laertsky.com
Главная страница
Карта сайта
Форум
лаэртский
Дискография
Песни и аккорды
Стихи und поэмы
Альбомы в mp3
Лаэртский Бэнд
Голоса Родных
Концерты
Акварели
Wallpapers
Ответы на письма
Бесило-Радовало "Медведь"
со стороны
Переводы
Видеозаписи
Радиоэфиры
Публицистика
Иллюстрации
Подражания
монморанси
О программе
Эфиры 1992-95
Эфиры 1996
Эфиры 1997
Эфиры 1998
Эфиры 1999
Эфиры 2000
Эфиры 2001
Silver Rain
Заставки
Терминология
Сайты гостей
реклама
laertsky.com  |  монморанси  |  1998  


Святослав Романович Добрыня-Кремезной. Часть 4
 

 1   2   3   4 

Лаэртский: Напоминаю вам, что в гостях у программы "Монморанси" сегодня профессор-психоаналитик Святослав Романович Добрыня-Кремезной. У нас осталось достаточно немного времени на общение с таким замечательным человеком, поэтому мы с Добрыней посовещались и решили посвятить оставшееся время нашей встречи общению с вами, уважаемые, в прямом эфире. И я...

Добрыня-Кремезной: Я попросил бы спящих не звонить, потому что...

Лаэртский: Да, пожалуйста, ещё просьба говорить поотчётливей, потому что со связью не очень хорошо, телефонисты хоть и были... да. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте.

Лаэртский: Здравствуйте, говорите громче, очень плохо вас слышно.

Слушатель: Здравствуйте.

Лаэртский: Вот так, да-да.

Слушатель: Вы тут говорите о снах как бы, да? А интересно, это не вредно ли - в такой час не спать, не видеть сны?

Добрыня-Кремезной: Нет.

Слушатель: Вот. Хотелось бы узнать вашу точку зрения.

Лаэртский: Понятно, спасибо. Вообще, действительно, вопрос такой, ведь... да, есть, Святослав Романович вы наш Кремезной, родной, серебряный, существует же мнение такое, что сон - это ещё тестирование...

Добрыня-Кремезной: Мнений-то - масса.

Лаэртский: Но нас они не волнуют совершенно. Ну, что касается того, что мы с вами, да и ещё восемь человек наших радиослушателей провели сегодня и до сих пор, в общем-то, бессонную ночь, насколько это вредно? Они же не видят снов, во-первых...

Добрыня-Кремезной: Ну, дело в том, что-о...

Лаэртский: А вы говорили же один раз, будучи нетрезвым, что настоящая-то жизнь во сне... я это помню, и вы говорили...

Добрыня-Кремезной: Действительно, это так.

Лаэртский: Так.

Добрыня-Кремезной: Да, потому что то, что мы называем снами, бывает настолько реально, что подчас эту черту между реальностью и, так сказать, сновидением подвести очень сложно. Что же касается "не вредно ли" - да нет, любезный, не вредно. Почему? Сон в любой его форме - полезный факт. Не важно когда вы спите: днём, ночью, утром, вечером. В междучасье. Это не важно. Главное, чтобы сон был полноценным. Ведь всем известно, что Штирлицу достаточно было десяти минут для того, чтобы прийти в силу. Это достигается многолетней тренировкой. Или гормональной терапией, как в случае с казахским министерством обороны.

Лаэртский: Я помню, что в армии мы приноравливались спать на пеньках, свернувшись калачиком.

Добрыня-Кремезной: Более того - в отдельных родах войск, в частности, в РВСН, личный персонал спит стоя.

Лаэртский: Бывало. На тумбочке дневальные тоже часто, в общем-то. Умудрялись.

Добрыня-Кремезной: Поэтому то, что ночью не спите - да какая разница, когда спать. Главное - выработать ритм жизни, режим дня. Желательно, чтоб он был стабильным. Не важно когда вы спите, - днём вы спите, ночью - бодрствуете, либо же наоборот. Это всё дело фактора. И, в конце концов, совершенно ненормально - совершенно ненормально - когда человек всю ночь спит, а бодрствует только при свете солнца. Это то, как раньше жили в деревнях: солнце встало - они, дескать, в поле; солнце село - они на печку.

Лаэртский: Стемнело - они на печку, да.

Добрыня-Кремезной: Да. Теряется чувство...

Лаэртский: Романтики.

Добрыня-Кремезной: Да, цикличности жизни. Сбой менструального цикла у женщин грозит. Вот если женщины будут вставать с, так сказать, восходом солнца и ложиться спать с его заходом, то есть не будут видеть тёмного времени суток, то организм потеряет чувство цикличности. Как следствие - нерегулярные менструации, нервные расстройства и весь спектр нервных заболеваний, свойственных климактерическому возрасту. Да и климакс наступит раньше.

Лаэртский: Раньше, раньше. Бывало, что... умалчивается вся информация, что и в двадцать пять лет крестьянские девушки уже были в возрасте, в климаксе, они уже успевали нарожать кучу детей к тому моменту, но уже в двадцать пять лет у них был полный климакс. То есть, в двадцать пять лет это считалась уже старуха.

Добрыня-Кремезной: Я не согласен с теми учёными...

Лаэртский: Старуха.

Добрыня-Кремезной: ...которые выдвинули тезис о том, что...

