную милость. Там всё это изливается черным светом, как в фантастическом фильме. Всё точно также, только чёрный свет.

Лаэртский: Да, но кстати...

Гость: Но это не предел. Можно опуститься ниже и подняться выше рая даже.

Лаэртский: А, кстати, точно такое ощущение, когда люди живут днём, на них странно и непонятно, устрашающе действуют, скажем, морские глубины. Там же тоже конкретный свет. Я знаю, что тебе там весьма недурно было.

Гость: Да, я читал какую-то литературу по поводу парапсихологий и каких-то медитаций. Такого созерцания. Там сказано о путешествии, одной медитации. Как бы одна из форм медитации, говорящая о том, что можно путешествовать на дне моря. Когда не ты один спишь, а тысячи людей - и ты сочиняешь их сны, творишь их реальность во снах. Такой метод жизнеспособен.

Лаэртский: Ты опять говоришь - "творить сны". Но это же зависит от стоимости приставки самой. Какая-то стоит дороже, какая-то дешевле. Скажем, более дорогая управляет более дешёвой. Но, получается, опять же мы приходим к маме, её управлению. В конечном итоге, она же диктует, какие делать действия во сне этим тысячам спящих вместе.

Гость: Да, но развитие в себе таланта всеслышанья располагает к тому, что ты в определённый момент слышишь лучше мамы даже.

Лаэртский: Но поскольку она уверена, что... Не секрет, что вместе с материнской грудью происходит накачка разного рода анаболиками, в том числе микрогрудями. Если рассмотреть молоко под мощным микроскопом - то будет видно микровымя. Происходит накачка, переработает...

Гость: Да, мама очень сильна влиянием на изменение химического состава скафандра. Она считает, что вещество может влиять на дух.

Лаэртский: Да, это так и получается.

Гость: Нет, это не так.

Лаэртский: Но она же даёт такую установку.

Гость: Конечно, любимый сын никогда не скажет маме, что это не так, не будет учить её. Бывает, когда яйцо учит курицу.

Лаэртский: Но это же чисто из вежливости.

Гость: Да, вежливость жизнеспособна и существовать будет всегда.

Лаэртский: А ты скажи - она, поскольку достаточно властная, она не дура же. Не полная же она Маня. Она понимает, что это всё из вежливости. А ведь очень неприятно, когда тебе из вежливости не говорят какую-то истину. Ты, например, скрываешь от неё истину из вежливости, а она это понимае и в результате может опять нарастить пуповину или произвести выменной вскорм. Это всё связанные вещи. Нет таких опасений?

Гость: Мама сохраняет веру, она верит.

Лаэртский: Но это получается обман.

Гость: Нет. Кстати, интересный вопрос, об этом можно размышлять не один день. Но лучше всего, когда ты приходишь к истинному мироощущению. У каждого наступает момент - то, что называешь дежавю.

Лаэртский: Понимаешь, я хочу...

Гость: Когда мысли совпадают со словами. Потому что когда слышат тысячи людей то, что ты думаешь, не то что ты говоришь, как у Ленина сегодня. Хоть это и мумия, но его слышат до сих пор.

Лаэртский: Слышат. Но у него, видимо, была серьёзная энергетическая крыша. Вполне возможно, что это была работа остатков вот этого всего.

Гость: Но он же разделил время на три и ему все поверили.

Лаэртский: Угу. Насчёт спутника я хотел узнать...

Гость: И он сделал всех глухими. Он хотел всех людей заставить видеть, наслаждаться светом. Он хотел научить людей видеть будущее, вы представляете себе.

Лаэртский: Молодец.

Гость: Да, ему все верили.

Лаэртский: А вот всё-таки давай вернемся к дежавю. Как ты считаешь, если постараться вызвать у себя это состояние искусственно или даже если когда-то оно придёт - постараться в нём задержаться. Дежавю - и есть настоящая боль. Например, если я или Прохор оторвёт тебе палец - это не больно. Настоящая боль - это дежавю. Если эту боль превозмогая, постараться продлить это состояние, проанализировать его - возможен ли выход из коридорчика?

Гость: Всё-таки тебе мнится коридорчик?

Лаэртский: Я образно говорю. Ты сразу...

Гость: Ты не бойся, смерти-то нет. Мечты-то сбываются. Не надо вот этих коридорчиков, потому что многие...

Лаэртский: Ну, давай назовём это колбочкой. Или назовём шлангом.

Гость: Вещество. Синтетика.

Лаэртский: Вещество. Выныр произойдёт или вныр.

Гость: Но опять же, параллели там. Палка о двух концах. Об общем хотелось бы поговорить. Зачем взвешивать, делить?

Лаэртский: То есть, ты всё-таки не сторонник взвешивания?

Гость: Да, я не сторонник деления. Я сторонник иной точки зрения. Ещё мне нравится разглядывать простые примитивные вещи. Вещи материальные, смысловые, уже мыслеформы с разных точек зрения. Как-то людей или вещей каких-то. Представляете, вещь же, к примеру, может думать.

Лаэртский: Конечно, может.

Гость: Это как бы игра, которую я вам дарю - пожалуйста, можете играть.

Лаэртский: Но здесь опять же происходит насилие. Почему, например, нравится разглядывать примитивную вещь, которая думает. Потому что опять "кыш" вот этот. В данном случае "кыш" с твоей стороны. Или нет?

Гость: Я как бы навязал свою игру вам?

Лаэртский: Нет. Простой вещи, "кышу". Не получается ли какой-то элемент насилия? Ну, то есть, ступенька - мама...

Гость: На самом деле, если вы хотите разглядывать такой фантом-мыслеобраз, как насилие. Ведь насилие начинается с мыслеформы. Везде вы можете видеть насилие, даже в самом себе в конце концов. Вы можете изнасиловать самого себя.

Лаэртский: Да, такое случается периодически с нашими референтами. Что же, я предлагаю послушать композицию.

Гость: Неплохое предложение.

[ ... ]
 

 1   2   3 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1996
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017