Лаэртский: Вообще старуха древняя, дескать, считалась.

Добрыня-Кремезной: ...врождённый климакс появился только в двадцатом веке.

Лаэртский: На печи уже, дескать, лежи и всё.

Добрыня-Кремезной: Врождённый климакс был свойственен средневековью...

Лаэртский: Да обезьянам свойственен!

Добрыня-Кремезной: Да, безусловно, потому что у обезьян либидо проявляется только у самца, самка...

Лаэртский: Наглухо она вообще.

Добрыня-Кремезной: ...грубо говоря, задирает хвост первому встречному. Были случаи, когда при посещении японского зоопарка генеральным секретарём ЦК КПСС Леонидом Ильичом Брежневым одна из обезьян приняла его за своего потенциального полового партнёра, и только мастерство охраны - японской, подчёркиваю - спасло нашего уважаемого и любимого от, так сказать, совокупления с этим агрессивно настроенным животным.

Лаэртский: Животным, да. Но, кстати, японская охрана, даже на примере господина Зассыхи...

Добрыня-Кремезной: Работает она.

Лаэртский: Работает мощно. Здравствуйте, вы в прямом эфире, наше внимание к вам беспредельно.

Слушательница: Добрый день.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушательница: Добрый вечер.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушательница: Здравствуйте.

Добрыня-Кремезной: Утро.

Слушательница: Ну, может быть... учитывая деноминацию.

Лаэртский: Да, часа.

Слушательница: Часа, да. У меня вопрос к Святославу Романовичу. Я лежала как раз в вашем центре, вы мне оказали помощь неоценимую...

Добрыня-Кремезной: Нет, мы только сидячих больных берём.

Слушательница: Я сидела в вашем центре. И когда-то меня мучили кошмары, и, кстати, за сегодняшнюю ночь я почему-то не услышала разговора, тема кошмаров не была затронута, а меня она волновала когда-то и взволновала не так давно. Дело в том, что я перед сном люблю читать сказки, и как раз недавно я читала сказки Людмилы Петрушевской. Там колдун заколдовал одного нехорошего человека, превратив его в микробы дизентерии. С тех пор, как только засну, я начинаю бороться с микробами дизентерии и борюсь до самого утра.

Лаэртский: Извините, пожалуйста, это, опять же, по поручению Святослава Романовича, я, конечно, понимаю, что это несколько неудобно, но, тем не менее, позвольте, может быть, узнать всё-таки ваш возраст.

Слушательница: Мне двадцать три года.

Лаэртский: Двадцать три года. И где вы работаете, тоже важно нам знать?

Слушательница: Я не закончила образование и сейчас я дома с ребёнком...

Лаэртский: То есть вы замужем, да?

Слушательница: Да.

Лаэртский: Понятно, спасибо. Это просто для некоторых исследований нашего Добрыни нужно. Понятен вопрос, спасибо. Сейчас Добрыня ответит, но прежде я хотел сказать, даже не хотел напугать, но хотел предостеречь.

Добрыня-Кремезной: Да чего уж тут...

Лаэртский: Дело в том, что такой сон, когда кто-то внедряет в тебя микроб, например, описан некоим Роджером, рыцарем армии Дугласа, который лёг спать совершенно здоровым человеком, а среди ночи ему приснилось, что больной чумой человек бросился на него и изрыгнул ему в рот чуму. И представляете, три дня спустя Роджер умер от чумы, прямо в кольчуге его захоронили. А хоронили тогда - просто забрасывали камнями, и всё. Потому что, ну, прямо в панцирьке.

Добрыня-Кремезной: Самый радикальный способ.

Лаэртский: Я не хотел бы пугать, естественно, может быть, я тут как-то не прав, но это я рассказал случай, как трактовали сон и как он сбылся в древние времена. Сейчас, может быть, микроб вот этот скажет что-то о другом, например, прибавка в потомстве.

Добрыня-Кремезной: Ну, что я могу сказать по этому поводу? Молодым мамам, особенно которые ухаживают за своим потомством, свойственна кошмаризация сна. Чем это вызвано? В первую очередь, недостатком валентного обмена глюкозы, кальций, углекислый, ортофосфорная кислота. Это с точки зрения примитивного химического процесса.

Лаэртский: Активированный уголь.

Добрыня-Кремезной: Поскольку кальций выброшен вот в этом, за чем она ухаживает, весь кальций из организма лишний ушёл...

Лаэртский: А вы думаете, из чего кости состоят? Вы пощупайте.

Добрыня-Кремезной: Глюкозу она употребляет.

Лаэртский: Мощнейше каждый день.

Добрыня-Кремезной: Употребляет эти синтетические американские витамины, сделанные из костной рыбьей муки.

Лаэртский: У меня, кстати, на ногтях какой-то клей. Но это к делу не относится.

Добрыня-Кремезной: Вот.

Лаэртский: Активированный уголь!

Добрыня-Кремезной: Ортофосфорная кислота - с фруктами поступает. Вот это вот совокупность факторов.

Лаэртский: Простите.

Добрыня-Кремезной: Орущие.

Лаэртский: Добры-ыня-а!

Добрыня-Кремезной: Да?

Лаэртский: Активированный уголь.

Добрыня-Кремезной: Активированный уголь можно применять. При запорах...

Лаэртский: Будьте здоровы. Кстати, нужно закрыть окно, потому что тут, действительно...

Добрыня-Кремезной: При отравлениях. Ну, вообще, на сегодняшний день активированный уголь - это наиболее дешёвый...

Лаэртский: Бич нашей эпохи. Я вот что хотел сказать, Святослав Романович, всё-таки как быть нашей, нашей молодой...

Добрыня-Кремезной: Нет, и всё-таки активированный уголь, на сегодняшний день, - самый дешёвый препарат при отравлениях, запорах, а также поносах. Вот частенько стали забрасывать к нам недобросовестные чешские пивовары просроченное пиво под названием "Великопоповицкий козёл".

Лаэртский: О-ой, да, пучит...

Добрыня-Кремезной: От которого иногда травятся...

Лаэртский: Пу-учит...

Добрыня-Кремезной: Травятся.

Лаэртский: Пучит.

Добрыня-Кремезной: Так вот, рекомендую - на бутылку пива полторы таблеточки активированного угля...

Лаэртский: Туда прямо кидать и всё.

Добрыня-Кремезной: Да, да.

Лаэртский: Так, подождите, как же быть с кошмаризацией снов, то есть вы считаете, что это нормальное явление, и ничего подобного... нет, если бы...

Добрыня-Кремезной: Нет, конечно, это не нормально. Для этого не надо рожать. Если вы не хотите кошмаров...

Лаэртский: Дело в том, что...

Добрыня-Кремезной: ...не рожайте.

Лаэртский: Дело в том, что...

Добрыня-Кремезной: Пользуйтесь противозачаточными средствами.

Лаэртский: Дело в том, что если бы вот эта наша молодая мама была бы рыцарем, воином какого-нибудь войска...

Добрыня-Кремезной: У неё бы не было кошмаров.

Лаэртский: ...и тогда бы этот приснившийся кошмар такого рода ей бы грозил какой-то жуткой смертью. А так, по идее...

Добрыня-Кремезной: Это нормально.

Лаэртский: Это нормально, и...

Добрыня-Кремезной: Это как, вот, знаете, мастит.

Лаэртский: А, может быть, ей стоит перестать смотреть рекламу, где вот микробы убивает мыло, потому что подсознательно это же вспоминается...

Добрыня-Кремезной: А, вспоминаю, вспоминаю. Она же... да. Нет, что касается...

Лаэртский: Я думаю, исчерпывающе. Следующий телефонный звонок. Добрыня-Кремезной отвечает на ваши вопросы. Доброй ночи, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Доброй ночи.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Мне, знаете, сон как-то снился. Хотел бы, чтоб вы его страктовали как-нибудь. Значит, в фильме "Чапаев", вы помните, там в стане белоказаков сидят эти самые казаки всякие там и поют: "с нашим атаманом", там, чего-то, "а первая пуля" и так далее. Знаете, да? Вот. А мне тут сон приснился, из которого следовало, что на самом деле текст этой песни был совсем другой, то есть специально к съёмкам фильма его переделали, поскольку в оригинальном виде его неудобно было пускать в эфир. И, помню, я во сне чётко совершенно слышал всю эту песню. Там слова были совершенно другие. Я вам кусок напою, поскольку там слова немного неудобные, я шёпотом напою, да? Примерно так: "Жопа, братцы, жопа, жопа, братцы, жить", - то есть имелось в виду, что очень плохо им на самом деле живётся, поскольку, понимаете, их заставляли воевать со своими братьями-крестьянами. И во сне я слышал полностью эту песню, совершенно чётко все слова, всякую ноту, значит, там на гармошке они играли. А вот проснулся - практически всё забыл, за исключением маленьких кусочков. Не могли бы вы, как-то проанализировав сон, восстановить полный текст песни? И другой вопрос, более главный. Вы обсуждаете всё, значит, сон, сон, а ведь вы упускаете очень важный момент, исследование обучения во сне. Например, Илона Давыдова, да, знаете. Ведь на её кассетах записан специальный такой высокочастотный сигнал...

Добрыня-Кремезной: Это же чистейшая порнография вообще.

Слушатель: Как?

Добрыня-Кремезной: Там она сама снимается, что ваша Чиччолина. Вы были последний раз на рынке, где кассеты-то продают? Вы посмотрите, купите кассету.

Слушатель: Да что вы, я такие кассеты не покупаю, я, так сказать, конкретно бездуховно вообще, я как бы...

Добрыня-Кремезной: А почему же вы про эти кассеты завели разговор? Если вы их не покупаете?

Слушатель: Не-не-не, я аудиокассеты имею в виду. К тому же вы не забывайте, что я, например, против обучения английскому языку. Поэтому я этим не пользуюсь методом.

Лаэртский: Вы знаете, извините, вопрос ваш понятен. Первый. Второй...

Слушатель: Я же ещё, это самое, не спросил. Так вот. На аудиокассетах, которые нужно слушать во сне, там записан специальный высокочастотный сигнал, который и обеспечивает обучение. Но поскольку магнитофоны, на которых это всё слушается, китайские, некачественные, этот сигнал претерпевает фазовые искажения, в результате чего обучение происходит неправильное. Люди запоминают слова задом наперёд, один человек слушал кассету, на которой была тема "Поход в аптеку", а из-за того, что сигнал был искажён, запомнил эту кассету неправильно, то есть он мог эти слова произносить, но только в точности в той последовательности, в какой они на кассете были...

Лаэртский: Вы знаете, извините, просто... простите, простите, просто у нас, действительно, очень мало времени, да, ещё очень много нам звонит народу, да, и Святослав Романович очень устал. Суть вопроса понятна. Спасибо, извините. Что касается всех этих сигналов, которые как бы, дескать, записаны и дают, всем понятно, что это чистой воды надувалово, и, в общем-то, обычная...

Добрыня-Кремезной: Это звуки от надувания лягушек.

Лаэртский: Безусловно.

Добрыня-Кремезной: Которые там записаны.

Лаэртский: Мы даже не будем, я думаю, на эту тему говорить...

Добрыня-Кремезной: Я хотел сказать сразу о втором. На второе я сегодня ел котлеты вот с рисом - очень вкусные.

Лаэртский: То есть, скажите, рис шёл в качестве гарнира или...

Добрыня-Кремезной: Нет, основное.

Лаэртский: Основное, понятно.

Добрыня-Кремезной: Котлеты были.

Лаэртский: А всё-таки, что касается обучения во сне, можно чему-то человека во сне обучить?

Добрыня-Кремезной: Можно, конечно. Я, например, знаю, как... возьмём такой момент, как ковыряние в носу. Многие почему-то думают, что ковыряние, то есть поковыр ноздревой, как мы, собственно говоря, это называем, это, так сказать, вредная пагубная привычка, от которой сложно очень потом отучиться. Да не-ет. Тут всё намного проще. Дело в том, что обучаются этому, как правило, от сверстников, более опытных, более старших...

Лаэртский: Да-а-а! Да-а! Да-да-да!

Добрыня-Кремезной: И как раз наличие этого поковыра ноздревого соответствует тому, что человек в своём развитии интеллектуальном, ребёнок, достиг определённой стадии совершенства. Не заняв эту ступеньку, человек не сможет написать диссертацию в будущем. То есть, не ковыряющий в носу ребёнок - это стопроцентная гарантия того, что...

Лаэртский: Понятно, понятно. Святослав Романович...

Добрыня-Кремезной: ...интеллектуальный уровень его, да...

Лаэртский: Никуда не годится. Дело в том, что мы знаем, что во сне человека можно обучить гибкости.

Добрыня-Кремезной: Я как раз и хотел сказать о том, что во сне надо учить...

Лаэртский: Гибкости, мы обучали...

Добрыня-Кремезной: А попробуйте вот большим пальцем провернуть. Это какая же гибкость нужна.

Лаэртский: Нет, мы делали эксперимент, тоже над доброволицей одной, восемнадцать лет ей было, из Уганды...

Добрыня-Кремезной: Как моей.

Лаэртский: Да... Вот, на гибкость. То есть она спала в лабораторных условиях, и мы, как только она засыпала, начинали ей всячески аккуратно делать неестественные позы, стараясь её не разбудить. Постепенно мы развили её гибкость до того, что у неё коленки могли, как у страуса, выгибаться. Это давалось ей совершенно... ей стоило впасть в дремотное состояние, чтобы обладать абсолютной гибкостью. После этого её пытались вербовать разные спецслужбы, но, к сожалению, к сожалению, с ней произошёл...

Добрыня-Кремезной: А вот скажите, она же в носу-то, первым делом вы её обучили?..

Лаэртский: Да что же, оставьте вы в покое этот нос-то! Что ж он вам дался-то.

Добрыня-Кремезной: Ну как же я могу без носа?

Лаэртский: У настоящих интеллектуалов сопли жидкие. Ковырять их нельзя, их высмаркивают.

Добрыня-Кремезной: Кстати, интересную вы тему затронули. Э-э... так сказать... вот... Кто дал первое определение различия козявки и сопли? Станислав Романович Добрыня...

Лаэртский: Кре-мез-ной. Давайте послушаем телефонный звонок. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите.

Слушательница: Ой, здравствуйте, я полна к вам внимания. Тоже. У меня такой несколько, может быть, странный, но насущный для меня вопрос. Когда я занята текущими делами, то всё нормально. Но стоит мне отвлечься, ослабить, что ли, как-то работу мозга, - и у меня ощущение, что левая часть мозга у меня полностью заполняет черепную коробку, а правая часть мозга - явно не полно, где-то там пустота. И я, в связи с этим, как-то даже физически себя начинаю плохо чувствовать в этот момент, когда я ощущаю эту неполноту и полноту.

Лаэртский: Извините, пожалуйста, можно задать вам несколько вопросов?

Слушательница: Да, конечно.

Лаэртский: Первый вопрос: что вы подразумеваете под словами "ежедневные, обыденные дела"?

Слушательница: Обыденные дела? Я не работаю, я пенсионер.

Лаэртский: Ну, как пример.

Слушательница: Как пример - бытовые дела: стирка, уборка, готовка, хождение по магазинам - это обычные. А необычные - это читка книг, немножко - рисование, немножко - музыка.

Лаэртский: И вот, в момент, когда вы начинаете заниматься музыкой или прочитыванием книг или музицированием на кларнете, то у вас настаёт вот это странное, такое, дискомфорт, да?

Слушательница: Нет, не в тот. В тот момент, перед сном, когда я себе говорю: отключи свой мозг, вот в тот момент я ощущаю, что левая половинка мозга у меня полностью заняла свою часть, а правая - опустошённая частично.

Лаэртский: А, извините, пожалуйста, вы, например, когда занимаетесь стиркой, у вас стиральная машинка, она...

Слушательница: Нет, руками всё, у меня нет ничего.

Лаэртский: Нет, нету. Хорошо, тогда вы к открытой двери какой половиной туловища находитесь?

Слушательница: Правой.

Лаэртский: Правой. Вот, видимо, это связано просто с тем, что вы немножечко простудили, поскольку из этой двери всегда, в общем-то, сквозняки. Это одна из причин, это моя версия. Давайте послушаем Святослава Романовича.

Слушательница: С удовольствием.

Лаэртский: Ну, что вы скажете, Добрыня?

Добрыня-Кремезной: Дело-то всё, в общем-то, в том, что, как правильно заметила радиослушательница, при занятии каким-либо повседневным, я подчёркиваю - повседневным занятием, тем, к которому она привыкла, то есть стирка, глажка, уборка...

Лаэртский: Извините, пожалуйста, говорите погромче, а то я вас выключу.

Добрыня-Кремезной: Да-да-да-да-да-да. Так вот, за занятием повседневными делами - глажка, стирка, уборка, кларнет - она не чувствует того, что её мозговые чем-то переполнены. И как только наступает так называемая релаксация, то есть подготовка к отходу ко сну с предварительной почисткой зубных, я думаю, надеюсь на это, - тут происходит так называемое разделение её долей на две части, на левую и правую. Она начинает резко ощущать какие-то недостатки в левой или в правой. Надеюсь, я правильно толкую диагноз...

Лаэртский: А моя версия имеет место быть?

Добрыня-Кремезной: Так, нет, подождите, я ещё до своей версии не дошёл. Я о чём и говорю. Для того чтобы этого не происходило, надо во время сна окружать себя обыденными для этого возраста и рода занятий предметами, то есть: тазик, кларнет, далее что там? Сковородочка, вилочка.

Лаэртский: Спицы.

Добрыня-Кремезной: Да. Несколько такой ритуальный совет, как может на первый взгляд показаться.

Лаэртский: То есть привзнести в процесс подготовки ко сну некое...

Добрыня-Кремезной: Общение с этими предметами, к которым выработана стойкая сентенциальная зависимость. И я уверяю вас, что на третий день вы начнёте спать спокойно, и сны вам будут сниться хорошие, радостные, потому что от содержания снов зависит...

Лаэртский: А...

Добрыня-Кремезной: Да-да, да, да-да?

Лаэртский: А моя версия имеет место быть всё-таки, насчёт того, что просто продуло?

Добрыня-Кремезной: Вы знаете, да, но надо произвести соответствующие замеры, то есть что предлагаю я для того, чтобы проверить, ваша версия, либо же моя? Возьмите свой кларнет, на мундштук приделайте лоскут ткани, поставьте вертикально, при открытой двери, и во время стирки обратите внимание, как себя поведёт лоскут - будет ли, так сказать, подрыг его, трепетание...

Лаэртский: То есть просто нужно замерить силу ветра.

Добрыня-Кремезной: Да-а.

Лаэртский: Понятно...

Добрыня-Кремезной: Я просто объяснил, как подручными...

Лаэртский: Понятно. Следующий телефонный... кстати, ещё, извините, может иметь место обычная ушная пробка, которая, в силу внутричерепного давления активизируется именно ближе к вечеру, может быть, следует просто проверить именно уши, посмотреть...

Добрыня-Кремезной: Вообще, конечно, надо обратиться к специалисту.

Лаэртский: Да, так вот, без визуального, очень сложно сказать, что...

Добрыня-Кремезной: Да, навскидку - два совета безболезненных.

Лаэртский: Закрывайте дверь...

Добрыня-Кремезной: И обложитесь...

Лаэртский: Да, всякими предметами. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Вопрос Святославу Романовичу. Он очень хорошо заметил, что жизнь во сне иногда бывает гораздо ярче и реальнее, чем жизнь, собственно, наяву. На эту тему я хотел задать такой вопрос. Можно ли программировать эту сверхреальность и прожить то, что ты хочешь? Не какие-то непонятные попы, которые снятся, или кошмары, не дай бог, а, скажем, сверхощущения, например, извините за интимность, да, я потерял интерес в этой реальной жизни к этим обыкновенным женщинам, которые меня окружают. Их так много, потом, их надо постоянно водить...

Добрыня-Кремезной: Цветы.

Слушатель: ...в рестораны, да, ухаживать, ну, всевозможные эти периоды идут перед самой этой яркостью такой, небывалым ощущением. Это цветочно-шоколадный период. А тут - сразу, запрограммировал, и всё это испытал. Вы извините, это для меня очень волнующая тема, я немножко волнуюсь. Пожалуйста, осветите, действительно, существуют ли методики для программирования снов?

Лаэртский: Извините, пожалуйста, можно задать вам буквально два вопроса?

Слушатель: Да-да.

Лаэртский: Первый вопрос - ваш возраст.

Слушатель: Мне тридцать пять лет.

Лаэртский: И второй вопрос - были ли вы женаты или женаты ли вы сейчас?

Слушатель: Да, я был женат и женат сейчас.

Лаэртский: И женаты сейчас. Спасибо, спасибо за звонок. Святослав Романович, тут налицо некоторая, можно её так назвать, усталость, вызванная, скорее всего, обилием...

Добрыня-Кремезной: Семейных проблем.

Лаэртский: ...семейных проблем и токсичных средств в атмосфере. Потому что когда человек уже хочет исключительно острых ощущений, - ну, мы понимаем, о каких острых ощущениях тут идёт речь, - то он вырезает огромное количество тоже удовольствий, поскольку процесс ухаживания за женщиной - это тоже, своего рода...

Добрыня-Кремезной:. Нет. Это не удовольствие. И плох тот поэт, который воспел ухаживание к женщине как нечто более важное, чем факт совокупления с оной.

Лаэртский: Ну, это безусловно, но не можем же мы...

Добрыня-Кремезной: Так вот, выход из ситуации, в которой оказался радиослушатель, представляется мне трояким.

Лаэртский: Так.

Добрыня-Кремезной: Первый выход, самый дорогой - это обратиться к нам. Мы можем смоделировать то, что он хочет. Но это будет стоить не менее чем десять тысяч у.е. То есть - дороговато.

Лаэртский: А это имеется в виду, как бы какой-то пупырышек счищается, или...

Добрыня-Кремезной: Не-ет, это я не буду раскрывать.

Лаэртский: А, понятно. Ну, понятно, не надо, не надо, успокойтесь. Только не нервничайте.

Добрыня-Кремезной: Потому что...

Лаэртский: Присядьте! Присядьте. Присядьте! Присядьте... всё.

Добрыня-Кремезной: Да!

Лаэртский: Спокойней.

Добрыня-Кремезной: Значит, второй способ, подешевше. Сто-двести долларов.

Лаэртский: И - на Тверскую.

Добрыня-Кремезной: Да.

Лаэртский: Ну, что же, исчерпывающий ответ...

Добрыня-Кремезной: Третий способ!

Лаэртский: А, ещё третий способ. Да.

Добрыня-Кремезной: Химический.

Лаэртский: Вот это интересно.

Добрыня-Кремезной: Мы можем за пятьдесят долларов подобрать вам перечень препаратов, последовательность применения и дозировку ряда препаратов - рецепт держится в тайне. Он и стоит, собственно, эти пятьдесят долларов. Благодаря которым вы можете, путём изменения нуклеидного обмена и снижения валентности углерода с четырёх до двух, испытать все те ощущения и переживания в так называемом вами, подчёркиваю, - я так не считаю, - виртуальном мире. То есть, попросту говоря русским языком, применить некоторые транквилизаторы в сочетании с безвредными, на первый взгляд, химическими препаратами, в результате которых у вас будут настолько яркие галлюцинации, что ваша супруга подивится, откуда-то у вас такая поистине жеребячья энергия.

Лаэртский: Что же, хороший, исчерпывающий ответ. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые.

Лаэртский: Здравствуйте, уважаемый.

Слушатель: У меня пара вопросов к Святославу Романовичу. Не было ли у вас мысли создать отдельные или, можно так сказать, специализированные сонники для людей различных профессий? Например, сонник для гаишника, в котором будет трактование его снов, ведь тому же гаишнику, скорее всего, будут сниться вещи, связанные с его профессией, нежели чуждые ему, там, интернеты и...

Лаэртский: Ну, понятно, то есть по профессиональным признакам разделить сонники, да? Попросту так. Второй вопрос?

Слушатель: И второй вопрос, как на сон влияют такие факторы, как размер кровати, количество подушек и так далее?

Лаэртский: Спасибо за вопрос. Что касается разделения сонников по профессиональным признакам. Ведь, я помню, была такая попытка, мы отправляли проект в Госдуму, но его отвергли, в чём причина...

Добрыня-Кремезной: Но это ваша инициатива.

Лаэртский: Моя, не моя...

Добрыня-Кремезной: Я там руку не прикладывал. Там деньгами не пахло, простите, а второе, отвечая на это, я могу добавить что? Что вообще, по моей теории, - да не будь я Добрыня, сонники - это прошлый век. Сонник, что такое сонник? Это попытка нажиться издателю, во-первых. Второе, что является основным определением сонника - это попытка путём субъективного наблюдения, трактовать, так сказать, проблемы всего человечества. Естественно, этого не получается. Вы за десять тысяч хотите получить советы на все случаи жизни. Да не будет этого. Каждый случай индивидуальный.

Лаэртский: Извините, Святослав Романович, просто я хочу, пользуясь случаем, насчёт сонников вообще как таковых цитату процитировать, Диогена Синопского известного, который жил в бочке. "Когда, - говорит Диоген, - я смотрю на правителей, врачей, философов, мне кажется, что человек есть самое мудрое из всех существ..."

Добрыня-Кремезной: Правильно.

Лаэртский: "Когда же я вижу снотолкователей, предсказателей и тех, которые им верят, я расположен думать, что нет существа глупее человека". Это сказал Синопский, который, кстати, спал в бочке. Вот вам ответ и на второй вопрос.

Добрыня-Кремезной: Правильно, правильно.

Лаэртский: Ложе должно быть, скажем так...

Добрыня-Кремезной: Узким. Узким.

Лаэртский: По возможности, жёстким...

Добрыня-Кремезной: Ну, не совсем.

Лаэртский: Не совсем, но жестковатым. В общем, спартанская жизнь должна быть.

Добрыня-Кремезной: А если вы хотите, если вы, допустим... я подозреваю, что этот радиослушатель - гаишник. Потому что не зря такое внимание, такой спектр. ГАИ, видимо, просто о себе говорил в третьем лице. Если вам лично нужно, чтобы я трактанул ваши сновидения за предыдущий месяц - пожалуйста! Шестьдесят у.е., обращайтесь.

Лаэртский: Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Доброе утро.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Вот я бы хотел вам признаться. Мне уже второй день, вторую ночь снятся, можно сказать, как бы это выразиться... негры. Хотел поинтересоваться у вашего гостя, ничего мне не грозит от этого, очень страшно бывает по ночам...

Лаэртский: Понятно, спасибо, спасибо, просто вас недостаточно хорошо слышно, поэтому я не могу производить более дотошный опрос. Но я так понял, что...

Добрыня-Кремезной: Маслины не надо есть на ночь.

Лаэртский: То есть...

Добрыня-Кремезной: Спелые оливки, не зелёные, а чёрные. Не ешьте их на ночь, перейдите на зелёные - вам будут сниться крашеные блондинки.

Лаэртский: И вообще, если, например, вам снятся именно, как вы сказали, негры, тут нужно посмотреть, в каком контексте...

Добрыня-Кремезной: Во-первых, негр негру рознь. Это широко известный факт.

Лаэртский: Во-вторых, в принципе, это может означать контакт какой-то с представителями, например, других стран, в каком контексте? Либо вы можете поехать стажёром в Алжир или в Анголу лечить тамошних детей от дизентерии, это в том случае, если вы медик. Либо, к примеру, вам неожиданно, скажем, дадут много денег и отправят куда-нибудь отдыхать в Лос-Анджелес для изучения жизни тамошних известных всяческих личностей.

Добрыня-Кремезной: Нет, тут ещё древние трактователи привели бы такой современный вариант своих древних убеждений, они бы сказали, что у вас есть опасность заразиться болезнью СПИДом.

Лаэртский: Да.

Добрыня-Кремезной: Но я, конечно, ничего не хочу сказать, я так не считаю, но всё равно предохраняйтесь.

Лаэртский: Используйте, используйте вот, используйте презервативы. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам внимания, говорите.

Слушатель: Аллё!

Лаэртский: Да, да.

Слушатель: Добрый день!

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Господи, наконец-то я до вас дозвонился. Вот скажите, пожалуйста, вы говорили, что обычно нет грани между (неразборчиво), чаще всего не замечается. Я совершенно чётко знаю, что я сплю и что мне снится. Более того - я могу поменять сюжет во сне. Если мне сон очень понравился, я могу заказать его на следующий день. Какой-то интересный, авантюрный, захватывающий сон. На следующий день он продолжается у меня.

Лаэртский: Дело в том, что, вы знаете... представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Меня зовут Андрей.

Лаэртский: Андрей, дело в том, что я, - меня Саша зовут, - и Святослав Романович одновременно стали показывать друг на друга пальцами. Мы все, видимо, втроём, умеем это делать. Для этого не нужно обладать чем-то особо уникальным, это совсем небольшой тренинг, который...

Добрыня-Кремезной: Правильно.

Лаэртский: Так что мы вас поздравляем...

Добрыня-Кремезной: Вы, можно сказать... приятно слышать родственную душу.

Лаэртский: Приятно. Спасибо, спасибо вам. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы вас внимательно слушаем, говорите, пожалуйста.

Слушательница: Добрый вечер.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушательница: Вы меня хорошо слышите?

Добрыня-Кремезной: Да-а.

Лаэртский: Отлично слышим.

Слушательница: Меня зовут Людмила Алексеевна.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушательница: Проблема моя связана, девушка её поднимала, с кошмарными снами, которые снятся в течение последних примерно лет двадцати. Они настолько меня беспокоят, мучают, что я не сплю, вот, как сегодня, целыми ночами - вторые, третьи сутки.

Лаэртский: А извините, извините, Людмила Алексеевна, а релашка помогает или что-нибудь?

Слушательница: Помогала, в первые лет пять, а потом уже, наверное, привыкание, перешла на другие препараты, там, с перерывами, без перерывов, доходила до клиники неврозов, там тоже транквилизаторы, аутотренинги, йога и прочее.

Лаэртский: Извините, пожалуйста, опять же, за нескромный вопрос, могу я узнать ваш возраст, если это не секрет?

Слушательница: Нет, это не секрет - пятьдесят семь лет...

Добрыня-Кремезной: Ровесники.

Слушательница: Я закончила МВТУ Баумана, аспирантуру, тридцать лет работала - РВСН и Байконур, ушла на пенсию в должности начальника отдела, потом - всё-таки чувствовала в себе силы, да и пенсия маленькая - работала начальником отдела мэрии московской. Но это беспокойное состояние, когда просыпаюсь - не могу отличить реальность от сна, в общем, в холодном поту просыпаюсь.

Лаэртский: Понятно. Скажите, пожалуйста, не пробовали ли вы такое банальное достаточно лечение, средство, как контрастный душ?

Слушательница: Я плохо переношу холодную воду из-за дистонии сосудов.

Лаэртский: Понятно. Хорошо, а просто, скажем, бассейн?

Слушательница: Бассейн пробовала, помогает, но сейчас...

Лаэртский: Дело в том, что вообще водная среда должна каким-то образом вас немножко поддержать - именно водная среда, мне так кажется. Но ещё у нас сидит Добрыня-Кремезной, который тоже сейчас хочет вам сказать.

Добрыня-Кремезной: Я хотел спросить, простите, вы сказали - РВСН и Байконур, вы имели непосредственный контакт с ракетами или вы...

Слушательница: Да, да.

Добрыня-Кремезной: А вы не принимали участие в заправке их топливом? Не было контактов?

Слушательница: Вы имеете в виду - облучалась ли я?

Добрыня-Кремезной: Нет, заправка топливом.

Слушательница: Нет, я не заправщик.

Лаэртский: Имеется в виду контакт именно в момент заправки топливных баков. Вы не находились поблизости?

Слушательница: Ну, да, конечно, а как же.

Лаэртский: То есть были всё-таки?

Слушательница: Ну а как же, конечно. Технический руководитель старта.

Добрыня-Кремезной: Дело в том, что, видимо, подвергались воздействию гептила, наверное, скорее всего. Вдыхали пары его. А наверняка вам должно быть известно, что гептил разрушает нейроны, а нервные клетки, как вам известно, не восстанавливаются. Почему я говорю, если вы слышали, что в РВСН практикуется так называемый сон стоя? То есть заставляют служащих - военнослужащих, не гражданских лиц, которые по штату работают, а военнослужащих - заставляют спать стоя. Попробуйте, это, конечно, сложно, с первого раза у вас не получится, но со второго, с третьего раза весьма вероятно, что вам удастся освоить эту технологию, и, поскольку вы правильно сказали, что вам помогает бассейн, вы постарайтесь попросить у своих родственников, может быть, они купят вам абонемент. Сейчас бассейны, так сказать, открылись новые, правда, дороговато стоит, но остановитесь всё-таки на двух этих аспектах, то есть - сон стоя и, в общем-то, чередование с купанием в бассейне. Какая-то химиотерапия - уже сейчас поздно, понимаете, необратимые явления, вызванные парами.

Лаэртский: И ещё я могу от себя вам посоветовать... да, спасибо вам за звонок, Людмила Алексеевна, ещё от себя вам могу посоветовать, потому что наверняка много у нас, из всех пятнадцати радиослушателей кто-то ещё страдает так же, как Людмила Алексеевна... в принципе, помогает от этого рыбная ловля.

Добрыня-Кремезной: Да-а...

Лаэртский: Попробуйте просто заняться рыбной ловлей, но не подлёдным ловом, а вот именно...

Добрыня-Кремезной: Нет, нет, нет... уклея!

Лаэртский: Уклея там, или какую-нибудь там селёдку, да, ну, что же, последний телефонный звонок и последний на сегодня вопрос к Святославу Романовичу Добрыне-Кремезному. Здравствуйте, вы в прямом эфире, мы полны к вам...

Слушатель: Аллё?

Лаэртский: Да, говорите.

Слушатель: Здравствуйте.

Лаэртский: Здравствуйте.

Слушатель: Могу со Святославом Романовичем поговорить?

Добрыня-Кремезной: Да-а.

Лаэртский: Спрашивайте, да.

Слушатель: Мне тридцать один год, я военный пенсионер, по выслуге лет, и у меня такая проблема. Однажды я пришёл домой, как обычно, одел пижаму, лёг спать, утром просыпаюсь - и рядом со мной кто-то спит. Я был очень удивлён так и до сих пор с трудом верится в это, ну, и нашёл на столе, значит, записочку, что вечером приду поздно и прошу купить, приложен списочек различных продуктов и денюжки оставлены. С тех пор она больше не появлялась. Причём дверь была закрыта, когда я пришёл домой, и, когда всё это... она, опять же, была закрыта. Как вы объясняете подобные явления, доктор?

Лаэртский: Спасибо, спасибо вам за звонок. Вы знаете, я, извините, даже доктор Святослав Романович Добрыня-Кремезной посмотрел на меня саркастически, потому что на этот вопрос могу и я вам ответить. Дело в том, что у вас так называемый синдром Пуркинье...

Добрыня-Кремезной: (неразборчиво)!

Лаэртский: Да, ну, или Пуркинье, попросту говоря, который, в общем-то, бывает с каждым половозрелым человеком один, ну два раза. Я, да и Добрыня, советуем вам просто по этому поводу, как говорит молодёжь сейчас, не зарубаться, а просто забудьте. Деньги возьмите себе, если это реально, и смените, кстати, замок в вашей квартире... Извините, просто пришёл трейлер...
 

 1   2   3   4 

 

  laertsky.com  |  монморанси  |  1998
продукция
Условия
Футболки
mp3 Лаэртского
mp3 Монморанси
mp3 Silver Rain
Видео и прочее
Фоновые картинки
Рингтоны
игры
Убей телепузика!
Настучи по щщам
Дэцылл-Киллер
Долбоёбики
Охота на сраку
прочее
Читальный зал
Музей сайта
Гостевой стенд
Картинки недели
Архив рассылки
Голосования
"Месячные"
подсчетчики

 

 

Александр Лаэртский: laertsky@mail.ru. Администрация сайта: vk@laertsky.com.
По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.
При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.
Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.
Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.
  laertsky.com     msk, 1998-2017